Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

images (1)Любители истории Казахстана, наверное, отмечали такой факт – события, происходившие в казахской степи, зачастую не несут в себе какой-либо закономерности, а происходят спонтанно, не укладываясь ни в какую периодику. Видный обществовед и философ своего времени Карл Маркс, очевидно, долго бы ломал себе голову в попытке подвести под какую – либо социальную теорию многовековую историю кочевников, но так бы ничего и не придумал.

Гость редакции, доктор исторических наук, политолог Азимбай Гали.

Серик Малеев: – Такой вот вопрос. Возьмем для сравнения историю государства российского. Там все понятно. Существовали мелкие княжества….

Азимбай Гали: – Потом славянские племена пригласили на правление викингов из рода Рюриков. И те, согласно норманнской теории, согласились, и стали править Русью.

C.М: – Да, именно так. Именно. В вопросе российской официальной историографии мы отмечаем системность. Разрозненные племена объединяются в государство, затем государство расширяет свои границы, происходят смена формаций.

У нас же этой системности нет. Иначе чем объяснить, что казахская государственность существует 550 лет, а некоторые племена, образовавшие эту государственность, насчитывают три тысячи лет своей истории. Взять хотя бы тех же уйсуней, входящих сегодня в Старший Жуз. Мы знаем из китайских первоисточников, что первые государства Уйсуней и Канглы насчитывают более двух тысяч лет своей истории.

А.Г: – Да, государства Уйсуней и Канглы имели свою внутреннюю и внешнюю политику. Они объединялись то с гуннами, против Китая, то с Китаем против гуннов. Причем иногда политические вопросы решались довольно примитивно, когда при дворе правителя Уйсуней попросту убивали сторонников партии Китая, или партии гуннов.

Но мы наследники не только уйсуней и канглы, но мы и наследники гуннов. Потому что именно с гуннов зарождается протоказахская речь.

C.М: –  Вот, вот. И теперь давай сюда еще добавим кипчаков, известных в российских летописях под именем «половцы». А еще подключим племена, пришедшие в казахские степи с Шынгысханом.

Как видим, нет никакой возможности для систематизации исторического процесса на территории современного Казахстана. Когда к одним племенам добавляются новые племена. Одни государства уходят с исторической арены, на их место приходят новые.

Мы даже имя своего народа меняем на протяжении ряда столетий. То мы в истории известны, как монголы, то становимся узбеками, то берем себе имя – казахи, с тем, чтобы на стыке двадцатого и двадцать первого столетия опять начать разговоры о «Мянгилик Ель» – «Вечном государстве».  И опять стать монголами?

А.Г: –  Как ты говоришь, отсутствие системности в изучении истории казахского народа связанно, прежде всего, с самой историей ранних тюркских государств, возникших на территории Казахстана еще на заре становления человеческой цивилизации, в век ранней бронзы. То есть, это был очень протяженный во времени исторический процесс, сопровождавшийся гигантскими перетоками кочевников, основательно менявшими политическую карту не только центральноазиатского региона, но и всего мира. Выражаясь образно, именно степняки – кочевники были колумбами ранних веков, дошедшими некогда до Рима в поисках своей Ойкумены.  А ведь до этого здесь обитали еще и саки – массагеты.

Поэтому, о какой-то прямой преемственности говорить нельзя. И все-таки такая преемственность существует. Одни и те же племена на разных этапах истории степи организуют различные политические союзы, известные под самыми разными именами. При этом у них есть и нечто общее, только им присущее, их объединяет единый тюркский этнотип. И нам, разумеется, есть чем гордиться в своей истории.

Возьмем того же Шынгысхана. После монгольского нашествия на территорию казахской степи приходят ряд компонентов, которые в будущем, наряду с древними насельниками этих мест, станут основой казахской нации. Это, прежде всего, племена кият, конрат, кереи, жалаиры и наймане.

Причем, одни историки считают, что монголы пришли на эти земли с войной, другие полагают, что с миром. В частности известный казахстанский историк Александр Кадырбаев, вслед за Бартольдом,  считает, что монгольское нашествие для завоеванных кочевниками территорий  не было столь разрушительным и обременительным.  Сейчас к этому же мнению, кстати, склоняются и российские историки.

Причем к Джучи, которому в наследство от отца достался огромный улус, еще при  жизни Шынгысхана предъявлялись большие претензии. Джучи обвиняли в излишне лояльном отношении к местному населению. Он оказался слишком близок к этой земле. Он сблизился с местными элитами. Может быть, поэтому его и убили? Сегодня остается только строить исторические версии на этот счет. И собственно с Джучи, а вернее, с его потомка Орысхана и начинается история казахского ханства.

C.М: –  То есть, мы констатируем, начавшийся развал Золотой Орды привел к созданию на ее территории новых государственных образований, часть из которых благополучно дожила до наших дней? В том числе и сегодняшний Казахстан с Россией?

А.Г: – В этом отношении первым казахским ханом, по мнению историка Кадыргали Жусипбаева, следует считать чингизида Орысхана. Именно Орысхан становиться родоначальником династии Ак Орды. А его прямые потомки  – это известные нам ханы Жанибек и Керей.

C.М: – Азеке, я знаю также, что ты относишься к лагерю казахстанских историков, полагающих, что президента Назарбаева надо сравнивать не с ханом Аблаем, как любят делать некоторые наши политики, а с Хакназар-ханом. Ну чем вас Аблай не устраивает?

А.Г: – Дело в том, что Аблай, при всем моем уважении к этой исторической личности, пришел на излете казахской государственности. Ему приходилось вести бесконечные войны с джунгарами за выживание казахской нации. И в этих войнах, для решения своих военно-политических задач он заручался покровительством то со стороны Китая, то со стороны России, признавая их подданство.  То есть, хан Аблай – он был больше воин, чем политик и хозяйственник. И здесь нет ни малейшей аналогии с действиями нашего президента.

Другое дело Хакназар –хан. Он приходит во власть после смуты в казахском ханстве. Он работает на укрепление казахской государственности, в том числе и на увеличение благосостояния простых кочевников. Он выстраивает суверенное государство.  При нем люди наслаждаются миром и спокойствием. И наконец, именно при Хакназар-хане складываются реальные предпосылки, которые приведут впоследствии к возникновению региональной империи «Алты Алаш», куда войдут три казахских жуза, ногаи, каракалпаки и кыргызы.

Так что эта историческая аналогия, как мне думается, намного ближе стоит к нашему президенту. Назарбаев тоже созидатель, по складу своего характера, как и хан Хакназар.

 

 

Рубрика: