кырИнтеграционные процессы, происходящие на постсоветском пространстве, не остаются без внимания Запада, который категорически не заинтересован в их осуществлении. Дестабилизация региона путем создания зоны хаоса и максимального ее приближения к границам Китая и России является одной из главных целей политических кругов Соединенных Штатов Америки. Такое мнение было высказано сразу несколькими экспертами, принимавшими участие в прошедшей недавно конференции стран ШОС в Бишкеке.

На вопрос одного из молодых кыргызских журналистов, зачем это нужно американцам, последовал ответ, что Штаты, привыкшие считать себя хозяевами мира, стремятся подтверждать свое реноме в любой точке планеты и не позволять без своего «добра» осуществляться любым политическим и экономическим процессам.

На сегодняшний день у США два геополитических соперника – Россия и Китай. В их совместную стратегию Штаты уперлись на Ближнем Востоке и теперь, скорее всего, попробуют взять реванш в Центральной Азии. Что это может сулить Центрально-Азиатским государствам, предугадать несложно.

Сделав Центральную Азию зоной своего влияния, США одним выстрелом убивают двух зайцев. Расположение региона таково, что отсюда открываются направления в стороны обоих конкурентов. Во-первых, это дает возможность вплотную подобраться к границам КНР и обеспечить переброску исламских боевиков в Синьцзянь-Уйгурский автономный район КНР. Во-вторых, позволит ослабить Казахстан, как главного союзника России в регионе и разрушить стратегически важный союз обеих стран. К тому же дестабилизация Казахстана даст возможность проникновения банд экстремистов на территорию России и отрезать Китай от каспийской нефти, что негативно скажется на его экономике.

кыр.jpgд

 Эксперты сходятся во мнении, что в Казахстане уже есть террористическое подполье, связанное с Северным Кавказом и Афганистаном. Подтверждением тому могут служить произошедшие не так давно в стране террористические акты. Однако наиболее слабым звеном в центрально-азиатской цепи все же считают Таджикистан и Кыргызстан. События последних лет, происходившие в кыргызской республике, не дают в этом усомниться.

Таким образом, становится очевидным то, что Центральная Азия превратилась в арену противоборства великих держав. И на данном этапе, по мнению политологов, следует ожидать усиления внешнеполитической активности России, как гаранта безопасности в регионе.

В то же время США, несмотря на минимальную экономическую активность в регионе и отсутствие открытых противоречий с Россией и Китаем, с этим соглашаться явно не хотят. И их политика в Центральной Азии на данный момент связана со стремлением взять под контроль зону жизненно-важных политических, экономических и транспортно-энергетических коммуникаций.

Надо сказать, что действия американцев в этом плане не безуспешны. Им уже практически удалось перетянуть на свою сторону Узбекистан. Как мы знаем, он недавно вышел из ОДКБ и пребывает в предвкушении большого количества халявного американского оружия, которое янки собираются вывезти из Афганистана и подарить Исламу Каримову. Пляска узбеков под американскую гармонику угрожает китайским энергетическим проектам. Ведь через территорию Узбекистана проходит газопровод, протянутый из Туркменистана в КНР.

Китайцы, по мнению экспертов, постараются выйти сухими из воды. Не ввязываясь по возможности в противоборство США и России,  они продолжат политику укрепления экономических связей с регионом. Однако удастся ли им это, если регион действительно будет дестабилизирован?

То, что эти попытки уже предпринимаются, у экспертов сомнений не вызывает. События последних дней, произошедшие в Кыргызстане, относят к действиям глобальных игроков. Об этом мы побеседовали с известным кыргызским политологом Марсом Сариевым.

— Последние события в Кыргызстане – это политические игры?

— На самом деле Кумтор – это больной нерв. И пока не будет поставлена точка, политические оппоненты действующей власти будут использовать ее в своих целях. Если говорить о гражданах, то они прекрасно понимают, что договор с иностранной компанией изначально был несправедлив. Сейчас объявлено, что срок действия договора истек. Причем уже два раза. А у народа по-прежнему остается мнение, что Кыргызстан от этого продолжает терять. И немало. Следовательно, политики, оппонирующие  действующей власти, всегда будут это использовать. Причем, для них не суть важно, Кумтор это, или что-то еще. Они будут так же рады апеллировать и Каркарой, если бы ее можно было подогнать под эту тему. Большая проблема так же существует и в Таласской области. Но это не возымеет желаемого результата. А по Кумтору можно расшатать весь Кыргызстан. Потому что это кровоточащая злободневная рана. Тем более для иссыкульцев. На этом играют и внешнеполитические силы в том числе.

— Кто виноват и что делать?

— Отвечать за это должны чиновники времен Акаева. Нужно привлекать к ответственности виновных. Но их никто не привлекает. Причем это происходит на протяжении всего последнего периода. Были проблемы, повлекшие революцию 2005 года. Акаев не привлечен. Затем появились вопросы, спровоцировавшие революцию 2010 года. Бакиев так же  не привлечен. Все ушли от ответственности. Поэтому народ на местах уже начинает дистанцироваться от власти, которая постепенно утрачивает народное доверие. Как результат, на местах начинают появляться местные полевые командиры — главы отмежевывающихся территориально–клановых структур. Таким образом, происходит распад вертикали власти. И это очень опасно. Потому что на этом играют внешние игроки. И дело здесь не только в Кумторе. Он лишь повод, который используется определенными политическими кругами для достижения своих целей. В первую очередь – это дестабилизация Иссык-Кульской области. Потом Нарын. Потом должен был вспыхнуть Талас.

— Однако, как мы видим, ничего этого не произошло…

— Атамбаев в своей речи по этому поводу все четко обозначил. Он даже назвал некоторые имена некоторых деятелей, чьи дорогостоящие автомобили  были замечены в Таласе и Караколе. Президент сказал, что есть ряд бизнесменов и депутатов, которые больше всех горлопанят в парламенте, и которые все это организовали. Таким образом, он дал понять, что ему известно, какие силы за этим всем стоят. Поэтому на митинг в Таласе собралось всего сто пятьдесят человек. То есть план не сработал. Я думаю, что те, кто хотел дестабилизировать обстановку, не учли того, что любой революции должна предшествовать революционная ситуация. А она для этого еще не созрела. С Акаевым созрела, с Бакиевым созрела. А здесь нет. Потому что нет альтернативных фигур, за которые народ мог бы пойти голосовать. Атамбаев еще не исчерпал свой ресурс. И сейчас оппозиционно настроенная элита сделала шаг назад. По крайней мере, до весны.

— В Кыргызстане порядка пяти тысяч иностранных неправительственных организаций. Не многовато ли для такой маленькой страны?

— Есть и такая проблема. Все мы знаем, что это сетевая структура, ориентированная на Запад. Но тут нам приходится выбирать между плохим и очень плохим. Мы еще не созрели для того, чтобы принять закон о НПО, как в России. Потому что наше гражданское общество, можно сказать, выросло на этих американских грантах.  И другого у нас нет. Если уйдут НПО, остаются только кланы, криминальные группировки. А гражданского общества, как такового, не будет.

кыр.jpgд.jpgд

— Неужели все так плохо?

— Не могу сказать, что это плохо. Кыргызстан – маленькая страна. И отследить кто чей агент здесь не сложно. Это не Казахстан, и тем более не Россия. Ситуация в Кыргызстане несколько другая. Здесь узнать, кто работает на западные спецслужбы, очень просто. Все знают, что, допустим, этот работает на саудитов, этот контактирует со Штатами и т.д. Да, мы понимаем, что это западное влияние, что это западная парадигма, которую Запад использует, как инструмент. Но у нас другого ничего нет. Если убрать НПО, тут же активизируются радикально-исламские проекты. Не нужно забывать, что исламисты, в отличие от НПО, нигде не регистрируются и действуют подпольно. А этих хотя бы можно посчитать и вычленить тех, кто на самом деле работает на деструктив. Но среди них есть и те, которые тоже работают репродуктивно. Экология и т.д. Поэтому у нас другая ситуация и спецслужбы должны быть более внимательными. Как ни удивительно, но пока именно НПО у нас сдерживают экспансию кланов и радикально настроенных религиозных экстремистов.

— В Казахстане работают различные международные фонды, учредителями которых являются люди с громкими именами в мире финансов и не только. Они якобы изучают существующее положение дел в социальной сфере страны, затем дают рекомендации правительству, как бороться с возникшими проблемами. Но ведь на самом деле это легальная разведка, благодаря которой заинтересованные страны знают наши слабые места лучше нас самих. 

— Вы правы. И в Кыргызстане большинство фондов просто сканируют ситуацию. Если посмотреть динамику деятельности НПО, которые работают с местным сообществом, то большинство из них сконцентрировано в проблемных областях. Все они в основном на юге, ближе к границе с Узбекистаном и Таджикистаном. А на границе с Казахстаном их нет. Очевидно, что они функционируют в болевых точках. Они на самом деле собирают и анализируют информацию. Но мы вынуждены с этим считаться. Потому что это очень большой процент финансовых вливаний в Кыргызстан идет через эти фонды. В нашей ситуации, я полагаю, что надо отдавать себе отчет в том, чем они могут заниматься параллельно.

— Объявляемые ими конкурсы на получение журналистских грантов с условием не присылать статьи, лоббирующие законодательные инициативы, я думаю, направлены не на укрепление стабильности…

— Конечно. Это делается с целью формирования негативного мнения граждан о собственной стране.

— И что же нам с ними делать?

— Нужна альтернатива. Надо создавать структуры, которые на государственном уровне в противовес им показывали бы механизм положительных преобразований. Нужно зеркально отражать всю работу подобных фондов. Как только появляется негативная информация, сразу же антидот. Потому что открыто ссориться с ними на данном этапе может выйти себе дороже.

 

Алматы – Бишкек – Алматы

Рубрика: