images (5)Каспийский регион сочетает в себе разные экономики. Поэтому решение Центробанка Российской Федерации отпустить рубль в свободное плавание будет иметь разное влияние на прикаспийские государства. Если одни из них, в силу закрытости своей экономики защищены от рисков волатильности российской валюты, то другим придется, либо позаботиться о поддержке ряда отраслей, либо терпеть «освобожденный» рубль.

10 ноября в финансовой жизни Каспия произошло знаменательное событие, как для России, так и для его партнеров по каспийскому региону. Центробанк РФ отказаться от валютного коридора и интервенций на валютном рынке. Таким образом, российский рубль ушел в свободное плавание. Теперь обменный курс будут формировать рыночные механизмы спроса и предложения.

Событие знаковое, поскольку оно говорит о том, что Россия сделала шаг в сторону либерализации рынков. Но сделала она это не по своей воле. Санкции США и государств Европы, а также низкая цена на нефть усилили девальвационные настроения на рынке. В итоге последние полгода российский рубль плавно падал. Мягкое падение происходило благодаря интервенции Центробанка РФ. Но это дорого обходилось, с начала октября финансовый регулятор потратил 4,4 млрд. долларов.

Чтобы не бросать деньги на ветер, а также стабилизировать ситуацию, финансовый регулятор отказался от поддержки рубля. Как отметил экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин, «фиксированный курс рубля потребует существенных золотовалютных резервов, и все равно через два месяца мы (Россия, – ред.) придем к тому же курсу».

Говорить в прямом смысле об «освобожденном» рубле не стоит. Как сообщила глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина, финансовый регулятор будет осуществлять кратковременные интервенции, «в любой момент и в тех объемах, которые необходимы для того, чтобы сбить ажиотажный, спекулятивный спрос».

Как скажется решение Центробанка РФ на прикаспийских странах? Решение отпускать в свободное плавание рубль — это внутреннее дело России. Но проблема в том, что Россия играет уникальную роль в регионе. Пожалуй, это единственная страна, которая имеет сбалансированную внешнюю торговлю со всеми государствами региона. Более того, в долларовом выражении она объемная. Поэтому волатильность рубля может вызвать на Каспии если не бурю, то легкий шторм.

486250_view

К примеру, внешнеторговый оборот России и Азербайджана в прошлом году достиг 3,5 млрд. долларов. В то же время данный показатель между Азербайджаном и Казахстаном в 2013 году составил порядка 430 млн. долларов. Торговля находится на «зачаточной» стадии. К слову, в Азербайджане даже не почувствовали февральскую 20-процентную девальвацию тенге. Схожая картина наблюдается во внешней торговле остальных государств Каспийского моря.

Внешняя торговля чувствительно воспринимает колебания обменного курса национальных валют. Страны из-за «колебания» валюты могут получить преимущества в торговле, или напротив, утратить их. Естественно все это влияет на рост экономики. В таком случае, какие перспективы сулит свободный от опеки Центробанка РФ рубль?

Перспективы «несырьевой экономики»

Азербайджанские финансисты еще раньше, до решения Центробанка РФ, попытались оценить свои шансы (правда речь шла только слабом рубле, – ред.). Их выводы носили обнадеживающий характер. Золотовалютных резервов страны хватит в случае форс-мажорных обстоятельств. Финансовая сфера Азербайджана сохранит стабильность. Но как быть с экономикой в целом? Тут ситуация неоднозначная.

Россия входит в 10-ку крупных торговых партнеров Азербайджана. В 2013 году, согласно статданным, товарооборот между странами достиг 2,5 млрд. долларов, рост составил 10%. Объем российского экспорта в Азербайджан составил 1,5 млрд. долларов, а импорт – чуть более 1 млрд. долларов. При этом удельный вес экспорта РФ во внешней торговле Азербайджана составляет 2,7%, а импорта – 13,7.

Если верить статистике АР, то выходит, что в экономике страны последние годы усиливается несырьевой сектор. В 2008 году, т.е. на момент глобального кризиса, его доля составляла 36% в национальном ВВП, в 2013 году он достиг психологической отметки 49,6% ВВП. А в следующем году, по оценке властей, доля несырьевого сектора достигнет 65,1% ВВП.

Цифры говорят о том, что Азербайджану удалось построить новую «несырьевую экономику». Но на практике бюджет республики продолжает нуждаться в нефтедолларах. Доходы от продажи энергетических ресурсов составляют львиную долю казны страны. В то время как доля несырьевого сектора в бюджете по итогам восьми месяцев составила 6,3%. Изначально правительство планировало в 2014 году довести данный показатель до 10%, а теперь сообщает о 9%.

«Медвежий» тренд, под влиянием которого оказался рубль в последнее время, благоприятствует российским товаропроизводителям. Их экспортная продукция будет стоить дешевле на азербайджанском рынке. В этом смысле рубль оказывает давление на местных товаропроизводителей. Тем более что в структуре российского экспорта, как правило, доминирует продукция глубокой переработки. Азербайджан реализует на российском рынке минеральную продукцию. Поэтому для страны выгодно, чтобы российский рубль стоил дороже.

Кстати, рубль не единственная валюта, способная влиять на перспективы несырьевого сектора экономики Азербайджана. В последнее время курс турецкой лиры по отношению к доллару США часто падает. При этом отметим, что Турция выступает не только крупным внешнеторговым партнером Азербайджана, наряду с Россией она является еще и крупным экспортером товаров и продукции.

рубль

Решение Центробанка РФ пришлось не на самый благоприятный период, т.к. цены на нефть — основной экспортный продукт Азербайджана, также падают. В связи с этим, Всемирный банк (ВБ) снизил прогноз по росту ВВП Азербайджана на 2014 год, вместо 5,2% теперь говорят о 4,5%. Тенденция коснется ненефтяного сектора экономики. По оценке вице-президента ВБ по Европе и Центральной Азии Лоры Так, «спад объема поступлений от продажи нефти воздействует на сокращение государственных расходов, что в свою очередь влияет на ожидаемые результаты ненефтяного сектора».

Общий рынок, общие риски

Решение Центробанка РФ отказаться от интервенций на валютном рынке с целью поддержания курса рубля, ставит Казахстан в самое дискомфортное положение, в отличие от других прикаспийских стран. Вместе с Россией и Белоруссией республика находится в Таможенном союзе, а с начала 2015 года окажется в едином экономическом пространстве – ЕАЭС.

В таком случае, риски, которые генерирует свободный российский рубль, будут расти в силу интеграции экономик. Если Азербайджан может использовать таможенные инструменты чтобы сдерживать импорт подешевевших российских товаров, то Казахстан со вступлением в ЕАЭС, образно говоря, положил свои зубы на полку. Правительство ограничено в инструментах по регулированию внешней торговли.

Профессор и заведующий программой магистратуры в области политики Школы государственной политики и управления Корейского института развития (KDI) Джин Пак отмечает, что Россия неудобный партнер для Казахстана в сфере торговли. Остается непонятным почему Астана решила создать с соседом общий рынок. По мнению эксперта, российская экономика будет оказывать давление на казахстанскую. В связи с этим оптимально было бы интегрироваться со странами Центральной Азии.

Таможенный союз преподнес Казахстану неприятный сюрприз. После вступления страны в интеграционное объединение дефицит внешней торговли вырос. По данным на август текущего года он составил 5,8 млрд. долларов. Хотя перед вступлением в Союз не раз говорилось о том, что глобальные бизнес рейтинги Казахстана лучше, чем у России, а значит, республика выиграет от общего рынка. Как оказалось, не всегда следует доверять рейтинговым агентствам при оценке своих возможностей.

Правда, в текущем году было отмечено снижение товарооборота Казахстана со странами Таможенного союза. Как следствие снизился и торговый дефицит страны. Свое влияние оказывает ситуация на внешних рынках, где нефть упала в цене, и влияние этого фактора на внутренний рынок. Как отмечают аналитики АО «Halyk Finance»: «Стагнация в импорте потребительских товаров может означать ослабление потребительского спроса».

Интересно, что накануне решения Центробанка РФ отказаться от поддержки рубля, в Казахстане пересмотрели бюджет. Увеличив его дефицит и заложив цену на нефть на уровне 95 долларов за баррель. Это позволит компенсировать не только низкие цены на нефть, но волатильность рубля и его падение. Но многое будет зависеть от дальнейшего развития ситуации. Если ожидаемой стабилизации рубля в ближайшей перспективе не произойдет, то негативные тенденции для казахстанской экономики будут расти.

Проблема Казахстана заключается в том, что он сочетает регулируемый обменный курс тенге (Нацбанк РК осуществляет интервенции на рынке, с тем, чтобы поддерживать курс валюты в заданном коридоре, – ред.) с, в общем-то, либеральной внешней торговлей. Последний аспект отличает Казахстан от других прикаспийских государств. Курс тенге, как минимум, должен отражать тенденцию и баланс внешней торговли. В РК перед ним ставится еще и задача максимум – поддерживать конкурентоспособность экономики. Поэтому для Нацбанка РК предпочтителен предсказуемый рубль, в то время как его волатильность создает определенный дискомфорт.

Интересно, что в сентябре стали говорить о том, чтобы включить китайский юань в валютную корзину Нацбанка РК. Тем самым, признается влияние соседнего государства на экономику Казахстана. При этом рубль пока не получил официального признания со стороны финансового регулятора, который корректирует курс тенге по отношению к двум валютам: доллару США и евро, несмотря на то, что Россия во внешней торговле РК по итогам 2013 года занимает первое место (торговый оборот составил – 23,49 млрд. долларов).

Плюсы закрытой экономики

С Туркменистаном предельно ясно. Экономика страны закрытая, уже по этой причине свободный курс рубля никак не отразится на ней. Тем более, что кроме местной валюты в этой республике другие деньги не используются. Закрытая «газовая» экономика, по меркам глобальной экономики, напоминает «затерянный остров», где процессы эволюции остановились на определенном этапе развития. Как ни странно, но архаичная экономика более защищена от волатильности рубля.

Насколько туркменская модель экономического развития эффективна? На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. С одной стороны, дефицит либерализма ведет к тому, что у страны нет стимула для того чтобы проводить экономические реформы, а также ограничивает возможности правительства по привлечению инвесторов в иные, кроме нефтегазового, сектора экономики. Как следствие, Туркменистан может утратить конкурентоспособность. С другой стороны, в рукавах правительства должны быть припрятаны инструменты по защите отечественного производителя. Но для этого не обязательно отгораживаться от глобальной экономики.

Итого

Какие выводы напрашиваются из всего вышесказанного?
1. Туркменистан показывает, что на Каспии больше всех подвержены риску волатильности рубля открытые, либеральные экономики. Речь идет в первую очередь о Казахстане. Регулируемая экономика мягче переносит колебания российской валюты. Но все-таки определяющим фактором выступает объем торгового оборота с Россией. Опять же чем он ниже, тем менее ощутимо будет влиять рубль на экономику прикаспийской страны.
2. Неприятность доставляет не столько слабый рубль, сколько волатильность российской валюты. Когда Центробанк придерживался коридора, все было понятно. Но теперь в игру вступают рыночные механизмы. Трудно предсказать, каким будет курс рубля через два-три месяца наперед, не говоря о долгосрочной перспективе.
3. Слабый рубль окажет давление на реальный сектор прикаспийских стран, поскольку российские экспортеры будут реализовывать товар по низким ценам. Есть риск, что рубль «заморозит» процесс модернизации экономик. В уязвимом положении окажется малый и средний класс прикаспийских стран, а это повлияет на перспективы построения более устойчивого общества среднего класса. Правда не стоит исключать укрепления рубля в случае, если цены на нефть восстановятся до уровня более 100 долларов за баррель. Тогда торговые партнеры России по каспийскому региону восстановят преимущество.
4. Обращает внимание то, что вслед за ограничением интервенции Центробанк РФ не стал снижать процентную ставку. Подобная мера, как правило, нацелена на поддержку бизнеса. Но в том, что сказав «А», регулятор не произнес «Б», ничего удивительного нет. Главная цель «освобожденного» рубля состоит не в поддержке товаропроизводителя, а в стабилизации ситуации на валютном рынке и снижении спекулятивных настроений.

Следовательно, решение Центробанка РФ нельзя рассматривать как меру по стимулированию российских экспортеров, в том числе в каспийском регионе. Если они получат преимущества от обменного курса рубля, то не по воле финансового регулятора, а в силу рыночных обстоятельств.
5. Слабый рубль создает преимущества российским товаропроизводителям. Есть риск, что экспорт России резко вырастет, и прикаспийские страны столкнутся с торговым дефицитом.

Проблема сейчас имеет место. Кроме Казахстана с ней также сталкивается Азербайджан. В 2013 году, по данным Государственного таможенного комитета страны, в Россию было поставлено продукции на сумму 1,077 млрд. долларов (4,5% всего экспорта Азербайджана). В свою очередь импорт составил 1,505 млрд. долларов (14,05% всего импорта Азербайджана). Отрицательное сальдо в товарообороте достигло 428 млн. долларов.
6. Ситуация с рублем — это еще один сигнал, что трем прикаспийским странам (Казахстану, Азербайджану и Туркменистану, – ред.) следует диверсифицировать свои экономики и внешнюю торговлю, а не поддерживать ее в «зачаточном» состоянии. Во-первых, это позволило бы им быть менее зависимым от экономических и финансовых проблем России, во-вторых, поддержать стабильное развитие несырьевых секторов экономики. Т.е. рост российского импорта компенсировать за счет экспорта в другие государства региона.
7. Многое зависит не только от способности рубля падать и дальше вниз, но и от действий правительств прикаспийских стран по стимулированию деловой активности и по поддержанию своих товаропроизводителей. При этом речь идет не о привлекательных и перспективных госпрограммах, которые имеются у всех на руках, а об эффективности конкретных мер.
8. Слабый рубль создает преимущества российским товаропроизводителям. Есть риск, что экспорт РФ в прикаспийские страны вырастет, которые столкнутся с торговым дефицитом. Отметим, что проблема имела место еще до «падения» рубля. Но однозначно что-либо говорить нельзя. Кроме обменного курса следует учитывать спрос населения, который в Казахстане сократился. В итоге наблюдается снижение объемов внешней торговли.

P.S.: Дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от рубля. Сможет ли он в последующий период укрепиться и восстановить свои позиции? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Как отмечают в АО «Halyk Finance»: «ЦБР (Центробанк РФ, – ред.) продолжает «зажимать» рублевую ликвидность, пытаясь снизить спекулятивное давление на рубль. При этом на денежном рынке сохраняется избыток ликвидности. Сумма остатков на корсчетах и депозитах в ЦБР вчера (13 ноября, – ред.) превышала 1,2 трлн руб.».

В такой ситуации остается только ждать, когда рубль, наконец, достигнет «дна», т.е. его курс стабилизируется. Только после этого можно рассуждать о последующем его росте. Но даже если говорить о долгосрочной перспективе, то эксперты, международные рейтинговые агентства и финансовые институты, не сильно оценивают

возможности российской экономики. Причина тому низкая цена на нефть (к примеру, в США сбылась «американская мечта» – бензин стал стоить дешевле молока, – ред.) и санкции США и стран Европы, которые в долгосрочном периоде будут оказывать давление на экономику РФ.

Замир Каражанов

http://www.caspiania.org/

Рубрика: