Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В эти дни, накануне Дня памяти жертв политических репрессий в Алматы проходит международная научно-практическая конференция «Қазақ және қырғыз халықтарының үркіншілік  кезеңдердегі  өзара көмек тарихынан», 27-28 мая  2022г.). Мероприятие организовано Музеем памяти жертв политических репрессий(открыт под Алматы, п. Жаналык, несколько лет назад), директор которого известный в республике ученый-энтузиаст, патриот, книгоиздатель, доктор филологических наук Гарифолла Анес на протяжении нескольких десятилетий ведет огромную неустанную  работу по исследованию, изданию наследия «Алаш», духовного наследия казахов, реабилитации жертв репрессий и увековечению их памяти.

Не так давно в Бишкеке встречались первые руководители Казахстана и Кыргызстана К. Токаев и С. Жапаров, был открыт памятник Абаю в столице КР. И вот, символично, что теперь началась конференция «Қазақ және қырғыз халықтарының үркіншілік  кезеңдердегі  өзара көмек тарихынан» («Из истории взаимопомощи казахского и кыргызского народа в периоды катаклизмов»).  По случаю Дня памяти и траура по жертвам сталинизма 31 мая, в Казахстан приехали известные ученые из самой близкой нам соседней братской страны. В работе конференции участвуют историки, руководители архивов РК и КР,  потомки жертв политических репрессий.

Слово «үркіншілік» характерно больше для киргизского языка (Восстание 1916 года они называют Уркун), хотя знакомо и казахам, переводится слово как паника и массовое хаотичное бегство, можно сказать, трагическая дестабилизация и катаклизм. Действительно, началом череды трагических событий в истории всей Центральной Азии стали события восстания 1916 года. И фактически до смерти Сталина (1953 г.) наша история – это сплошные кровавые события, смертельный голод, расстрелы, беженцы и т.д. При  этом  уркуншилик было общей бедой казахов и кыргызов.

…И коснулись эти страшные события почти каждой семьи, рода. И тяжелым эхом воспоминаний отдаются в наших мыслях и чувствах.  Даже мои предки, кочевники  из крайнего востока Казахстана, которые не были в самом эпицентре и очагах восстаний и даже Голодомора, тем не менее хлебнули горя сполна: прадед по матери Калмакбай Ыбрайым-улы с большим семейством  и родичами из-за царского Указа 1916 г. о «реквизиции» (словно речь идет о скотине) казахов на войну  и начавшегося «уркун» (а еще есть слово-синоним «дурбелең» – паника, переполох), поскольку его сыновья по возрасту подлежали мобилизации, оказались на территории Китая, Джунгарии.  При этом, не зная местность, забрели в пески (вероятно окраины пустыни Гоби), потеряли весь скот. Испытав такие  невзгоды, они умерли в чужих краях, и только два сына (в том числе отец моей матери) вернулись в 1917 г. на родину.  

Также и дедушка по отцу, ему тогда было 29 лет, поскольку подлежал «реквизиции» на Первую мировую войну, со своими братьями тоже был вынужден спасаться на территории Китая в 1916 г. Их род тоже обеднел вследствие хаотичных скитаний и лишений. Тем не менее, рассказывали, что, радуясь вести о падении самодержавия в феврале 1917 г. и долгожданной встрече с Родиной, они, упав на колени, плакали и целовали родную землю – казахскую землю, где они родились, где лежат могилы их предков…. Но не тут-то было!  Оказалось, что при царизме были лишь «цветочки», а «ягодки» – впереди. Так, избежавший «реквизиции» мой дедушка Нуртаза с женой Рым Аманкызы умерли в преддверии  Голодомора, начале 1932 г. – от недоедания, холода, отсутствия теплой одежды и постоянных стрессов. Единственный выживший сын их, мой отец, был отдан в открывшийся тогда детский дом, в стенах которого какой-то малый процент детей чудом выжили, когда кругом бушевал голод. 

Кто же имел силы и здоровье, и элементарный запас продуктов (продпаек) уходили в соседний Китай. И снова горемычные казахи востока страны (правда уже не «откочевники», а самые настоящие пешие беженцы) бросились в сторону «спасительного» Китая, еле живыми добравшись до Чугучака (Шауешек). И в этой веренице беженцев с котомками на плечах, которые угрюмо шли по тропам, по хребту Тарбагатая была, к примеру, 6-летняя беленькая девочка Нурзия с большими черными испуганными глазами и носиком-кпопкой, которая 15 дней подряд, кушая только «талкан» (пшено),  телепалась рядом с отцом и матерью, ничего не понимая, куда и зачем они идут, и кто виноват. А это была моя мама, это были ее родители и родичи…. казахи, пережившие черный  1932 г…. Как можно такое забыть??! И зачем после этого циничные сказки об «имперском» периоде и советской идиллии?!

По словам Г. Анеса, в Кыргызстане  проблематика Уркун 1916 г. и другие важные темы изучаются лучше, чем у нас, выпущены ценные книги. Хотя для обеих республик остается актуальной проблема полного рассекречивания архивов советского периода (специалисты жаловались, что хотя по международным  нормам любые документы 90-100-летней давности полагается полностью рассекретить; помимо этого даже  государства этого, т.е. СССР давно уже нет, но соответствующие органы и инстанции и Казахстана,  и Кыргызстана почему-то все еще не дают доступ к ряду фондов,  действуя с оглядкой, по принципу «как бы чего ни вышло» (т.е. это следует понимать как страх перед тенью бывшей кровавой империи ).

Конференция открылась приветствеными словами и содержательными докладами Директора Института истории и этнологии КН МОН РК З.Е Кабульдинова, Г. Анеса, также гостей из Кыргызстана. Несомненно, данное мероприятие относится к разряду нужных народу, служащих благородному делу воспитания нации инициатив, в частности, увековечения памяти жертв многих трагических событий, общих для Казахстана и Кыргызстана: восстания 1916 г., революционного террора 20-х гг, Голодомора 30-х гг., в целом, осмыслению уроков казахско-кыргызских отношений, пониманию глубоких корней дружбы наших народов и стран.

Впечатлила и вдохновила собравшихся речь ученого из Кыргызстана, доктора, профессора, бывшего экс-спикера Парламента Кыргызской Республики Зайнидина Курманова. В своем выступлении оратор говорил о ярких фактах взаимопонимания и взаимопомощи двух народов, которые всегда в трудный час понимали и чувствовали друг друга как родные братья: так, не все знают, что Киргизия, сама маленькая бедная автономная республика, в годы Ашаршылык-Голодомора 1931-33 гг. приютила и накормила сотни тысяч беженцев, казахов, которые были вынуждены спасаться бегством из эпицентра Голодомора, чем стал голощекинский Казахстан. Главным образом это были  беженцы из близлежащих областей, пограничных с Киргизией: современные Жамбылская, Алматинская области, хотя были и выходцы из северных, восточных регионов, даже Караганды.

И был в этой связи озвучен малоизвестный нам факт о том, что такая помощь казахам стала возможной благодаря гуманистической, патриотической позиции и деятельности одного из руководителей кыргызского народа Жусупа Абдрахманова (1901-1938). Занимавший пост Председателя Совнаркома Киргизской АССР, казалось бы, всего лишь исполнительной ветви власти, он фактически пошел на рискованные шаги, независимо от Центра он решительно встал на точку зрения помощи прибывавшим в республику голодающим казахам(хотя была и другая точка зрения). Кстати, этот человек во многом вел даже в условиях тоталитарного режима несколько разумный и самостоятельный курс, например, благодаря тому, что он не стал перевыполнять план хлебозаготовок и мясозаготовок,  Киргизия избежала катастрофы массового голода. За такие «пантюркистские» тенденции Жусупа (Юсупа) Абдрахманова вскоре и расстреляли сталинисты вместе со многими цветами кыргызскойнации (останки лидера ныне перезахоронены в мемориальном комплексе Ата Бейит в Бишкеке).

В целом, выступление профессора Зайнидина Карпековича Курманова было интересным, насыщенным; ученый оперировал реальными фактами, проводил удачные параллели, и самое главное, чувствовалась большая искренность, любовь к своему народу и казахско-кыргызскому сообществу Алаш, вечная боль за общую трагедию, за каждую потерянную тогда человеческую жизнь. Оказалось, что среди предков кырзызского деятеля – манапы, известные люди народа, участники партии «Алаш». Да, как говорят у нас, «асылдың сынығы» (осколок драгоценного камня)….Кыргызские ученые намерены посетить Музей памяти жертв политических репрессий в Талгаре, также презентовать свои новые книги.

 

Назира Нуртазина,

доктор исторических наук

(Алматы)

Altyn-Orda.kz

 

 

 

 

Рубрика: ,