Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

старопольеВ двух районах Ставропольского края сегодня действует режим контртеррористической операции в связи с обнаружением четырех автомобилей с шестью убитыми людьми. Террористический оттенок этим расправам над простыми местными жителями придали взрывные устройства, установленные возле двух машин. В убийствах следователи заподозрили трех жителей КБР, причисляемых к так называемому “Зольскому джамаату” и объявленных в розыск за убийство участкового.

Серийные убийства в Предгорном и Кировском районах Ставропольского края послужили поводом к введению режима контртеррористической операции в этих районах. На первый взгляд, эти расправы над обычными жителями ничем не напоминали теракты.

Один из погибших был найден ночью 8 января перед въездом в поселок Тамбукан Предгорного района. Тело мужчины лежало в красной “восьмерке” у дороги. Утром, когда к автомобилю подъехали сотрудники Следственного комитета, в канаве за обочиной раздался взрыв. Как выяснилось позже, рвануло безоболочное устройство с взрывчаткой, эквивалентной не менее полкило тротила. Сначала сообщалось, что оно содержало поражающие элементы в виде саморезов, однако позже источник в силовых структурах заявил, что железной “начинки” не было. Видимо, поэтому никто из следователей не пострадал.

К четырем часам дня портал LifeNews сообщил, что подобные взрывные устройства были обнаружены возле каждого из четырех автомобилей с убитыми людьми. Это напоминает тактику двойных взрывов, которая в последнее время широко применяется боевиками в Дагестане. На первый теракт к месту происшествия стекается полиция, врачи и зеваки, а затем в толпе народа гремит второй, еще более кровавый взрыв, направленный, прежде всего, на силовиков.

Жертвами преступников стали местные жители, не выделявшиеся ни должностью, ни общественной позицией, ни богатством. У поселка Тамбукан был убит в своем автомобиле “жигули” сборщик мебели 1976 года рождения. В станице Зольской Кировского района один из убитых занимался частным извозом, другой работал на такси фирмы “Спринт”. Тело первого нашли в багажнике его же собственной “пятерки”, второго — на заднем сиденье его “семерки”. Автомобили, очевидно, не были целью преступников.

Кто был убит в автомобиле станице Марьинской Кировского района, обнаруженном в ночь с 8 на 9 января, пока устанавливается, но некоторые СМИ сообщают уже о семи погибших за одни сутки.

ИЗБРА 

В связи с усилением мер безопасности во всем Ставропольском крае проводится досмотр автомобилей на постах. Население находится в нервном напряжении, которое поддерживается и непроверенными слухами то о взрыве на электричке в Ессентуках, то о задержании шахидки с поясом в рейсовом автобусе на границе с Кабардино-Балкарией.

Стоит отметить, что таксистов на Ставрополье убивали и раньше. Как правило, они становились жертвами неуравновешенных клиентов, которые в последний момент отказывались платить. В мае этого года невинномысский таксист был убит на территории соседнего Кочубеевского района. Убийцами оказались двое молодых людей. Они зарезали водителя и попытались угнать его автомобиль, однако не справились с управлением и застряли в поле, после чего скрылись в неизвестном направлении. В августе их задержали.

В данном случае, однако, жертвами стали не только таксисты. Автомобили убийц также не интересовали. А взрывные устройства указывают на террористическое подполье, отметил в комментарии корреспонденту BigCaucasus главный редактор “Агентуры.ру” Андрей Солдатов.

“Согласно источникам “Интерфакса”, использовались устройства, идентичные используемым в республиках Северного Кавказа. Это, как я предполагаю, и заставило сотрудников ФСБ считать эту ситуацию терактом и объявить контртеррористический режим, — отметил эксперт. — В данном случае это может быть оправданно. Если есть хоть один шанс, что это является общей частью стратегии боевиков по отвлечению внимания от Игр в Сочи, то в этом случае лучше бросить туда все силы, занимающиеся борьбой с терроризмом”.

Андрей Солдатов не отрицает, что взрывные устройства могут использоваться и при криминальных разборках. “Но обычно такие подрывы устраиваются адресно. Должно быть либо специальное место — у магазина или офиса, которые являются предметом спора, либо они должны быть направлены против конкретного лица. Насколько я понимаю, на Ставрополье ситуацию нельзя отнести ни к одному, ни к другому типу”, — пояснил эксперт.

Ранее объектами точечных террористических атак на Северном Кавказе, как правило, были чиновники, сотрудники силовых структур, продавцы спиртного или религиозные деятели. Обыватели становились жертвами лишь в том случае, если теракт устраивался в месте массового скопления людей. Здесь все произошло под покровом ночи, в безлюдных местах. Пострадали совершенно ничем не мешавшие террористам люди. Означает ли это, что бандподполье сменило тактику?

“Это странный способ проведения атаки, — согласен главред “Агентуры.ру”. — Но одно дело, когда теракт планируется серьезной группировкой под руководством Доку Умарова или кого-то еще, и у группировки есть ясные представления о том, что она делает. И другое дело, когда есть группа людей, которая ищет возможность прославиться. В данном случае приближающаяся Олимпиада придает совершающимся акциям совершенно другой вес. И люди могут быть спровоцированы сделать себе имя сейчас, совершив хоть что-то”.

Ближе к вечеру источники в силовых структурах уже выдали имена троих подозреваемых. Ими оказались трое жителей села Светловодское Зольского района Кабардино-Балкарии — 25-летний Вадим Шогенов и два брата Маргушевы — 32-летний Анзор и 23-летний Артур. Они были объявлены в розыск в октябре прошлого года после убийства участкового в их родном селе — старшего лейтенанта полиции Рустама Бженикова. До этого четверо членов так называемого “зольского джамаата” совершили нападение на предпринимателя в селе Каменомостское, но получили отпор. Вскоре их личности были установлены. Трое из них оказались жителями Светловодского. Один из братьев Маргушевых был имамом сельской ваххабитской мечети, остальные — ее прихожанами. Экс-имаму было предъявлено обвинение в финансировании бандподполья. “Джамаат” занимался тем, что рассылал “флешки” бизнесменам, а затем грабил подчинившихся и устранял непокорных как на территории Зольского района, так и в Пятигорске.

Террористический след убийств таксистов на юге Ставрополья получает подтверждение. Вместе с тем, новая тактика ваххабитского подполья низводит идейных борцов “за чистый ислам” до уровня разбойников с большой дороги, которых после этого вряд ли кто-то еще решится называть “воинами Аллаха”.

 

Светлана Болотникова

 

bigcaucasus.com

Рубрика: