Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

D70-5BFFA7B8DBB0865DВ ходе ежегодной пресс-конференции Владимира Путина речь вдруг зашла о памятниках. Почему не должно быть памятников Сталину, если есть памятники Оливеру Кромвелю, который “такой же кровавый диктатор”? – сказал российский президент. Путин занят мифотворчестом: он пытается создать образ России, который объединил бы царский и советский периоды, пишет британская пресса.

“Можно понять, на что намекает господин Путин, – говорится в редакционной статье The Times: – и Сталин, и Кромвель были революционерами, цареубийцами и считали себя орудиями жестокой исторической необходимости”.

“Однако предлагаем российскому президенту принять во внимание ряд тонких, но существенных различий между генералиссимусом и лордом-протектором”, – пишет издание.

“Кромвель лишал церкви убранства – Сталин расстреливал священников. Кромвель закрывал театры – Сталин расстреливал драматургов, поэтов и режиссеров. “Правило Кромвеля”, сформулированное статистиком и основанное на письме синоду Шотландии, касается теории вероятности. Правило Сталина, сформулированное им самим, касается расстрелов. Так что разница все же есть”, – настаивает The Times.

Прежде чем рассуждать о разнице между Сталиным и Кромвелем, обозреватель The Guardian Стивен Мосс предлагает поздравить Путина с тем, что он способен делать подобные сравнения: “Смог бы Дэвид Кэмерон столь же уверенно рассуждать о наследии российского политического деятеля XVII века?”

Однако само сравнение кажется журналисту неуместным. Если уж на то пошло, сравнивать с Кромвелем следует Троцкого: оба были революционными теоретиками, реформаторами армии и сыграли ключевую в роль каждый в своей революции.

Кромвель удостоился памятника потому, что в конечном итоге потерпел поражение, объясняет автор. Он сверг короля, но его революционные идеи быстро погасли, а сам он превратился в квазимонарха и не оставил никакого наследия.

“Путин с почтением упоминает Кромвеля и Сталина, потому что, на его взгляд, оба они путинисты, – считает Мосс. – Они ставили власть превыше всего и использовали национализм, чтобы ее удержать”. Оба были империалистами: Кромвель стал кровавым молотом для ирландцев, а Сталин беспощадно сковал отдельные республики в подобие единого государства. “Это было блестящее личное достижение, которое не достигло ничего, – говорится в статье. – Советский Союз распался через 70 с небольшим лет – не слишком длинный срок даже по меркам человеческой жизни. Как и революция Кромвеля, это было историческим пшиком”.

Владимир Путин занят мифотворчестом: он пытается создать образ России, который объединил бы царский и советский периоды. “Это все более безумная историческая куча-мала, – утверждает Мосс. – Возможно, воспевая двух деятелей с настолько незначительными достижениями, он задумывается, каким запомнят его самого”.

http://inopressa.ru

Рубрика: