На кинорынке, проходящем в рамках 66-го Каннского кинофестиваля показали фильм «Pussy Riot: панк-молитва». Картина не новая, уже отмеченная спецпризом американского фестиваля «Сандэнс», где в начале зимы и состоялась ее премьера. Но в Европе она почти неизвестна.

pussy riot каннский кинофестиваль панк-молебен

фото: Наталья Мущинкина

icK94qgVTKA

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Представлялся фильм, как российский, хотя создан британским продюсером Майклом Лернером, чья картина «В ад и обратно» о возвращающихся из Афганистана солдатах номинировалась на «Оскара», и доктором Гарвардского университета, специалистом по русскому авангарду Максимом Поздоровкиным. Обычно на такие показы приходит человек 20-25, а то и 2-3. Это потенциальные покупатели, представители фестивалей. Показ не рассчитан на прессу. На « Pussy Riot» по этим меркам собралось довольно много людей. Тема волнующая людей, хотя иногда их интерес проявляется исключительно на уровне балаклав, как было на Венецианском кинофестивале. Там устраивались уличные перформансы, а в один из дней разноцветные вязаные шапки с прорезями кто-то натянул на головы старинных скульптур в саду Джардини, где проходят художественные Биеннале.

 

Фильм основан на материалах, снятых во время суда над «Pussy Riot». Делался он по горячим следам. Нет в нем мощной художественной идеи, которая непременно бы присутствовала, будь этот фильм авторским, возьмись за него какой-то самобытный режиссер. И провокативности никакой. Это вам не Майкл Мур, способный завести аудиторию на ровном месте. Вот уж чей триумф в Каннах не забудешь никогда. Некоторые зрители после премьеры его документального фильма «Фаренгейт 9/11» о событиях 11 сентября 2001 года в США припадали к сандалиям режиссера и готовы были ноги ему целовать. Это было похоже на истерию. Ну, и жюри Квентина Тарантино тогда наградило его «Золотой пальмовой ветвью». Кстати, написанная Муром книга, по которой он и делал свой фильм, называлась «Где моя, страна, чувак?». Вот слова, которые отлично бы подошли к фильму о «Russy Riot». О чем еще, как не о собственной стране, можно размышлять, восстанавливая все события, связанные с девичьей панк-группой, о которой теперь знает весь мир.

Как скажут ее участницы, власти боятся самого слова Riot, и объяснят, что означает оно бунт, погром, восстание. События, запечатленные в фильме, происходят 21 февраля 2012 года, когда девушки появились в балаклавах кислотного цвета перед алтарем храма Христа Спасителя, чтобы дать концерт и спеть «Богородица, Путина прогони». Одна из участниц акции Надежда Толоконникова объяснит, что храм этот символизирует слияние церкви и государства, а это ненормальная вещь. Она же выскажет парадоксальную мысль о том, что служить в храме должны женщины. Для того, чтобы освободить костное общество от предрассудков, годится, похоже, только революция. Для «Pussy Riot» акция в храме Христа Спасителя — далеко не первое выступление. Группа не раз выходила в салонах красоты и магазинах в центре Москвы, публично сжигала портрет Владимира Путина. Гораздо смелее и опаснее для власти выглядел выход на Красную площадь, когда совсем раздетые девочки, забравшись на Лобное место, словно вознеслись над заснеженной Москвой, чтобы высказать миру все, на что способны. Однако, прежние акции влекли за собой административную ответственность, а теперь дошло до уголовного дела. В фильме показывается то, что было за полгода до ареста, когда Дмитрий Медведев выносит предложение выдвинуть на пост президента Владимира Путина, проезд Путина по пустынной Москве, снятый откуда-то сверху – и это по-своему красиво и пугающе, последовавшие потом акции протеста на улицах. Девушки открыто говорят о том, что в России – авторитарный режим, и он их не устраивает. А потом мы увидим их спустя полгода после ареста.

Лучшее, что есть в фильме – это кадры с родителями участниц «Pussy Riot». Как они переживают за своих дочерей, как умно и деликатно себя ведут, сочувствуют своим детям, даже не всегда разделяя их взгляды. Но это не слепая любовь. Родители говорят, что девушки с ума сошли, как можно было устраивать такую акцию в храме Христа Спасителя. «Нехорошо. Храм для молитвы», — скажет мама Марии Алехиной. Для нее произошедшее стало потрясением. Отцы и мать вспоминают, как росли их дочери, чем интересовались, пытаются найти истоки произошедшего и находят. Отец Кати Самуцевич расскажет, как в их дом приезжали девочки из разных городов, ночевали, изготавливали балаклавы, ничего опасного в их занятиях не было. Как бы то ни было, родители гордятся своими детьми. На суде записывали на диктофон выступление своих дочерей. Конечно кадры, запечатлевшие предельно откровенную акцию группы «Война» в Биологическом музее им. Тимирязева, к которой была причастна Надежда Толоконникова, — это сильно. Она способна шокировать кого угодно. Куда безобиднее уличные сцены участниц «Войны» с поцелуями, когда девушки буквально набрасывались на женщин-милиционеров и разве что не взасос их зацеловывали. Самуцевич скажет, что не хочет детей, и что это ложное воспитание, которое прививается нашим девушкам, когда их ориентируют исключительно на создание семьи.

Сцены суда, проходящего в небольшом помещение, с огромной концентрацией людей, со здоровенными охранницами в милицейской форме, производят удручающее впечатление. Толоконникова ведет себя хладнокровнее других.. Но это может только внешнее проявление, неизвестно, какой огонь горит внутри. Она скажет, что они хорошие, дружественные люди, и даже шуты, скоморохи, возможно, юродивые, но зла не несут. В заключительном слове Мария Алехина произнесет: «Я вас не боюсь. Вы можете лишить меня лишь, так называемой, свободы. Но внутреннюю свободу у меня не отнять». И Толоконникова скажет: «Почувствуйте с нами запах свободы». На наших глазах им вынесут приговор – три года с отбыванием в колонии общего режима. А потом новый адвокат Самуцевич добьется для нее изменения приговора — два года условно. На этом, собственно все и заканчивается. С тех пор многое произошло. Но документальный фильм, если он настоящий, не должен зависеть от свежести информации, его ценность в другом — в обобщениях и посылах, эмоциональной убедительности.. Яркой эту работу не назовешь. Сняла же Алена Полунина отличный фильм про лимоновцев, внедрившись в их среду. Последнее важно для понимания истоков, сути произошедшего, характеров людей. Возможно, потом кто-то сумеет рассказать и о Pussy Riot не повехностно. А пока интерес связан с тем, что тема горяча. Хотя есть зацепки и сегодня. Когда Надежда Толоконникова скажет, что тюрьма – не самое плохое место для думающего человека, душу же все равно не смогут отнять А Мария Алехина выразит опасение, что «этот чудовищный спектакль» может затронуть ее ребенка — вот самое страшное.

Противники «Pussy Riot», как они показаны на экране, — зрелые и весьма экзотические мужчины, рассказывающие о том, что все идет по сценарию разрушения алтарей и престола. Если бы мы жили в 16 веке, — считают они — участниц этого действа сожгли бы. Толкуют о бесах, поселившихся в душах девушек. Были же ведьмы, которые не каялись никогда. Один из них попытается объяснить, что означает само название группы – кошки, маски, еще вариант – сбесившиеся матки. Женщины у Храма, собравшиеся на митинг, направленный против нарушительниц спокойствия, говорят о том, что пришли в сердце России и нагадили, рассуждают о том, как когда-то по копейке собирались народом деньги на строительства храма. А в стык этому идет хроника разрушения храма Христа Спасителя в 1917 году. Сильное впечатление! Особенно незабываем открытый бассейн на месте храма, с паром, стоящим в воздухе в зимний день, и плавающими людьми. Тех, кто этого не видел, поражает особенно.

Патриарх Кирилл говорит о том, что ни один верующий человек не должен считать, что произошедшее в храме Христа Спасителя его не касается. Кто-то угрожал матери Марии Алехиной и готов к православному джихаду в отношении Марии и ее ребенка. В поддержку девушек выступает Йоко Оно, Мадонна во время своего концерта в Москве.

Интересно, что Владимир Путин, как минимум еще раз, фигурировал на экране. Еще и во время презентации нового проекта Игоря Угольникова «WW1» о Первой Мировой войне. В Каннах показали ролик, где цитируются высказывания Владимира Путина об этой войне. Намечается снять вначале документальный фильм, а потом уже игровой с участием Марии Кожевниковой, которая лично рассказывала нам о своей работе. Она после некоторых колебаний согласилась сниматься лысой. Уговорить ее пойти на это Игорю Угольникову стоило немалых трудов, и произошло это на Каннском кинофестивале.

материал: Светлана Хохрякова
газетная рубрика: КИНО

 

http://www.mk.ru

Рубрика: