Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Cоветская власть с самого своего начала мордовала крестьян и аулчан СССР. В первые же годы своей власти большевики быстро довели огромную страну до разрухи и голода. Причина была в том, что коммунисты отняли промышленные и торговые предприятия – заводы, фабрики – у владельцев, но сами управлять всем этим были не в состоянии. В результате промышленное товарное производство упало более чем в десять раз. Однако сельскохозяйственного производства это не коснулось – поначалу. Хлеб и другую сельхозпродукцию жители сел и аулов производили в том же объеме, а то и больше. Только вот давать бесплатно хлеб большевикам никто не собирался. Ведь крестьянам, в обмен на излишек хлеба, нужны были промышленные товары, прежде всего – сельхозинвентарь, обувь, одежда, керосин. Но товара стало меньше в десять раз: в советских городах начался голод. Большевики-коммунисты начинают отбирать у советских крестьян хлеб и скот силой оружия. Это называлось «продразверсткой». После этого начинаются крестьянские бунты, которые большевики жестоко подавляли силой оружия. На тот момент крестьян в СССР было больше восьмидесяти процентов. Большевики понимают, что такими мерами справиться с народом невозможно, и вводят НЭП – новую экономическую политику. Фактически возрождается капитализм – на короткое время, с 1921 по 1928 год. Именно в годы НЭПа селяне накормили советскую страну досыта хлебом и мясом: в Казахстане в 1928 г. было 40 млн. голов скота. Однако этого хватило, чтобы побороть разруху и голод.

Колхозы убили лучшие качества крестьянства СССР. Причем случилось это поразительно быстро — с 1928 по 1954 год. К 1954 году т.н. советское крестьянство от земли было полностью  отучено.

Необходимо отметить, что уже на заре советской власти крестьяне пережили  голод начала 1920-х гг., когда, по данным известного казахстанского демографа А.Н. Алексеенко, потери казахского населения составили 414 тыс. чел. (18,5% титульного этноса), а поголовья скота сократилось на 46,5%. А.М. Мамырханова указывает, что всего в 1921-1922 гг. население республики сократилось на 876201 чел. Демограф М.Б. Татимов подсчитал, что со времени восстания 1916 г. вплоть до окончания массового голода в 1922 г. погибло 850 тыс. казахов и 200 тыс. бежало за пределы родины. Основными причинами этого голода в 5 губерниях республики, охватившего более 2,3 млн. чел., называются экономические, природно-климатические и политические. В то же время показано, что при слабости органов советской власти, крайней неразвитости инфраструктуры и межрегиональных связей, обострения политической борьбы, все же была создана достаточно эффективная организация борьбы с голодом и его последствиями, управляемая из Центра и обеспечившая большую помощь властей РСФСР. 
Коллективизация же обернулась насилием власти над народами СССР. Страдали не только казахи. Но все же, надо согласиться, такой массовой гибели одного народа вследствие силовой политики государства, когда нация теряет почти половину населения, не знает человеческая история. Демографы констатируют тот факт, что если в те годы не было бы массового голода, в настоящее время численность нашего народа могла бы составить 45 – 50 миллионов человек.  
Алексеенко на основе собственных достаточно убедительных исследований доказывает: с учетом всех возможных поправок потери казахского населения составили 1840 тыс. человек или 47,3% от численности этноса в 1930 г. И если голод являлся причиной резкого сокращения численности населения, то миграции компенсировали убыль и способствовали некоторому его увеличению. Не поддаваться эмоциям и признать участие разных социальных и этнокультурных групп в политике репрессий предлагает и американский специалист по Казахстану М.Б. Олкотт, считающая, что голод унес от трети до половины казахов: «Бремя ответственности за реализацию политики коллективизации и последующий голод должно быть распределено среди многих из тех, кто служил партии, с самого высокого уровня до самого низкого. Все они в той или иной степени продолжали проводить политику, которая, как им было известно, приводила к значительным человеческим потерям от голода».
По подсчетам ученых, с 1929 по 1931 гг. в Казахстане произошли 372 восстания, в которых участвовали более 80 тыс.чел. Голод продолжался примерно до 1938-1939 гг. – получения нового урожая и установления спокойствия в степи. Часть казахов, перекочевавших в Россию, тогда вернулись на родину. Казахстанский историк Аяган утверждает: «Масштабы трагедии были столь чудовищны, что мы с полной моральной ответственностью можем обозначить ее как проявление политики геноцида. Такая констатация вытекает из строгих норм международного права, зафиксированных в Международной конвенции “О предупреждении преступления геноцида и наказаний за него”».

В коллективной монографии «Правда о голоде 1932-1933 годов» подчеркивается, что «Великий голод 30-х гг. в Казахстане действительно предстает как величайшая народная трагедия и национальная катастрофа, невиданная прежде в истории казахского народа и других народов Казахстана», когда с 1926 по 1939 гг. численность казахов уменьшилась на 36% (1300 тыс. чел.), что явилось «результатом политики, привнесенной извне». В заключении отмечено также, что, как и голод на Украине, Великий Голод в Казахстане признан геноцидом многими странами официально, включая США, Канаду, Австралию, большинство стран Латинской Америки и Восточной Европы. Взято http://l.120-bal.ru/istoriya/23851/index.html.

При Хрущеве начали осваивать целину, отправляя энтузиастов, одураченных совковой пропагандой: студентов, молодых рабочих – т.е. людей, которые были совершенно далеки от сельского труда и сельской жизни. Как результат – проект освоения целинных земель быстро прикрыли.

Еще одним шагом по уничтожению крестьянской психологии является запрет Хрущевым в 1958 году на право иметь личные хозяйства, которые обеспечивали половину поставок мяса в СССР. Следует заметить, что этот непродуманный шаг в хрущеской сельхозполитике убивает полностью крестьянскую инициативу, желание заниматься сельским трудом. Ведь работа в колхозе советскому крестьянину почти ничего не дает: все произведенное в колхозах в обязательном порядке сдается государству по закупочным ценам, которые были в 2-3 раза ниже государственных «оптовых отпускных» и в 10 раз ниже рыночных. Сами же колхозники за свой труд получали крохи – по 200 граммов пшеницы за трудодень. Поэтому все колхозное крестьянство, которое до войны составляло 80% населения, а при Хрущеве – половину, жило с подсобного хозяйства. И вот по личным крестьянским хозяйствам Хрущев наносит очередной удар.

Лучшим критерием истинности теории является практика: сразу после распада СССР колхозы развалились, несмотря на то, что потребность в продуктах питания никуда не делась.

Новости Казахстана. Алтынорда

 

Рубрика: