Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Наши предки кочевники-тенгрианцы подарили мировой культуре символ креста, купол и готическую архитектуру. К такому выводу в результате многолетних исследований пришла архитектор Лейла РАХИМЖАНОВА.

 

 

– Лейла Шаймерденовна, по вашему мнению, кочевая цивилизация дала мировой архитектуре гораздо больше, чем это представляется сегодня?

– Иногда меня просто шокируют высказывания моих коллег-архитекторов, которые, сидя под куполом юрты андроновского периода, заявляют о западном происхождении куполов, в то время как учёный мир давно признал первенство Степи в этом вопросе! До сих пор наши доктора и академики архитектуры повторяют советскую пропаганду, намеренно игнорировавшую процветание Степи в разные периоды истории и особенно в XIII–XVII вв., характеризующиеся ярким градостроительным бумом и развитием ландшафтной архитектуры Степи.

Анализируя формы юрт и бревенчатых курганов, можно увидеть развитие шатровой архитектуры, которую великий завоеватель царь гуннов Аттила увёз в Европу. Тюркская храмовая архитектура явилась основой христианского строительного искусства, в её стиле выполнены многие архитектурные шедевры Европы.

Давайте обратимся к свидетельствам Приска Панийского — византийского дипломата V векa, автора сочинения «Византийская история и деяния Аттилы» в пяти книгах. Он не был позитивно настроен к завоевателю Аттиле, но, посещая его империю, не мог не выразить своего восхищения шатровой архитектурой и признать довольно высокую строительную технику гуннов, описывая роскошные дворцы Аттилы и его жены: «Мы прибыли в одно огромное селение, в котором был дворец Аттилы. Как уверяли нас, он был великолепнее других дворцов, которые он имел в других местах. Он был построен из брёвен и досок, искусно выглаженных, и обнесён деревянной оградой, более служащею к украшению оного, нежели к защите. Украшали царский дворец шатровые крыши, башни и башенки, которые возвышались, как стражи, над оградой… Около царского дворца красовался терем царицы Креки, величественный и воздушный из-за своих узоров». У кипчаков эта постройка имела многовековую историю, а греки только увидели её… Таким образом, Приск отчётливо свидетельствует о гуннском происхождении теремов, но историки всё равно фальсифицируют.

– Хорошо, купола наши, но крест?!

– Снова нам мешают европоцентристские стереотипы восприятия. Когда, к примеру, говорят, что в Астане масса масонских символов, мне хочется поправить: не масонских, а тенгрианских. Круг и крест – это древний символ тенгрианства, основа архитектурных и градостроительных объектов в Степи. Радиально-кольцевая композиция лежит и в основе скифских курганов, и в основе Города-Солнца – столицы Аттилы, и в основе нашего шанырака.

Аттила увёз на Запад символ тенгрианского креста и принцип радиально-кольцевой планировки. Сегодня это известный факт, но тем не менее многие ещё продолжают играть в европоцентризм, их комплексы настолько велики, что они и сегодня всё ещё остаются приверженцами фальсификаций.

Давайте вспомним исторический факт: когда Аттила приехал занять пустой Рим, навстречу ему вышел с дарами Римский Папа Великий Лев I. Этот сюжет положен в основу фрески Рафаэля «Встреча Папы Льва с царём гуннов Аттилой». На картине мы видим, как один из священников держит крест. Между тем известно, что у римлян до прихода Аттилы был символ Рыбы! «О чём они говорили целый час, остаётся тайной», – так нам преподносят их встречу историки и строят предположение, что Аттила отступил от Рима, якобы испугавшись появившихся на небе ангелов. Собственно говоря, это и изображено на фреске Рафаэля.

Способен ли был Аттила вообще чего-то пугаться и отступать? Очевидно, что он отступил лишь тогда, когда Папа Лев согласился взять флаг Аттилы с тенгрианским крестом. А не означало ли принадлежность Рима Аттиле, если там развевался его флаг? Даже этимология слова «католик» объясняется посредством тюркского корня «qatel». «Катылык» означает «соединяться, смешиваться, союзничество».

– Схожесть казахского свадебного убора саукеле и готических башен, действительно, поражает…

– А вспомните средневековый головной убор генин, моду на который в Европе ввела в конце XIV века Изабелла Баварская? Такие же головные уборы мы видим на барельефе VI века до нашей эры, изображающем царя саков, аналогичные «колпаки» носили скифские жрицы. Их форма легла в основу готической архитектуры, поскольку готика, как известно, – это варварская архитектура в противоположность романской (римской).

Однако многие мои коллеги продолжают слепо преклоняться перед европоцентризмом в архитектуре. Каким образом при таком отношении тогда могут выработаться отечественные градостроительные приёмы против натиска природной стихии? И как может внедриться дух новой урбанистики при старом способе мышления?

 

http://megapolis.kz/

Рубрика: