Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

kairatnurtasss12Известный своей непримиримостью к дурновкусию критик Салима Дуйсекова размышляет о том, почемувыход в широкий прокат фильма о певце Кайрате Нуртасе – плохая новость.

На  большие экраны страны вышел фильм режиссёра Максата Оспанова “Өкініш” («Сожаление») производства компании «Кайрат Нуртас Production», про жизнь и творчество певца Кайрата Нуртаса в исполнении певца Кайрата Нуртаса. Все вменяемые журналисты, пишущие о кино, уже высказали своё  дружное «фе», вволю позубоскалили и на фильме потоптались. И уже целый хор комментаторов твердит одно и то же заклинание: «Зато появился наш продукт!».

Излагать сюжетные перипетии картины не имеет ровно никакого смысла. Достаточно сказать, что в центре повествования  – рассказ о творческих исканиях и любовных муках певца. В фильме снялись мама, папа, братья и другие родственники Кайрата. Под своими именами, в своих  домашних экстерьерах-интерьерах, в своей одежде и на своих авто. В пресс-релизе зрителю было обещано, что его ждёт «уникальное,красивое и драматическое приключение». И релиз не врёт, строго говоря. В формальном смысле фильм действительно уникален и «красоты» в нём более чем достаточно. Красоты в понимании мамы и продюсера Кайрата Нуртаса, госпожи Гульзиры Айдарбековой.

И пусть с художественной точки зрения картина безобразна. Авторы тем не менее, сами того не ведая, сняли правдивейшее кино о шоу-бизнесе Казахстана и о повадках той социальной прослойки, выходцем из которой является Кайрат Нуртас. Фильм с дотошностью энциклопедии комментирует бытие, вкусы и духовные устремления отечественной поп-тусовки.Парадоксальным образом режиссёру  удалось не сказать ничего и сказать при этом всё.

Внимательному зрителю картина может рассказать и показать многое. Ведь главные персонажи картины -вовсе не утомлённый раздутой славой певец с его свитой, грудастыми подружками, домочадцами и приживалами. Главными персонажами в фильме являются вещи. Дома, автомобили, вертолёт, яхта, мебель, одежда, аксессуары, посуда, еда,напитки.  Они выбалтывают о своих хозяевах всё. Особенно «болтлив» дом родителей Кайрата. Это настоящий кладезь для исследователя нравов. Обычный «богатый» двухэтажный дом из бетона под металлочерепицей в верхней части Алматы. В палисаднике – средней чахлости розы.  Во дворе – лучеобразно разбегающиеся бетонные дорожки. Под навесом – пластиковый стол со стульями. В гараже – непременный джип, в холле – резная лестница с балясинами из прессованной древесины, всюду синтетические ковры. В комнатах с гипсовой лепниной на потолке – «арабская» мебель из МДФ с «резьбой» и зеркальными вставками, и плюшевые слоновьи диваны. На диванах – горы плюшевых подушечек с пасторальными сюжетами из жизни западноевропейских пастушек. «Драпри с бомбошками, гардины с бомбошками, пуфы с бомбошками». На всех, без исключения, твёрдых предметах -позолота. Все мягкие предметы – синтетический шёлк, искусственный бархат, искусственный мех. В горшках растёт что-то фикусо – и пальмообразное. Шторы и тюль на окнах, само собой,турецкого производства. Не Китай какой-нибудь. На стенах – голографические«картины» с  водопадами, на прикроватной тумбочке – свадебное фото родителей Нуртаса в резной пластиковой рамочке и наручные часы Нуртаса. В количестве четырёх штук. И только громадным усилием воли оператор сдерживает себя, чтобы не показать марку этих часов крупным планом.

И ни одной книги.Ни одной.

Наверняка в дальних комнатах, если поискать, найдётся ещё бархатный, с проволочными усами, игрушечный тигр в натуральную величину. Хозяева дома ни на йоту не отступают от правил своей общины, где положено иметь именно такие дома  с именно таким и никаким иным набором барахла. Каждая ваза – с искусственными цветами, каждый чайник и конфетница,каждая скатерть и салфетка в этом жилище вопиют о том, что их обладатели – относительно недавно разбогатевшие люди.

Одежда персонажей ещё откровеннее и иллюстративнее предметов их быта. Например, у Кайрата есть двусторонний халат из искусственного шёлка. Когда Кайрат надевает его чёрной стороной наружу, то три изображённых на нём дракона с извергаемыми из пастей языками пламени получаются красными, а когда надевает его красной стороной наружу,то дракончики – чёрные. Особенно выразителен гардероб мамы Кайрата. Это белый джинсОвый костюмчик со вставками из белого же гипюра, шёлковый комбинезон, именуемый в среде базарных торговцев «комбезом», алый атласный халат с оторочкой из перьев неизвестной птицы,  домашние туфли из бархата, на низком каблучке, с белым меховым помпончиком.

У всех, абсолютно у всех, даже у самых юных женщин в фильме татуаж бровей.  Сильно подозреваю, что сделан он у одного итого же, очень негодного мастера.

И ещё – губы и груди, накачанные силиконом. Много грудей и много губ. У представителей описываемой страты очень популярны операции, целью которых ставится не исправление недостатков, а подчёркнутость, нарочитость косметического вмешательства. Чтобы все видели.

В одной из женских ролей снялась звезда собравшего в Ю-тубе 660 просмотров «блокбастера» под названием «Превратности судьбы» Сиви Махмуди. И, надо сказать, это очень удачный и органичный выбор. Именно такая девушка с  неподходящим к ее природной конституции её бюстом, алыми заточенными коготками и  постоянно приоткрытым от силикона ртом могла вскружить голову  другу Нуртаса. Её героиня в платье повышенной романтичности и в туфлях с двадцатисантиметровыми каблуками  взбегает на виадук и делает там стойку а ля Кейт Уинслетт на носу «Титаника». Не страдающие стеснительностью авторы фильма как бы намекают зрителю на некую преемственность. На аллюзиях работают. Профессионалы, что там говорить.

И ещё одна очень характерная деталь. В среде нуворишей с Юга (родители Нуртаса из Туркестана) не принято нанимать в прислуги чужих. Для выполнения работы по «фазенде» держат не очень близкую родственницу – овдовевшую или разведённую сноху или кузину. Чтобы та, осознавая щедрость оказанных ей роднёй благодеяний, знала своё место и сора из избы не выносила. В доме родителей Нуртаса хлопочет по хозяйству именно такая «женгешка» лет сорока пяти, с «химкой» и в брючках капри. И тоже с яростным татуажем бровей, этим маркером принадлежности к касте.

“Сожаление”, к сожалению, соберёт  кассу. Не три миллиона долларов, конечно, как заявляют авторы, но миллиона полтора наверняка соберёт. И тогда госпожа  продюсер снимет, как она и пообещала на пресс-конференции, вторую часть жития Кайратика.

А пока стараниями авторов-халтурщиков получился фильм-диагноз. Диагноз нашему окаянному безвременью. И весомой иллюстрацией этому служит секундный эпизод, который может привлечь внимание только совсем уж въедливых кинокритиков и инспекторов пожарной безопасности. В наружной стене родительского дома Нуртаса, примерно на двухметровой высоте, просверлено отверстие небольшого диаметра. Из отверстия, провисая в воздухе, тянется тонкий резиновый шланг. Шланг присоединён к газовому баллону. Баллон стоит на бетонной отмостке дома. Ничем не огороженный, ничем не прикрытый, стоит на самом солнцепёке газовый баллон.

Готовый взорваться в любой момент.

Источник: facebook.com

Рубрика: