Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Сайт Informburo.kz  публикует интервью с Главой комитета  дошкольного и среднего образования Минпросвещения Гульмирой  Каримовой. 

В интервью Каримова объяснила почему важно продлять год обучения в школе. 

– Гульмира Раинбековна, сколько сейчас учатся дети? 

– Наш учебный процесс состоит из нескольких периодов: это школьный, каникулярный и экзаменационный периоды. Во время учебного процесса учащиеся в школе находятся 170 рабочих дней, или 34 учебные недели.

До 2017 года у нас было по 5-6 уроков в день. Потом почти все школы нашей республики перешли на пятидневный режим обучения. В связи с этим занятия шестого дня были перераспределены на пять дней – с понедельника по пятницу.

Главной причиной перехода на пятидневку было то, что большинство родителей работают в течение пяти дней, и [от них] было много просьб. В итоге мы приняли решение, что ребятам тоже будет правильнее отдыхать с родителями в субботу и в воскресенье.

 

Кстати, во многих странах тоже действует пятидневка. В принципе, это правильно. За два дня обучающиеся имеют возможность отдохнуть и с новыми силами вернуться к учёбе.

– Пятидневка увеличила нагрузку на школы?

– Да, занятия с шестого дня были перенесены на пять дней обучения, в связи с этим увеличилась нагрузка на учеников.

Были случаи, когда в день у учащихся было по 7-8, а то бывало и по 9 уроков, особенно это касалось лицеев и гимназий.

 

Кстати, здесь хотелось бы сказать, что в специализированных школах, таких как лицеи и гимназии, не у всех получилось перейти на пятидневку, и они проводили факультативы дополнительно в шестой день.

Но большинство школ были на пятидневном режиме обучения. Конечно, это очень нравится учащимся. Однако школам, которые занимаются в две смены, тяжело.

Потому что у учащихся второй смены занятия начинаются в два часа и заканчиваются очень поздно – к восьми или к полдевятого вечера.

Тут встают вопросы безопасности детей и их здоровья. Надо согласиться, что так много времени пребывания в школе в день несёт определённые последствия.

– Почему, на ваш взгляд, 34 недели – это слишком мало?

– Хочется отметить, что у нас есть в течение года праздничные дни – около 10 дней. К ним нередко добавляют дополнительные выходные. И это тоже вычитается из наших 34 недель обучения.

При этом у нас есть такие документы как государственный стандарт, типовые учебные планы, программы, которые нам надо выполнять, и это никто не отменяет. Объём нагрузки остаётся тем же, при том что идёт сокращение учебных дней.

Предметы естественнонаучного направления – например, физика, химия, биология – в неделю преподаются всего два часа. Конечно же, их сократить мы уже не можем, потому что сокращать их больше некуда. Да и есть определённые задачи, объём знаний, которые учителя должны дать детям.

Спросите у учителей-предметников, ни один из них не согласится на сокращение своих часов. Наоборот, они хотят, чтобы им увеличили продолжительность учёбы и прибавили ещё один час в неделю. Потому что программа построена таким образом, что им недостаточно времени на повторение и закрепление пройденного материала.

Мы должны давать качественное образование. По словам экспертов, необходимо, чтобы наши учащиеся показывали хорошие результаты в международных сопоставительных исследованиях, таких как PISA.

Но всё это требует системности, чтобы наши учащиеся получали хорошее образование с учётом времени и качества. Поэтому мы задумались, какой должна быть оптимальная продолжительность учебного года, насколько мы могли бы его продлить.

– На какие исследования вы опирались, когда принимали решение о продлении учебного года?

– Министерство и наша подведомственная организация Национальная академия имени Алтынсарина провели большую работу: диалоговые площадки, исследования, касающиеся оптимальной продолжительности учебного года и снижения учебной нагрузки на детей.

В день ребёнку высидеть 7-9 уроков очень сложно. Мы видим, что на зрение, на здоровье, на осанку детей это плохо влияет.

Мы приглашали на диалоговые площадки экспертов образования, педагогов-практиков, родителей, обсуждали с руководителями управлений образования. Было очень много людей, которые рассматривали этот вопрос.

Были разные предложения. Мы всегда, когда начинаем что-то делать, изучаем опыт других стран – как они получают качественное образование. А потом всё это перекладываем на нас с учётом нашего менталитета, программы, наших стандартов.

Допустим, в Финляндии обучение длится 38 недель, в Сингапуре – 39 недель. Это одни из ведущих стран, которые показывают очень хорошее качество образования. В Южной Корее и Китае продолжительность учебного года составляет до 42 недель.

– На сколько эксперты предлагали продлить учебный год?

– Приглашались несколько экспертных групп, которые давали свои мнения. Кто-то предлагал продлить учебный год до середины июня. У нас есть уже подобный опыт: на протяжении двух последних лет мы внедряем летние школы.

Одни предлагали продолжить обучение до 25 июня. Другие, наоборот, 25 мая закончить учёбу, а начать обучение в августе. Потому что чем больше наши дети отдыхают, тем, конечно же, больше теряется знаний.

Учителя-практики хорошо знают, что после летних каникул учащиеся где-то половину сентября находятся в адаптационном периоде. Поэтому в программу ставятся темы повторения, очень многое за лето забывается. Только после этого уже даются новые темы.

Мы как министерство не были согласны с теми вариантами, которые нам предлагались, потому что они неприемлемы в наших условиях. Мы понимаем, что есть климатические условия, особенно в южных и западных регионах. Они не позволяют нам учиться в июне или в августе. Поэтому мы предлагаем продлить учебный год до 31 мая.

– Почему перед публикацией проекта не было проведено никакой разъяснительной работы?

– В целом большая работа проводилась в течение всего этого года. От многих экспертов у нас поступали вопросы о продолжительности учебного года. Было много диалоговых площадок. Они освещались на протяжении всего этого года.

На диалоговой площадке, которая была на базе Национальной академии имени Алтынсарина, тоже было несколько дискуссий.

Приказ ещё не утверждён. На портале «Открытые НПА» его разместили для обсуждения.

– Сколько будет длится обсуждение проекта?

– Проект приказа должен там находится на протяжении 14 дней. И все желающие могут дать свои комментарии, предложения. Кто-то может не соглашаться, задавать вопросы, на которые полностью будут даваться разъяснения. По итогам обсуждений принимаются меры и вносятся изменения. Это традиционная практика. Любой документ, который поступает или выходит от нас, всегда проходит этот этап – вывешивается на портале открытых НПА. Потом согласовывается со всеми госорганами, местными исполнительными органами. Только после этого он регистрируется в Министерстве юстиции.

– Сколько уроков будет у детей каждый день, если будет принято предложенное вашим ведомством увеличение продолжительности учебного года?

– У первоклассников будет 3-4 урока в день вместо 5-6. В среднем звене тоже будет до пяти уроков. В старшем – до 6. Я считаю, что это было бы очень хорошим подспорьем для наших учащихся, учитывая то, что сейчас они занимаются по 7-9 уроков.

– Не было альтернативных вариантов того, как можно снизить учебную нагрузку? Например, уменьшить количество предметов?

– Какие вы хотите сократить предметы? Например, физика преподаётся два часа в неделю. Как мы можем её сократить? До одного часа в неделю? Один час в неделю – это недостаточно. То же самое касается и других предметов.

Рубрика: