Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

После взятия «Талибаном*» (запрещен. организация) власти в Кабуле и установления контроля над большой частью территории #Афганистан’а глава Казахстана поручил МИД Республики проработать вопрос возвращения этнических казахов из Афганистана. По сути, речь идет не о новой акции по эвакуации, а о продолжении старой, но с новым медийным размахом и не вполне понятными перспективами.

Настоящий казах

Дело в том, что кампания по приему репатриантов (этнических казахов) не прекращалась с 1991 года. За этот период в страну прибыло более 1,076 млн. человек, из Афганистана – менее 2 % от общей численности.

Сейчас Министерство иностранных дел Казахстана озвучило примерное количество потенциальных репатриантов – 15 семей, около 200 человек. Это те «этнические казахи», с представителем которых МИД РК поддерживает коммуникации.

Термин закавычен из тех соображений, что доказать этническую принадлежность того или иного афганца может только хорошо знающий его человек. Документальных же доказательств в большинстве случаев предоставить невозможно, либо жн любой документ будет вызывать сомнения. Самый простой способ верификации – лингвистический. Казахский язык более-менее архаичен, и на протяжении десятилетий и даже сотни лет не претерпел сильных изменений.

Однако очевидцы, общавшиеся с теми, кто намерен приехать в Казахстан, предполагают, что это не казахи. Многие говорили на дари. Своего ру (рода), никто из них не знает, но при этом пишут, что они – кожа – то есть, не относящиеся ни к одному из жузов. В то время как афганские казахи и узбеки знают свою родословную до седьмого колена.

На 2011 год 42% населения Афганистана составляли пуштуны, 27% –таджики, 9% – узбеки, 9% – хазарейцы, 4% – аймаки, 3% – туркмены, 2% – белуджи и 4% – другие (казахи, кыргызы и др.) этнические группы. Число афганцев тюркского происхождения, которые составляют 16-18% от общей численности населения, превысило 6 миллионов.

Если это не казахи, то зачем они едут в Казахстан?

Мотивов для миграции может быть, как минимум, два. Первый – житейский, связан с очевидной стабильностью Казахстана в сравнении с Афганистаном. Но тогда с чего вдруг засобирались?

Ведь «Талибан»* и в прежние годы брал под контроль целые регионы страны. В том числе и северные, где больше всего выходцев с территории бывших советских республик. Это вызывает подозрения, и их развеять – дело компетентных органов. В прежние годы казахстанские СМИ неоднократно писали о том, что некие афганцы пытались выдавать себя за казахов, чтобы получить либо статус репатрианта, либо просто гражданство РК.

Понятное дело, что в Афганистане можно было бы приобрести как «стингер», так и архивную справку, содержащую данные по генеалогии человека вплоть до XIX века. Предоставят претенденты такую справку или нет – неизвестно.

Интересно, что в 2013 году СМИ сообщали, что перед президентскими выборами в Афганистане прошла кампания по выдаче биометрических удостоверений личности, где на самом пластике в качестве национальности обозначено «Афганец», а на смарт-чипе указывалась этническая принадлежность. Возможно, среди желающих уехать в Казахстан есть и те, кто получил такой документ. Однако не факт, что он будет предоставлен для идентификации владельца.

Понять можно и мотивы «Талибана»*, демонстрирующего добрую волю и выпускающего всех, желающих уехать – вплоть до маршала Дустума. Захватившей власть организации нужно лояльное население и возможность показать свою цивилизованность в глазах других стран. А нелояльные – пусть едут.

Простота получения статуса переселенца (ранее оралман, то есть репатриант, теперь – қандас, то есть соплеменник), зафиксированная в законодательстве Казахстана, подкупает. Нужно просто сказать, что ты и члены твоей семьи – казахи.

В законе обозначено: «Национальность претендентов, ходатайствующих о присвоении статуса кандаса и (или) включении в региональную квоту приема кандасов, а также получении разрешения на постоянное проживание в Республике Казахстан до въезда на территорию Республики Казахстан, устанавливается на основании записи в документах, удостоверяющих личность, при отсутствии такой записи – на основании других документов, подтверждающих национальность претендентов».

Помимо кандасов есть еще просто иммигранты. Их, возможно, гораздо больше. Так, за первый квартал этого года в Казахстан въехали 57 граждан Афганистана (34 афганца по национальной принадлежности). За 30 лет независимости таких людей могут быть тысячи.

Зачем же столько шума из рядового в общем-то процесса принятия в гражданство соплеменников? Тут может быть две версии.

Первая – медийный эффект направлен на США, которые убеждают республики Центральной Азии принять беженцев, сотрудничавших с прежней афганской властью. Теперь Казахстан может ответить на давление из США в том ключе, что и так принимает беженцев по своим программам – куда больше?

Вторая версия – желание сгладить кампанию по приему афганских граждан в глазах казахстанцев, негативно относящихся к чужакам. В частности, в СМИ уже прошли публикации о том, что в ряде регионов страны готовят помещения, где разместят беженцев.

Свидетельство очевидца

По рассказам человека, бывшего на территории Афганистана несколько лет назад, можно нарисовать некую картину, касающуюся казахов и тюркоязычных этносов в этой стране.

Так, в афганском Мазари-Шарифе местные жители сообщали, что в городе живут около восьми семей казахов. В Пули-Хумри (еще один северный город Афганистана) встретилась одна казахская семья, впрочем, неплохо обустроившаяся. Представитель этой семьи являлся хозяином большой частной клиники, а остальная родня переехала в Южно-Казахстанскую область.

В Кундузе (город на севере Афганистана) довелось встретить семьи двух братьев, которые держали крупный «Toyota-центр». То есть, по редким встречам с местными казахами можно сделать вывод, что все они «упакованные», там нет бродяг.

В Имам Сахибе, другом городе провинции Кундуз, на границе, южнее реки Пяндж, тоже предположительно есть несколько десятков семей, которые живут там вперемешку с узбеками.

Если говорить о тех, кто уже переехал именно в Казахстан, то у них целые аулы на юге страны, а также в западных казахстанских регионах. То есть переехавших репатриантов в Казахстане могут быть десятки тысяч.

Тюркские мигранты из Афганистана часто утверждают, что менталитет «коренного населения» им не подходит, с ним сложно ужиться. Поэтому за последние несколько десятилетий многие выезжали либо на историческую родину, либо туда, где более комфортная среда.

Что характерно, у репатриантов из Афганистана коммерческая жилка мощнее, чем у жителей Казахстана, поэтому они быстро адаптируются, налаживают бизнес.

Возвращенцы – разносчики радикализма?

Актуальным для Казахстан остается вопрос о казахах, которые по разным причинам уехали в Афганистан и другие «горячие точки». Среди них и салафиты, и участники вооруженных формирований. Насколько казахи, проживающие на этих территориях, могли проникнуться идеями организаций Исламского движения Узбекистана*, Партии исламского возрождения Таджикистана* и т.д.?

Тюрки – часть непуштунского населения Афганистана. Персоязычные и тюркские этносы в стране имеют тесные взаимоотношения. В пользу такого симбиоза говорит и то, что в период, когда несколько лет назад «Талибан»* контролировал Кундуз, бизнес местных казахов никто не трогал. В рядах самого движения тюрков тоже достаточно: и узбекская оппозиция, и туркмены, и казахи.

По всей видимости, казахских соотечественников в Афганистане действительно осталось немного. В течение более полувека нестабильности в стране казахи покидали Афганистан. В итоге реальный процент тех, кто осели в РК – невелик. Судя по тем, кто приехал в РК, афганские казахи жили оседло в городах и имели тесные взаимоотношения с носителями языков тюркской группы. Большинство – достаточно стабильные в экономическом плане люди. Потому и смогли эмигрировать семьями, а затем обустроиться на новом месте.

Тюркоязычные афганцы могут себя выдавать за казахов, что и происходило в ряде случаев. Конечно, если некоторые афганские узбеки станут «казахами» – ничего плохого, но вопрос в том, насколько эффективна может быть на месте работа по выявлению нежелательных элементов из числа прибывающих на территорию страны афганцев.

*террористические и экстремистские организации, запрещенные на территории РФ и стран Центральной Азии.

 

 

 

 
Источник: ia-centr.ru

Рубрика: