Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

1386301549_bez-imeni-2Портал About.kz опубликовал интервью с Ассоль Мирмановой, чье открытое письмо в социальной сети вызвало бурю эмоций сотен интернет-пользователей.

– Ассоль, правда ли, что причиной вашего письма стало требование замдекана Аграрного университета от кондуктора автобуса говорить на государственном языке?
– Абсолютно нет. Каждый человек в нашей стране имеет право получить услугу на казахском или русском языках в зависимости от языка обращения. Поэтому право Бердижарова по получению ответа на казахском было вполне обоснованным.  Конфликтная ситуация возникла не в момент обращения его к кондуктору, а после. Бердижаров сделал замечание кондуктору за ответ на русском языке. Кондуктор исправила ошибку, обратившись к окружающим с просьбой  помочь с переводом. После этого она дословно повторила ответ на государственном языке, т.е. оказала услугу на должном уровне. Конфликт возник из-за того, что Бердижаров начал выговаривать кондуктору за то, что она не владеет казахским, требовать ее данные для того, чтобы пожаловаться на сервис в управление пассажирских перевозок. Видя несправедливость, я просто заступилась за пожилого человека – ведь она искренне пыталась избежать конфликта.
– Оскорблял ли вас Баубек Бердижаров? Как именно?
– Ну до определений, какие позже прозвучали в интернете не дошло, конечно. Он был выдержан и чрезвычайно настойчив в давлении на кондуктора. Сначала пытался проигнорировать мое вмешательство, но позже он переключился на меня. Я пыталась ему сначала объяснить на казахском, что требовать владения государственным языком на свободном уровне от человека в возрасте – неправильно. Предложила для начала научить говорить казакша чиновников, молодежь или хотя бы меня. Пыталась говорить по-казахски «Кария адам неге тисеныз?» Но очень скоро перешла на русский язык, потому что явно не хватало словарного запаса. Бердижаров настойчиво выяснял мое имя и фамилию, место работы, фотографировал меня на телефон, обещал выложить все в сеть – в общем, алгоритм действий тот же, что и с кондуктором. Скрывать мне нечего – я назвала свое имя и фамилию, а также профессию. Услышав мое имя, у него была очень странная реакция – он перешел на эмоции, начал кричать, что Ассоль – это корейское имя, он это знает. Как будто мое имя что-либо меняет в самой ситуации. Я ему сказала, что я – казашка, после чего Бердижаров начал выговаривать мне за то, что по его мнению, родители меня плохо воспитали. А его родители дали хорошее воспитание – потому что он знает казахский язык.  И если его научили казахскому, то он везде будет говорить только по-казахски и все обязаны ему отвечать хотят они того или нет. Логика его рассуждений мне была неясна, поэтому я ответила просто: «Вы прекрасны, я вас поздравляю». После этого Бердижаров вышел из автобуса.
–  Как вела себя кондуктор во время конфликта?
– Она сообщила ему свои данные, потом сказала: «Молодой человек, мне уже шестой десяток и очень сложно выучить язык, вы поймите, пожалуйста». Кондуктор как взрослый человек пыталась всячески избежать конфликта. После выхода Бердижарова она пожаловалась на то, что у нее от волнения подскочило давление. Это неудивительно, ведь любая жалоба может повлиять на ее дальнейший трудовой контракт, а в предпенсионном возрасте работу искать сложно.
– Чем было вызвано ваше вмешательство в конфликт?
– В первую очередь, меня возмутило несправедливое отношение к пожилому человеку.  Жаловаться на то, что получил нужную услугу – это уже хамство. Во вторых, меня возмутила попытка прикрыть хамство знанием языка. То, что кондуктор не ответила на казахском сразу – это, конечно, формально неправильно, но ведь в итоге был получен полноценный ответ. Так поддержи это стремление, похвали человека за то, что сказал как надо, это ведь стимулирует намного лучше угроз и обвинений. Из этого и сложилась моя позиция по отношению к Бердижарову, хотя поначалу я не вмешивалалсь в конфликт.
– Почему вы отправили открытое письмо ректору Аграрного университета? Ведь эксцесс случился вне стен ВУЗа?
–  Баубек Бердижаров очень громко заявлял себя как декан Аграрного университета, за что ему спасибо, потому что иначе я этого человека просто бы не нашла. Собственно говоря, мне точную должность показали, отправив ссылку с официального сайта ВУЗа. Его же я узнала по фотографии с сайта. Увидев, какую именно должность занимает Бердижаров  – а именно заместитель декана по воспитательной работе, я стала очень сомневаться в том, что он учит детей толерантности и взаимному уважению. Поэтому обратилась с письмом к ректору.
– Вы в своих постах достаточно критично отозвались о работе пресс-службы Аграрного университета.
– Непонятна была позиция пресс-службы: в тот же вечер, после публикации моего поста с фото в фэйсбуке, руководитель пресс-центра сначала отрицала существование наличие такого сотрудника. На следующий день в обед я позвонила ей и спросила о сроках ответа. Она сказала, что официально ничего не получала еще, и теперь ей придется спускаться на целый этаж, чтобы проверить почту ректора. После этого я позвонила еще раз в этот же день, на что мне был обещан ответ до обеда следующего дня. Но ни в субботу, ни во вторник ответ не пришел.  Все это время я сама интересовалась судьбой моего письма, ВУЗ не выходил на связь самостоятельно. Оценив длительность реакции, я разместила пост со своим видением урегулирования конфликта с профессиональной точки зрения, ведь у меня не было стремления конфликтовать с ВУЗом. Нет никакого желания добиваться увольнения Бердижарова, его настойчивость может хорошо послужить  в общении с чиновниками, например. Если он заставит наших  бюрократов говорить по-казахски – то честь ему и хвала. Я подсказала им конкретный выход, но они решили действовать по-другому. Это их право. По существу моего запроса, ни одного четкого ответа не прозвучало. Хотя вопросы по сути своей были элементарными: полчаса работы копипастом из отчетов Министерству образования.
–  Возвращаясь к теме государственного языка.  Считаете ли вы знание государственного языка необязательным?
– Ни в коем случае! Наш красивый язык должен развиваться во всех направлениях. Более того, именно обсуждения моих постов помогли мне предложить конкретную программу развития казахского языка. Сейчас я и мои соотечественники продолжаем дополнять и конкретизировать механизмы практического внедрения казахского языка как базового для всех казахстанцев. Надеюсь, что наши предложения будут услышаны. Хочу отметить, что представители других национальностей весьма активны в обсуждении, они хотят говорить по-казахски.  Их не надо заставлять, угрожать, выгонять из родных мест.
– А их выгоняют?
– Также как и меня. В своих аккаунтах многие националисты размещают лозунги с требованием, чтобы я уехала из Казахстана. «Манкурт» и «раболепствующая свинья» – это их любимые определения. В качестве креатива называние меня «болью и горем казахского народа». Даже так.
Нацики так увлечены ненавистью, что не заметили основную проблему. Прикрытие языком хамства и наглости напрочь дискредитирует наиболее сильные стороны казахского языка. При этом они совершенно искренне считают себя  защитниками Родины.  О каком патриотизме идет речь, если робкие попытки людей заговорить по-казахски встречают такой агрессивный отпор? Как можно требовать, чтобы люди полюбили наш язык и культуру под давлением? По моему мнению, как раз агрессивные националисты не хотят развития языка. А чего хотят – сами не знают. Я пыталась выяснить их платформу, программу, что именно они планируют делать, если все не говорящие казакша отсюда уедут. Каков их путь развития, когда они останутся маленькой и агрессивной кучкой? Нет ответа на этот вопрос. Похоже, что так далеко никто из них не задумывался. Дискуссии не получается в связи с нежеланием ее вести. Вся их аргументация сводится к оскорблениям. Те, кто хотел докопаться до сути ситуации, задавали мне конкретные вопросы. Я отвечала, и мы говорили, пришли к единому мнению. Из сотен людей только три человека готовы были обсуждать и аргументировать свою позицию. Когда я разъяснила ситуацию, то они приняли мою сторону, поняли меня. Спасибо им за это. А еще дали конкретные практические советы – как быстрее изучить родной язык. Я все запомнила, сейчас пытаюсь действовать в соответствии с этими советами.  И мои русскоговорящие френды тоже возьмут их на вооружение. Вот это очень важно.
– Вы сказали о сильных сторонах казахского языка. Хотелось бы подробнее.
– Сильных сторон много. В первую очередь, это мелодичность. Я считаю казахский язык самым поэтичным языком в мире.  А зная казахский, любой может писать стихи, потому что слова сами слагаются в рифмы.  Во-вторых, есть тысячи слов, которых нет в других языках мира. Об этом хорошо сказал Герольд Бельгер в одной из своих статей. В-третьих, казахский язык весьма полезен с точки зрения тюркских языков. Зная казахский  становятся понятны и другие тюркские языки. Языки – всегда полезно, люди это понимают и будут учить, главное, подать правильно.  Помимо тех пунктов, которые я привела в программе,  необходимо изменить  саму подачу необходимости изучения языка с учетом интересов конкретных целевых групп. Например, людям среднего возраста знание казахского поможет лучше общаться и в Турции, куда казахстанцы ездят чаще всего. Для пенсионеров нужно донести, что изучение языка способствует профилактике болезни Альцгеймера. Сериалы эти, если уж смотрят их, то озвучку – на казахском, а титры на русском , это незаметно, но работает. Про то, что детские сады, строящиеся за государственный счет должны быть только казахскоязычными – я говорила. В возрасте до пяти лет формируются базовые знания и язык восприятия становится определяющим. Все можно преподнести лучшим образом, главное – захотеть.
– Самый главный и, пожалуй, важный вопрос. Как поступать тем, кого унижают за незнание языка?
– Чтобы избежать этого, представителям других национальностей язык необходимо учить. Повторюсь, что других вменяемых  аргументов у националистов нет. Понимаю, что всегда при желании причины найдутся, и вот здесь должна быть четкая позиция казахов.  Мы – государствообразующая нация, от нас зависит спокойствие и мир в нашей стране. Если казахи будут спокойными, уверенными и вежливыми – то стабильность у нас будет. Если видите несправедливость, то заступитесь, проявите честь и достоинство.  Базовые традиции – уважение к старикам и помощь детям – это ключ к построению крепких связей между разными народами. Если можете быть выше провокаций – будьте. Когда лают собаки, стоит ли становиться на четвереньки и лаять в ответ? Нужно идти вперед, всегда вперед. Если оскорбляют  или угрожают  – пишите заявление в органы, конкретное моральное уродство конкретного человека не имеет никакого отношения  к нации.  Что касается чиновников, то могу сказать еще точнее – пожалуйста, не подходите к решению вопросов формально, помните слова Лидера нации о важности трех языков, уважении друг к другу, базовых принципах нашей Конституции.  Ваше формальное отношение и отписки способствуют снижению уверенности населения и повышению социальной напряженности. Самое лучшее выражение любви и преданности – это просто выполнять то, что поручил глава государства. И выполнять качественно.
Источник:  http://about.kz

Рубрика: