Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

казакКорпоративные банкеты накануне Нового года давно стали непременным атрибутом грядущего праздника. В конце прошлого года мне довелось побывать на двух таких банкетах. И тогда заметил, что все, как обычно – тамада ведет вечер на русском языке, пришли Дед Мороз и Снегурочка, и вновь все поздравления на официальном, то есть,  на русском языке. В такие моменты невольно задаешься вопросом, «а в какой стране мы живем?», и начинаешь «температурить» поневоле. Почему наши актеры-казахи не подготовят праздничные программы, и не заработают те деньги, которые пополняют карманы русскоязычных актеров? До каких пор мы будем вот такими безыницативными, заторможенными? Когда наши жигиты стряхнут лень и станут истинными хозяевами на родной земле?

Недавно известный хирург, профессор пригласил на свой 80-летний юбилей. Среди около сотни гостей вечера были уважаемые, хорошо известные в стране люди. И было обидно, что хотя ведущий вечер тамада был казахом, большую часть праздника он проводил на русском языке. Осмотрев гостей, я насчитал всего 4-5 представителей других наций. Большинство поздравлений, звучавших на русском или на непонятном смешанном языке казахских и русских слов, скажу честно, только портили праздник.

Огорчило, что многие считают русскую речь честью для себя, признаком культуры. И никто из тех уважаемых людей, которых считают гордостью, опорой страны, не сделал тамаде замечания, и не предложил проводить праздник на родном языке. Кто будет уважать и ценить язык, который мы сами не ценим и не уважаем? И на кого после этого обижаться? Почему мы боимся говорить на казахском языке? Чего или кого опасаемся? Огорченный тем, что сознание большинства казахов Алматы еще дремлет, и что они, не владеют и не желают владеть родным языком, я встал и ушел, не дожидаясь завершения вечера.

И тут я вспомнил конфликт вокруг журналиста Жарылкапа Калыбая, который случился в прошлом году. Журналист, летевший самолетом, задает вопрос стюардессе вопрос на казахском языке. Однако стюардесса, отвечая ему, заявила: «Я не знаю и не обязана знать ваш язык». Не получив на свой вопрос ответа на родном языке, пассажир выразил свое недовольство. Это и стало причиной конфликта, который закончился судом. Хотя в пункте 6 статьи 56  Закона РК «Об авиации» черным по белому написано: «На борту самолетов гражданской авиации все сотрудники должны свободно говорить на государственном языке»?

Почему персонал самолета не высполняет требование закона? Почему руководство авиакомпании не уделяет должного внимания этой и игнорирует эту проблему? У нас достаточно законных рычагов и механизмов, и их реализация – обязанность не только властей, но и общества в целом. Каждый сознательный, законопослушный член общества должен считать своим долгом требовать исполнения законов.

Как-то заглянул в библиотеку рядом с областной больницей. Оказывается, была в разгаре подписная компания на следующий год. Выписав необходимые себе издания, обратился с вопросом к библиотекарю Ляззат:
«Более 90 процентов сотрудников казахи. Но почему больше выписано  русскоязычных республиканских газет «Казахстанская правда», «Время и люди», областной «Знамя труда», городской «Жамбыл-Тараз», чем газет на казахском языке, в чем причина? Ведь эти газеты горой лежат в отделениях больницы, и никто же их никто не читает, неужели не видите это»?

На свой вопрос получил ответ: «Агай, это известно всем. Однако нам сверху, то есть из управления внутренней политики акимата спускают разнарядку. Не выполнишь ее, греха не оберешься. Поэтому мы молча выполняем разнарядку. Нам нужно спокойствие». Выходит, сотрудники отдела внутренней политики на местах регулируют, кому, что и на каком языке читать? Почему подписка на газеты и журналы проводится прежним, коммунистическим методом? При такой политике, как увеличить тираж и число читателей  казахских изданий? Что мы выиграем от искусственной поддержки русскоязычных газет? Ради кого и чего мы защищаем интересы другой нации? Значит, мы до сих пор не избавились от рабской психологии, которая глубоко засела в нашем сознании. Иногда мне кажется, что нами до сих пор правят русские.

Гордость турецкого народа, лидер и патриот нации Ататюрк говорил: «Чтобы нас в мире уважали, мы должны научиться уважать себя, сохранять свое национальное достоинство. Мы должны помнить, что нация, не имеющая своего национального своеобразия, становится жертвой других наций».

Надо признать, что нынешние казахи растеряли свой национальный характер. У нас появились отрицательные черты. Мы должны посмотреть правде в глаза. Сегодня у нашей нации, которая с древних времен в греческих, китайских летописях, в исторических исследованиях прошлых веков характеризовалась как смелый, гостеприимный, щедрый и остороумный народ, появились чуждые нам качества, такие как подхалимство, трусость, нерешительность, чванливость и лень.
Здесь уместно привести мнение известного певца Саята Медеу: «От нынешнего беспомощного положения родного языка болит сердце. Правительство ежегодно выделяет огромные средства на развитие языка. Для чего это нужно? Хотят купить на деньги тех, кто не уважает твой народ, не желает учить твой язык? Пустое это. Бросаем деньги на ветер. Иногда  я начинаю сомневаться, «существует ли еще такое государство, как Казахстан?».

Или возьмите надписи. Они не на казахском, и даже не на русском языке. На китайском, английском. Я сам уроженец Тараза. Однажды приехал со своими друзьями в родной город, мы собрались в одном из ресторанов за городом. Так вот, в том ауле вывеска туалета была написана на английском языке. Я пригласил администратора заведения. «Кто из англичан здесь заблудился и не может найти ваш туалет, что они, твои постоянные клиенты?», – спросил я у него. А администратор заведения ответил, что он не хозяин, и такие вопросы не решает.

Кроме того, мы превратили в моду украшать магазины, кафе надписью «халал», будто если напишем казахский синоним этого слова «адал», продукция этих заведений перестанет быть таковой. Дошло до того, что мы заполонили свой язык иностранными словами, синонимы которых давно существуют в казахском языке. На мой взгляд, изучить казахский язык не сложно. Только нужны целенаправленные указания сверху вниз.  Нужно представителей других этносов, населяющих Казахстана, и иностранцев, прибывающих в страну, принудительно обучать государственному языку. Если завтра все дорожные знаки, вывески заведений, аптек и другие напишем только на казахском языке, все мигом выучат государственный язык. Ради себя, ради того, чтобы выжить, выучат.

Но мы какие-то нерешительные, не можем засвой язык постоять. Пока в нас не заговорит самолюбие, а чиновники во власти не осознают, что они такие же сыны своей нации, язык никогда не получит развития.  Нацию, которая не может заставить ценить свой язык, свою культуру, никто не будет уважать. Тот, кто свысока смотрит на наш язык, не будет уважать ни нас, ни нашу страну. Например, мы с удовольствием слушаем хорошие русские песни, иногда, даже, сами исполняем их, потому, что мы понимаем их смысл. А русские не то, что наши песни, самих казахов не желают замечать.

А теперь вообще «прекрасно» будет, в школах с русским языком обучения хотят сократить часы, отведенные на изучение казахского языка. Эх, не задумываясь освободить бы от занимаемой должности министра образования и науки! Он совершил предательство по отношению к своей нации и народу. Таким «деятелям» грош цена. Однако ни министр, ни его окружение не понимают этого. По их разумению, казахи в этом государстве ничего не стоят. Жизнь показала это. Русский оскорбляет казаха, чеченцы дерутся с казахами, судят только казахов. Почему? Потому, что в Казахстане никто не заступится за казахов. Один из наших спортсменов обвинен зарубежом. Если бы он выиграл бы международные соревнования, то радовалась бы вся страна, агашки в галстуках похлопывали бы его по плечам. А если спортсмен попадает в беду, все отворачиваются от него, и никому до него дела нет.

Почему? Потому, что у всех нации есть права, а у казахов ничего нет. Если мне русский скажет, говори «на русском», он будет прав. Если я потребую от русского говорить на казахском языке, меня посадят. Получается, чтт Конституция Казахстана защищает всех, кроме самих казахов.  Мы стали совершенно беспомощными. Я мечтаю, чтобы в Казахстане статус казахов был хоть немного, но выше, чем других. Если я покритикую какого-нибудь министра, то на следующий концерт меня не пригласят без объяснения причины. Однако я должен критиковать. Ведь, промолчав, мы вредим себе. Почему политики не понимают этого? Кто заступится за казаха, кроме самих казахов? Иногда смотрю и поражаюсь, как-будто кто-то заставляет казахскую элиту делать так или иначе. Они стали куклой в чужих руках, и действуют против своей нации.

Всему миру радостно объявили, что мы обрели Независимость, стали суверенным государством. Но хотя с того момента прошло двадцать два года, должны признать, что до сих пор не обрели свободы слова, действий. Всем известно, что заседания обеих палат Парламента, коллегии министерств, конференции и конгрессы республиканского уровня до сих пор проводим на русском языке.  Сколько об этом ни говорили, ни  писали в республиканских СМИ национальные патриоты, их «крик души» никто не слышит. Когда начинаешь думать об этом, душа болит. И невольно задаешься вопросом, когда мы избавимся от равнодушия, пассивности, трусости, рабской психологии? Думаете, кто-то придет со стороны и поднимет наш родной язык на уровень государственного языка? Казахи, когда, наконец, в нас проснется национальное самосознание и уважение к с амим себе, к своему народу, к своему языку?

Сагындык ОРДАБЕКОВ,
врач-хирург, профессор медицины, 
член Союза журналистов Казахстана,
город Тараз,                                                                                                                                      перевод Кайрата МАТРЕКОВА

 

Рубрика: