В южном мегаполисе живет Болатбек Бейсбеков — сейчас очень известный и уважаемый человек. У него не дом, а настоящая художественная галерея. Он любит устраивать экскурсии по своим владениям, которые по внешнему виду напоминают дворец. Но дом — это не самое удивительное. Он сумел организовать жизнь своей большой семьи таким образом, что со стороны это все напоминает своеобразную фабрику, на которой работают отец, мать, их дети, а теперь и внуки. И, кажется, все они счастливы.

 

«Знаете, что показала пандемия? — говорит нам Болатбек, и при этом в глазах его появляется блеск, а на лице — не скрываемая улыбка. — Она показала, что наша работа, оказывается, самая лучшая. Благодаря тому, что мы здесь создали богатую материальную базу, есть все необходимые для ремесла материалы — шерсть, краски, а благодаря тому, что появилось очень много времени и никто не отвлекает, мы могли просто работать, заниматься своим любимым делом и все. Так что пандемия — это плохо, но есть у нее хорошая сторона — можно спокойно сидеть, работать, не отвлекаясь ни на что».

Болтабеку 60 лет, 40 из них он профессионально занимается творчеством — создает картины, скульптуры, постоянно ищет и пробует что-то новое.

«У братишки сын поступил в колледж на железнодорожника. Родители отправили его к нам, потому что у нас семья не только художников, но и железнодорожников. Они надеялись, что мы поможем ему в становлении железнодорожником. Но он прожил у нас три месяца, втянулся в наш творческий процесс (студенту доверили производство деталей для будущих изделий из кожи) и говорит: народное ремесло — это же самая лучшая работа», — говорит Болатбек, и снова в глазах его заметен игривый блеск.

Удивительно, как же ему удалось сохранить этот ребяческий интерес к творчеству до сегодняшнего дня.

«Я считаю, самый главный наш выигрыш случился во время перестройки. Тогда очень многие художники бросили свое ремесло и ушли в бизнес, на базар. Некоторые мне иногда говорят: вот, мол, я во время перестройки бросил искусство, а теперь, когда все нормально стало, я снова к нему вернулся. А я ему говорю: это не ты бросил искусство, это искусство тебя бросило», — отмечает Бейсбеков и вспоминает времена, когда ему было особенно нелегко.

«Я тогда жил в Арыси. На вокзале все торговали дынями, арбузами, а у меня там был киоск народного творчества. И там у меня была комнатка, я всегда любил, чтобы там, где я работаю, было место для отдыха, чтобы был комфорт, чтобы я мог принять там гостя, попить с ним чай, как в турецких фильмах.

Торговцы дынями и арбузами мне говорили: «Ты хочешь возродить искусство прадедов, но ты этим не проживешь; у тебя есть свободное место, почему бы тебе там арбузы и дыни не продавать?» — рассказывает Болатбек.

Это был момент развала СССР, зарубежные гости были редкостью. Но именно тогда на вокзале в Арыси к ларьку Болатбека подошла группа иностранцев из проходившего мимо поезда.

«Когда у нас ковер ткут и приходят гости, то женщины обязательно для них сделают шашак — красивый такой кружочек с кисточкой — и положат гостям в карман. Я научился делать такой шашак, который, как сувенир, можно, например, повесить в машине. Зарубежные гости купили у меня три таких сувенира. Хорошо, что сын брата смог по-английски им цену сказать. Я продал, и у меня была непередаваемая радость. Я расценил это как знак, что в такое тяжелое время наше искусство, оказывается, нужно, и мы семьей твердо решили, что будем продолжать заниматься своим ремеслом», — говорит Бейсбеков.

Потом было еще несколько таких знаков, которые еще сильнее укрепили веру семьи в свое предназначение. Окончательная уверенность появилась, когда был создан Союз ремесленников Казахстана. Благодаря этому объединению Болатбек, как победитель конкурса «Шебер», смог побывать в других странах, посмотреть мир, познакомиться с иностранными мастерами.

Из поездок он привез много фотографий. На нижнем снимке — одна из них, ее Болатбек сделал в Индии.

«Как-то я показывал эту фотографию одному нашему ювелиру. Говорю: ну как тебе? Он говорит: да, красивая девушка. А я ему: при чем тут девушка, посмотри у нее в ушах серьги, которые напоминают юрту», — улыбается наш собеседник.

Приверженность творчеству, говорит Болатбек, его выручала даже в самые трудные периоды. В какой-то момент он понял: без своей собственной галереи с мастерскими не обойтись. Так в Шымкенте появился дворец, где есть все — и магазин, и картинная галерея, и место для мастер-классов, и, что самое главное, мастерские для всех членов семьи Бейсбековых.

«Когда возводили эту галерею, сами строители между собой обсуждали: зачем он строит галерею, вроде нормальный человек, лучше бы на эти средства тойхану построил, чтобы каждый день деньги были», — снова с улыбкой говорит глава семьи.

Тем строителям было не понять, что Бейсбековы живут чем-то большим, чем просто желание зарабатывать деньги. Впрочем, одно другому не мешает. Болатбек смог организовать свою домашнюю фабрику таким образом, что, во-первых, она всем ее участникам приносит доход, во-вторых, творческую реализацию.

У главы семьи шестеро детей, четверо из которых профессиональные художники, а еще творчеством увлеклись шестеро внуков. Если к этому числу добавить еще и Болатбека с его супругой, которые являются живописцами, то получится большая сплоченная команда.

Каждый член этой команды имеет свое рабочее место, свой фирменный почерк и, что самое важное,  каждый рассматривает свое дело не просто как хобби, а как работу, причем любимую работу, за которой они могут проводить очень много времени.

В торговой лавке можно найти мыло ручной работы — это сделали внучки Болатбека.

«Сейчас, если внучки увидят, что мыло купили, обрадуются и скажут: о, мое мыло продалось. То есть они этим зарабатывают уже», — поясняет Бейсбеков. И в этом как раз и секрет слаженной работы их домашней фабрики.

Но, конечно, без личного примера ничего бы не получилось. Дети видят увлеченность и ответственный подход к делу взрослых и просто стараются делать то же самое.

«Моя дочь — художник, у нее стаж уже десять лет. Как-то раз она написала картину. Я смотрю, и мне показалось, что картина незавершенная. Я попытался ей сказать деликатно, что вот здесь можно было бы исправить. Но она сказала: мне так нравится.

Ее работы мы выставили во время приезда арабских шейхов. Самое интересное, что шейхам особенно понравилась именно та картина, которая мне казалась недоделанной. Они спросили цену и не задумываясь купили. Вот тогда я подумал: оказывается, я не понял работу своей дочки, значит, у нее свое видение», — рассказывает Болатбек.

Вообще желание постоянно учиться — это одна из отличительных сторон нашего собеседника. Однажды он упустил случай, когда можно было получить очень ценный навык, пытался наверстать упущенное, но даже тысяча долларов ему не помогла.

«Когда мы учились, нам преподаватели говорили: живопись — королева искусств. В то время был у нас специалист по керамике Борис Муратович, у которого были большие глазированные кувшины, он открыл свой кружок и приглашал нас. Но мы тогда были ничего не знающие пацаны, говорили: мы живописцы, зачем нам гончарное дело.

В 1996 году я переехал из Арыси в Шымкент, времена были сложные: ни света, ни газа. Я обратился к одному человеку, у которого была керамическая печь, чтобы он обучил меня мастерству.

Он попросил за месяц обучения 1000 долларов. Я пришел к отцу за советом. Отец сказал: лучше сейчас сразу отдай, все равно потом отдашь, если что-то задумал, то все равно это сделаешь. Так отец поддержал меня», — рассказывает Болатбек.

Он стал ходить к мастеру, но через неделю понял: что-то идет не так. Ведь он рассчитывал научиться готовить глину, делать глазурь, а мастер таких секретов не знал, он привык работать с уже готовым материалом.

«Через неделю он возвратил мне 900 долларов и сказал: я тебя не могу обучить. До сих пор я так и не достиг необходимого уровня в керамике. Поэтому я студентам всем говорю, чтобы они не упускали возможности обучиться важному делу», — рассуждает Болатбек.

Казалось бы, этот человек воплотил мечту многих людей: у него есть уютный дом, есть любимая работа, приносящая доход и душевное удовлетворение, есть большая дружная семья. Но есть еще одна идея, которую бы хотел осуществить мастер.

Среди казахстанских художников есть уникальные личности, работа которых очень ценна с точки зрения искусства, но не приносит им соответствующих материальных благ. И вот Бейсбеков хотел бы поднять статус таких творцов.

«Есть ремесленники, которые нужны для истории. Например, я знаю одного керамиста, если бы он делал горшки для цветов, то он бы хорошо заработал. Но попробуйте к нему подойти с предложением изготовить горшки, он на вас посмотрит с недоумением и скажет: зачем мне горшки?

Знаете, чем он занимается? Он восстанавливает по крупицам древние обломки из археологических раскопок и от этого занятия он испытывает ни с чем не сравнимый кайф. Такой человек нужен для истории, он восстанавливает и тиражирует историю», — приводит пример Болатбек.

«Поэтому я бы хотел на четырех гектарах построить центр ремесленников, в нем будет все необходимое для творчества, будут мастер-классы, будет гостиница.

Например, приходит в эту гостиницу условный мастер, подает свое удостоверение, а на табло сразу высвечивается вся информация о нем и тут же администратор объявляет всем присутствующим, что перед нами настоящий творец, заслуживающий большого почтения. И сразу такому творцу дают скидку на проживание в 50 процентов, заселяют его в роскошный номер, размером 18 на 6,5 метра. Причем заселяют с его семьей, чтобы семья видела, что их отец нужный человек, что он признанный мастер. То есть я хочу тем самым поднять статус художника, чтобы почтение было не только высокопоставленным чиновникам, но и мастерам», — поделился своей идеей Болатбек.

Воскресный день. Мы лишь на несколько минут отвлекли членов этой большой и дружной творческой семьи от их занятий для совместного фото. А потом они разошлись по своими мастерским и в доме снова стало тихо.

Так за любимым делом они могут сидеть ночь напролет. Признаются: в темное время суток работается особенно хорошо — никто не отвлекает.

Текст: Ренат Ташкинбаев. Фото: Турар Казангапов©

 

Рубрика: