Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

К 175-летию великого поэта и мыслителя казахов Абая (Ибрахима) Кунанбай-улы

 

 

Национального гения казахов Абая Кунанбайулы долгие десятилетия мы представляли однобоко – только как поэта,  светского философа и русофила. Темы «Абай и Восток», «Абай и Ислам» в контексте абаеведения остаются малоисследованными. В то же время известно, что  38-ое Слово (из 45 Слов или Размышлений «Гаклийа») представляет собой теологическую рефлексию. Тема веры и исламской религии является одной из приоритетных в прозе и поэзии великого Абая. Известны такие стихи поэта, как «Алланын Өзі де рас, сөзі де рас» (Истин Аллах и Его слово), «Патша Құдай, сыйындым тура баста Өзіне» (Боже, Повелитель, прямо обращаюсь к Тебе» и др.

Об остальном мы можем пока предполагать, догадываться, спорить… Дело в  том, что у нас нет возможности полностью реконструировать духовное и интеллектуальное наследие Абая из-за невосполнимых потерь его архивов в перипетиях трагической истории. Немало вопросов и «белых пятен» в биографии Абая касательно его связей с Востоком, чтения ими татарских или арабских реформаторов, переписки с учеными.

Известно, что Абай (Ибрахим) вырос в окружении набожных женщин (бабушка и мать), читавших  пятикратный намаз; а отцом поэта был Кунанбай-хаджи, который славился своей религиозностью и приверженностью шариату. Кунанбай-мирза совершил своего рода подвиг, проложив однажды священный маршрут из восточно-казахстанского Семея (русская крепость Семипалатинск) до неизмеримо далекой и опасной из-за рекордной смертности паломников в те времена  центров Саудовской Аравии – Мекки Мукаррама и Медины Мунаууара. По одним сведениям он поехал в хадж в 1874 году, и вернулся через два года. В Мекке отец Абая построил вместе с другими именитыми казахами первую гостиницу (таккие) для богомольцев из Казахстана.

Настоящее, мусульманское имя великого Абая, данное ему при рождении в 1845 году, было Ибрахим. Это имя, безусловно, свидетельствует о многом,  о крепких традициях мусульманства среди казахов Среднего жуза, аргынского тэйпа (тайфа), рода «таупыкты» (топыкты). То есть арабское имя Тауфик имя носил еще дальний героический предок Абая (перевод имени: «содействие Аллаха»).

Сначала маленький Ибрахим обучался у аульного муллы Габитхана, который был из оказахившихся татар. А спустя время его отправили учиться в лучшее медресе г. Семея. Это было медресе Ахмед-Риза. Как сейчас установили исследователи, в это время, в конце 19-ого века из Казани в степи Казахстана проникли идеи  великого татарского теолога (ахун, мухтасиб), просветителя, предтечи российского джадидизма Шагабуддина Марджани. Не только труды, но и его живые ученики и последователи самоотверженно внедряли новые методики и педагогические модели в разных частях империи. Медресе, где получил образование Абай, было основано в 50-е гг. одним из учеников Марджани татарином Ахмед Ризой. Это было одно из первых реформированных по джадидскому методу медресе в областях российских тюрков-мусульман.

В целом, в Казахстане, как и других областях  тюрко-мусульманского мира Евразии к концу 19-ого века уже началось характерное брожение умов и пробуждение духовного самосознания в рамках т.н. Джадидизма. Господин Марджани считается одним из отцов тюрко-татарского модернизма, хотя  в целом в вопросах религии этот великий человек оставался весьма сдержанным и выступал как мусульманский алим-традиционалист.

Таким образом, мы должны всемерно учитывать то важное обстоятельство, что идеи и методика великого Марджани активно проникали в Семипалатинскую область, особенно в центр данного уезда, в котором всегда проживало много татар. Хотя мы не можем точно реконструировать учебный процесс и программу медресе Ахмед-Риза, но исследования все же проливают свет на то, что это было хорошее, реформированное мусульманское учебное заведение с интенсивным курсом обучения (например, в нем за 2 года можно было пройти обучение, на которое в старометодных медресе Бухаре уходило до 10-15 лет). В семипалатинском Ахмед-Риза были успешно интегрированы и оптимизированы программы по шариату, суфизму, восточным языкам, а также основы светских наук.

То, что альма-матер Абая, медресе Ахмед Риза было уже либеральным по духу, т.е. джадидским видно из того, что юному Ибрагиму мударрисы разрешали посещать параллельно русскую школу. Абай в годы учебы в медресе начал писать первые стихи, причем на чагатайском (средневековый книжный тюркский язык). В них он подражал великим суфийским поэтам Востока, прославлял их и просил духовного покровительства. Вскоре Абаю пришлось оставить поэзию и учебу из-за вовлеченности в судебно-административные дела, вернее, он стал своего рода внештатным помощником своего отца, служившего волостным правителем, позже «ага-султаном» в местной колониальной администрации (Кунанбай хаджи имел чин хорунжего). К  любимой поэзии и духовному творчеству Абай возвращается лишь в возрасте 40 лет.

 

©  Назира Нуртазина,

профессор КазНУ им. аль-Фараби

 

 

Рубрика: