Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

С 15 декабря в Казахстане будут введены запреты на экспорт живого крупного рогатого скота (КРС) и овощей – картофеля и моркови. Такое решение принято на заседании межведомственной комиссии по вопросам внешнеторговой политики и участия в международных экономических организациях, сообщает informburo.kz.

Вводится полный запрет на вывоз с территории Казахстана маточного поголовья и бычков КРС сроком на 6 месяцев. Запрет на вывоз картофеля и моркови устанавливается также с 15 декабря, но сроком на 3 месяца.

Такие решения традиционно обосновывают мерами защиты внутреннего рынка и необходимостью стабилизации цен для конечного потребителя. Однако производители говорят: потребители никаких ограничений и снижения цены не увидят. По их оценкам, от запретов проиграют все – и фермеры, и потребители, и государство.

“Потребители как будут видеть цену 2600-2900 за говядину, так и будут. Не увидим, что цена упадёт до 2000 тенге, потому что в любом случае сливки снимут перекупщики.

А фермер пострадает. У него и сейчас цена не самая комфортная. Сегодня фермеры продают оптовикам мясо примерно до 2000 тенге (за килограмм). Сейчас, если будет сужение канала (продаж), цена упадёт, но между фермером и оптовиком. Потребители в рознице не увидят изменений”, – объяснил директор Мясного союза Казахстана Аскар Жубатыров.


Сельхозпроизводители говорят, что решение о введении запрета на экспорт для них стало неожиданным – с отраслевыми союзами эти планы никто не обсуждал. Вместе с тем у самих фермеров сегодня есть уже заключённые форвардные контракты на зарубежные поставки, которые теперь могут остаться невыполненными.

“Мы за то, чтобы фермер развивался, чтобы развивалось мясное скотоводство в целом в Казахстане, потому что мы свято верим, что это один из драйверов развития экономики. Ограничения в любом случае отразятся негативно, ударят непосредственно по фермерам, самим производителям этого скота. Сейчас рынок закроется, закроются каналы сбыта и конъюнктура отыграет моментально. Увеличится предложение, спрос у нас небольшой в Казахстане, останутся только мясокомбинаты, откормплощадки, ну и местные рынки. А на рынках, мы все прекрасно понимаем, все сливки ловят перекупщики. Что здесь произойдёт? Цена сократится, пойдёт понижение цены, и это однозначно ударит по кошелькам самих фермеров. Учитывая, что в этом году у них уже пошли большие траты на кормозаготовку, содержание скота. И они просто-напросто в следующем году выйдут в убытках. И мы опять весной наступим на те грабли, когда нужны будут средства на кормозаготовку, приобретение каких-то основных средств, оплату кредитов и так далее”, – уверен Жубатыров.


Аналогичного мнения придерживается и глава Союза картофелеводов и овощеводов Казахстана Кайрат Бисетаев.

С этой группой сельхозпроизводителей также не советовались перед принятием решения, и в союзе сегодня не понимают, в чём необходимость введения запрета.

“Мы категорически против этого. Это абсолютно не рыночный метод. Всё, что мы покупаем, всё это растёт без всякого контроля, и никто не регулирует, никто не лезет в эти цены, по которым мы покупаем всё, что необходимо. А они тоже растут”, – возмутился он.
“Мы произвели свою продукцию, есть спрос, есть картофель. И мы убеждены, что сегодня лишнего много картофеля в Казахстане. То, что они не знают, сколько у нас картофеля, – это проблема правительства, а не наша.

Мы этим бизнесом занимаемся, анализируем рынки, следим за тенденциями. И мы знаем, что у нас есть лишний картофель. Хотя мы в сентябре ещё собирались с министром торговли, министром сельского хозяйства общались, и мы предложили в середине октября, когда закончатся все уборочные работы, открыть все склады и показать, сколько у нас картофеля, моркови находится на складах. Ещё есть склады у посредников, которые у нас осенью покупают, потом весной перепродают – их склады надо посмотреть, с торговыми сетями пообщаться. Мы готовы к тому, чтобы сделать такую ревизию, открыть все склады и показать. Пусть всё это посчитают, оценят, посчитают потребность, и дадут нам возможность продавать разницу, излишки”, – предложил Бисетаев.


Союз картофелеводов предлагал со своей стороны не только открытость складов, но и помощь в оценке. По их мнению, можно ввести мониторинг и отслеживать количество отправляемой на экспорт продукции. В случае, если темпы экспорта резко нарастают и может возникнуть риск оголения собственного внутреннего рынка, они предлагали вводить квотирование. Но это предложение осталось не услышанным.

При этом, по оценкам союза, сегодня в Казахстане излишки картофеля даже больше, чем традиционный объём. Если ежегодно страна экспортирует около 300 тысяч тонн картофеля, в этом году, помимо традиционного урожая, остались ещё излишки прошлого года. Тогда, напоминает Бисетаев, после объявления пандемии были введены ограничения на экспорт и картофелеводы экспортировали в два раза меньше, чем обычно.

“Если запрет введётся, цены рухнут. Для нас. Но по какой цене картофель будет доходить до потребителя, я не знаю. У нас были годы, когда у нас, производителей, цена резко падала, но в рознице никаких изменений не было. Для нас, конечно, цена рухнет”, – констатировал Бисетаев.


Сельхозпроизводители уверены: решение о запрете экспорта будет иметь более долгие последствия. На следующий год фермеры сократят посевы, понесут убытки из-за невыполненных контрактов. А Казахстан рискует получить репутацию ненадёжного партнера на внешних рынках.

Рубрика: