(…)

Новый театральный сезон в одном из ведущих театров Германии открылся неожиданной премьерой – впервые всемирно известные оперы потеснило неизвестное европейской публике произведение – опера «Абай» Жубанова и Хамиди. Однако, несмотря на этот рискованный шаг, в зале не было пустых мест, а театральные критики нашли оперу яркой и гениальной. В интервью газете «Литер» инициатор и автор этого проекта известный дирижер Алан Бурибаев рассказал, как он решился на такой рискованный шаг.

– Это великая музыка, и я ни на секунду не сомневался в ее успехе. Наши предки написали настоящий шедевр. Это произведение связано с четырьмя гениями казахской культуры: фигура самого Абая, Мухтар Ауэзов – либреттист и, конечно, два великих композитора Ахмет Жубанов и Латиф Хамиди. Так что я с самого начала верил, что стоит только дать шанс опере прозвучать, как она сама все за себя скажет. Но убедить в этом руководство было непросто, европейские театры живут в капиталистических реалиях, а потому, ставя никому не известное произведение, они сильно рискуют, ведь продавать публике ту же «Травиату» или «Кармен» гораздо проще и выгоднее.

(…)

И все сработало, я был прав, и постановка вызвала большой интерес у всего немецкого музыкального мира. Люди специально приехали на премьеру со всей Германии, чтобы познакомиться с казахской оперой, оперой, которая впервые звучала в Европе. И я считаю, что это не только моя победа, это победа всей культуры Казахстана. Этим проектом мы как бы разрезали путы и дали нашей культуре шанс быть представленной за рубежом.
– По тому, как вы рассказываете, создается впечатление, что, исключая заминку во времени, вам довольно легко далась реализация этого проекта. Неужели это так?

– Конечно, нет, к этому счастливому моменту я готовился около полутора лет. Необходимо было не только перевести на немецкий текст либретто, но и набрать на компьютере ноты для солистов, хора и оркестра. Но это была моя давняя мечта, я всегда хотел познакомить мир с этим шедевром казахской музыки. Замечательно, что опера оказалась очень близка европейской публике. И не потому, что она звучала на понятном им языке, а потому, что в ней говорится о вещах, которые интересны любому человеку независимо от его национальности.

(…)

Я рад, что сегодня Абай близок и понятен не только в Казахстане, но и далеко за его пределами. Именно это и доказала премьера оперы, которая прошла с оглушительным успехом. Более того, у нас были великолепные рецензии критиков. Так, один из известных рецензентов из Берлина сказал, что стиль этого произведения напоминает ему «Шахерезаду» Римского-Корсакова, но при этом слышно, что это казахская музыка, которая имеет свое лицо. А другой его коллега из Мюнхена сравнил «Абая» с оперой Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры». Сам я до этой параллели не дошел, хотя должен признать: в них действительно много общего по красоте и богатству музыкального материала. Мне приятно, что все это увидено не нашими глазами, это подмечено немецкими критиками. Была еще замечательная рецензия, где говорилось о том, что в опере яркая и богатая музыка с пышной оркестровкой и великолепной мелодикой позднего европейского романтизма.

(…)
– Первый блин не был комом. С каким еще произведением казахских композиторов вы хотели бы познакомить Запад?

– Я вообще популяризацией казахской музыки занимаюсь уже давно и в этом вижу свою главную задачу. Поэтому при каждом удобном случае стараюсь включать в концертную программу произведение казахских композиторов. Я рад, что под моим управлением состоялись премьеры нашей музыки в исполнении ведущих коллективов Европы в Швеции, Голландии, Германии, Австрии, а также Японии.
– Все ваши планы связаны с Европой. А что стоит ждать от вас казахстанцам?

– Фестиваль «Опералия» – это пока что единственный проект, в котором я участвую в Казахстане. Но, может быть, я и приношу больше пользы Казахстану, выступая больше за рубежом. Но, конечно, я открыт для любого интересного сотрудничества и у нас в стране.
*****Из интервью газете «Литер», 2 октября 2012 г.

Рубрика: