Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

путлерРоссийские учебники истории превозносят Петра Великого как модернизатора и провидца, превратившего Россию в европейскую державу, пишет в The New York Times британский историк Роберт Сервис. Однако Владимир Путин напоминает другого царя – Николая I, который запомнился тем, что “ввязался в вооруженный конфликт с Британией и Францией и отвергал призывы к базовым реформам, необходимым России, чтобы соперничать с мировыми державами того времени”.

“Всегда внимательный к вооруженным силам и секретным службам, Николай I проглядел более широкую необходимость модернизации российской экономики и общества. Его страна дорого заплатила за это после унижения его армии в Крымской войне 1853-1856 годов, – говорится в статье. – Внешняя политика России при Путине демонстрирует столь же явный недостаток дальновидности”.

Захватив 4,5% украинской территории, Путин совершил невероятное – собственноручно разрушил свою мечту о создании Евразийского союза под руководством России. “Это катастрофа для внешней политики Путина. Хоть он и скрывает это от общества посредством контроля над госканалами, он не сможет обманывать весь народ все время”, – пишет автор.

Главный просчет Путина касается самой России, продолжает Сервис. Чрезвычайная ситуация на Украине побудила богатейших людей страны переправить еще больше средств на Запад: только за этот год из России выведено до 70 млрд долларов.

Не менее тревожным для российского президента должен быть отток человеческого капитала. “Молодые люди уезжают, доведенные до отчаяния хамскими чиновниками и агрессивными дельцами. Они хотят жить в меритократии, где только талант имеет значение. Их модель – Сергей Брин из Google, а не убогие министры и бизнесмены путинского двора”, – полагает историк.

Кроме того, глава российского государства предпринял недостаточно усилий для диверсификации и большей открытости российской экономики. “Россия должна выдавать высокотехнологичную продукцию, а не только нефть и газ, – указывает автор. – А конкурирующая держава, за которой ей нужно присматривать, находится не на западе, а на юге. С середины 1970-х годов руководители Китая сделали диверсификацию своей экономики приоритетом. То же самое является минимальным требованием для закрепления за Россией статуса евразийской державы. Вместо этого китайцы готовятся стать супердержавой, в то время как русские отстают”.

Путин начал год демонстрацией российской “мягкой силы” на зимней Олимпиаде в Сочи, церемония закрытия которой представила Россию стильной и неагрессивной страной спорта и культуры. Уже на следующий день он направил войска в Крым, а теперь Всемирный банк предсказывает России экономическую рецессию к концу года.

“Западные страны не собираются начинать вторую Крымскую войну, однако у них есть больше возможностей давить на Россию, чем предполагал Путин. Ему будет полезно изучить прецедент царя Николая I”, – советует Сервис.

 

Источник: The New York Times

Рубрика: