Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

РаспятиеНовый британский проект, целью которого стало примирение религии и науки, вряд ли положит конец долгим и подчас ожесточенным дебатам об их взаимоотношениях. Однако он позволит объединить семинаристов и ученых-христиан в вопросах изучения современной науки.

На проект, поддержанный Церковью Англии, выделено более 700 тысяч фунтов (около 1,05 млн долларов). Он является частью трехлетней программы Даремского университета и ставит своей целью углубить взаимодействие между наукой и верующими-христианами.

Будущие священники и другие участники проекта получат доступ к ресурсам современной науки. Кроме того в рамках программы будет изучаться отношение к науке среди иерархов церкви.

Финансирует программу благотворительный фонд Templeton World Charity Foundation, который предлагает отправлять заявки на получение гранта до 10 тысяч фунтов всем ученым-прихожанам, желающим способствовать развитию более глубокого понимания взаимоотношений между верой и наукой.

Среди сегодняшнего научного сообщества нет единого отношения к вопросу веры.

Так, одни современные ученые выступают с атеистических позиций и крайне отрицательно относятся к религии. Например, популяризатор материалистической картины мира Ричард Докинз, известный своей многолетней борьбой с религией, в своей книге “Бог как иллюзия” называет веру не заслуживающей доверия и даже бредовой.

Наука и религия
Модель, согласно которой наука выставляется противником религии, не объясняет всех сложных взаимоотношений между двумя этими сферами

Другие же не считают науку и веру взаимоисключающими понятиями. В их числе один из кураторов программы, преподобный Дэвид Уилкинсон – профессор-астрофизик на кафедре теологии и религии Даремского университета.

“Слишком часто христианские лидеры считали науку угрозой или боялись обращаться к ней”, – сетует он.

Битва идей

Профессор Уилкинсон стал священником методистской церкви после обучения и работы в области теоретической астрофизики; его специализация – изучение происхождения Вселенной.

“Многие вопросы, которые вера и наука ставили друг другу, приносили значительные плоды”, – замечает он.

“Люди внутри и вне церкви убеждены, что у науки и религии непростые отношения, но упрощенная модель, согласно которой наука выставляется противником религии, не объясняет очень интересных взаимоотношений, исторически сложившихся между этими сферами”, – добавляет священник-ученый.

“Сегодня космологи обнаруживают, что некоторые вопросы выходят за рамки науки, – например, откуда у нас берется чувство благоговейного трепета”, – объясняет он.

Сама по себе идея о борьбе между наукой и религией уходит корнями в средневековье, ко временам преследования Галилея католической церковью за его утверждения о том, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Потребовались сотни лет, чтобы церковь признала, что Галилей был прав.

Галилео Галилей
Церковь признала свою неправоту в споре с Галилеем лишь сотни лет спустя

Но подлинный конфликт между наукой и религией начал пылать с конца XIX века. Он оказался удивительно стойким, до сих пор вызывая оживленные в споры на телевидении, радио и в интернете.

Многие говорят, что наука имеет дело с фактами, в то время как религия – с верой, хотя сегодня есть множество и тех, кто утверждает, что есть области, в которых интересы религии и науки пересекаются. К ним относится, например, вопрос о том, благодаря кому или чему возникла и существует Вселенная.

Нередко эти интересы перерастают во взаимную вражду, вырастающую, например, из не утихающих споров между верующими и атеистами на тему креационизма или разумного замысла.

Упрощенные определения

“Старое определение, что наука имеет дело с фактами, а религия – с верой, является слишком упрощенным, – говорит профессор Уилкинсон. – Наука включает в себя доказательства, но также включает в себя и навыки формулирования суждений и оценки доказательств”.

“В конце концов, у вас есть только ограниченный набор доказательств, с помощью которых вы можете обосновать свою теорию, и вам приходится верить им, что не слишком далеко от положения верующего-христианина”, – убежден Уилкинсон.

“Речь не о слепой вере, и на самом деле не слишком хороша та религия, что основывается лишь на слепой вере, – считает преподобный Дэвид Уилкинсон. – Христианство должно быть открыто для интерпретаций его суждений о мире и опыте”.

По его убеждению, наука и религия отнюдь не исключают друг друга.

Он цитирует книгу физика Пола Дэвиса “Космический джекпот”, где говорится, что Земля, как кровать в сказке про Машу и трех медведей оказалась идеально приспособлена для жизни по целому ряду удивительных и независящих друг от друга параметров.

“У меня был такой момент, когда я остановился и подумал: вот это да! Я был поражен красотой и изяществом самой Вселенной, а также красотой и простотой законов физики, которые лежат в основе Вселенной”, – говорит профессор Уилкинсон.

Это чувство изумления разделяет и католический священник, специалист в области физики элементарных частиц Эндрю Пинзент, работающий в лаборатории ЦЕРНа, а также возглавляющий Центр науки и религии имени Иэна Рэмси в Оксфордском университете.

Отец Эндрю Пинзент уверен, что сегодня – чрезвычайно многообещающее время для изучения науки и религии.

В то же время он опасается, что старая “парадигма конфликта” также переживает свое второе рождение, и она формирует образ мышления для многих людей – особенно из числа тех, кто слабо разбирается как в науке, так и в религии.

Ричард Докинз
Ричард Докинз известен своей многолетней борьбой против религии

Ученый-священник приветствует открытие доступа к научным знаниям для служителей церкви.

“Многие священники уже прошли значительную научную подготовку, – утверждает он. – Когда я готовился к роли католического священнослужителя в Риме, то 10% семинаристов в моем колледже имели высшее научное и медицинское образование. При этом в среднем по Великобритании такое образование у менее чем 1,5% населения”.

“Более того, две важнейшие теории современной науки – генетика и теория “Большого взрыва” – были разработаны священниками”, – добавляет он.

По словам Пинзента, его, как специалиста в области физики элементарных частиц, всегда поражали открытия восхитительных форм и симметрии в природе, математики, лежащей в основе всего, а также невероятных особенностей света.

“Эти открытия сами по себе не могут быть использованы для формального доказательства существования Бога, но они порождают чувство прекрасного, для которого вполне естественным является религиозный отклик”, – замечает он.

Рост взаимопонимания

Другие ученые соглашаются, что давняя идея войны между наукой и религией является устаревшей и неверной концепцией, хотя они не считают науку и религию естественными союзниками.

Модель эволюции
Дарвиновская теория возникновения жизни и человека на протяжении многих лет вызывает ожесточенные споры между сторонниками эволюции и “разумного замысла”

Джеймс Уильямс, специалист по преподаванию естественных наук в Университете Сассекса говорит: “Проблемы, как правило, возникают в кругах людей, которые пытаются совместить науку и религию или же норовят использовать религию, чтобы подвергать сомнению науку”.

“В этом заключается неправильное понимание природы науки, – говорит он. – Наука имеет дело с естественным, а религия – со сверхъестественным”.

“Наука ищет объяснения природным явлениям, в то время как религия пытается понять смысл жизни”.

“На мой взгляд, наука и религия не могут быть интегрированы, то есть наука не может ответить на многие вопросы, которые поднимает религия и, аналогично, религия не может ответить на научные вопросы”, – замечает Уильямс.

http://www.bbc.co.uk/russian/society/2015/03/150323_religion_science_relationship

Рубрика: