гылым        Годы независимости, хотя и существенно изменили демографическую обстановку в стране, запустив механизм трудовой, социальной и гражданской миграции, возвращения репатриантов, воссоздания полноценной унии казахского народа, однако еще больше усложнили процессы регионального развития, прибавив большей неопределенности, разнообразив мотивы демографической, переселенческой и поселенческой активности граждан Казахстана и трудовых мигрантов соседних стран и регионов. Либеральные тренды, как гомогенные особенности глобализации,  проникшие в процессы социально-экономического развития, привнесли большую эклектику и смешение интересов в региональном аспекте. Cодержательно обеднив его. Казахстанские исследователи уже отмечали, «что Казахстан – периферийная страна с пустующей сердцевиной. Действительно, почти все наши областные города расположены по периферии российской, киргизской и узбекской границ, и от любого из них до сопредельных крупных центров на «той стороне» гораздо ближе, чем друг до друга. Внутри же приграничной цепочки «Актау — Атырау – Актобе – Уральск – Петропавловск – Костанай – Павлодар – Семей – Усть-Каменогорск – Талдыкорган – Алматы – Тараз – Шымкент – Кызылорда» почти и нет серьезного человеческого обитания. Караганда с Жезказганом – этого совершенно недостаточно. Административная же Астана, напротив, «продавила» окружающее ее пространство, вытянув, как пылесосом, и без того небогатый человеческий материал вокруг себя»[1]. В этих условиях, приграничные регионы получили больше возможностей для укрепления социально-экономического развития и региональной интеграции, оставив центральные регионы страны в прежнем, зависимом от импорта и финансовых вливаний, состоянии. Именно в этом формате происходит, кстати сказать, и развитие столицы нашей Отан-Отчизны —  Астаны.

Теперь, с наступлением нового этапа, когда формальные  цели внешнеполитического позиционирования успешно реализованы и страна добилась формального мирового признания (выступила с антиядерными инициативами, добилась председательства в ОБСЕ, ОИК, ШОС, организовала формат СВМДА и т.д.), необходимо реализовать концепцию реального политического признания всех регионов, поскольку, как известно, только развитые страны мира и их объединения обладают общепризнанными качествами субъектов мирового международного процесса не просто на общенациональном, но и на региональном, и на местном уровне. Значение той же Каталонии или Квебека, Калифорнии, Валлонии или Баварии стало важным не только для Испании и Канады, США, Бельгии и ФРГ, но и для всего мира, включая, прежде всего, Евросоюз.   По Индексу человеческого развития (ИЧР), например, Казахстану в целом и его регионам в частности предстоит в будущем продвинуться практически на целый порядок, чтобы хотя бы формально попасть в число развитых государств, в то время как Алматы и Астана могут уже достаточно скоро достичь их параметров.

гылым

        А чтобы попасть в культурно-цивилизационные интеграционные объединения развитых стран, всему Казахстану необходимо осуществить такую же культурно-цивилизационную модернизацию государства и общества, которую прошли передовые страны мира в направлении регионального и местного прогресса. Инфраструктурное региональное и местное развитие должно быть кодифицировано в общенациональном масштабе как система общегосударственных (региональных и местных) социальных стандартов. Именно через стандартизацию социальной сферы и повсеместное, а не избирательное ее развитие, станет возможным преодолеть ведомственность и отраслевую функциональность, начать формировать региональную горизонталь власти на основе повышения статуса и роли, функциональной мощи ее региональных ветвей в части самоуправления. Это позволит всем властям (законодательной, исполнительной и судебной) регионов совместно, через систему сдержек и противовесов, обрести в отношениях равноправного сотрудничества ту самостоятельность и ту ответственность, которые имеют  все развитые страны мира.

Областное строение национального пространства Казахстана, созданное скорее для обозначения пространственно-сырьевого освоения, а не в целях эффективного хозяйствования и ведения интенсивной экономической деятельности, поскольку геоклиматические  условия, способствовавшие ранее развитию именно кочевого способа жизнедеятельности, в условиях малозаселенности очень сильно  мешали модернизации (индустриализации) по капиталистическому формату, оказалось низкоэффективным в социальном плане и аморфным в геополитическом и военном отношении. Областное строение, хотя и нивелировало прежнюю жузовую, а позже и российскую колониальную структуры, тем не менее, не стало единицей и точкой роста культурной, социальной и в целом цивилизационной идентичности казахов. Люди, при таком подходе, не став полноправными собственниками, фактически остались, как прежде, пользователями, но скрепленными уже не прежними общинными и родовыми формами, а новыми, формально коллективистскими. Это существенно сократило потенциал свободного  освоения, инструменты которого активно использовались во времена столыпинских реформ, уступив место, идеологизированному, силовому формату. В Республике Казахстан до сих пор не приняты важные законы по конституционному закреплению прав собственности (собственность не регистрируется в судах), поскольку главным гарантом конституции является не суд, а Президент, законы, защищающие права миноритариев, дающие право физическим лицам на банкротство и реализующие права людей на достойное управление. Правоприменение страдает излишней забюрократизированностью, склонностью ставить интересы государства выше интересов человека и т.д.

Поэтому, нового структурирования национального пространства, а также значительной перестройки потребует сама система регионального и местного самоуправления в части новой постиндустриальной культуры жизни, сложившейся в развитых странах мира, поскольку не только во Франции регионы представляют собой определенную территорию, обладающую не только собственной производственно-экономической, но и собственной культурной или социальной идентичностью. Регионы Казахстана также должны обладать социально-культурным своеобразием,  получать от правительства долю национальных налогов и обладать значительным бюджетом, который расходуют на различные и, прежде всего, социальные (в том числе, инфраструктурные) и культурные  нужды.

В этой связи, в Казахстане требуется создание более крупных административно-территориальных единиц, нежели области, необходимых для централизации власти, организации более масштабного производственно-экономического и социального организма, и не допускающих возможности признания существующей в неявной форме этнокультурной (жузовой или родовой) и иной региональной идентичности, ведущей к той или иной форме сепаратизма, экстремизма и т.д. Такие административно-территориальные округа, состоящие из нескольких областей, способствовали бы большей сочлененности, укрупнению и развитию связей и отношений, промышленности и экономики, социальной жизни сходных по географическим (климатическим) и иным критериям областей. Они формировали бы более целостную гомогенность общественной и национальной жизни на более обширном пространстве, ее более универсальное качество.

Если во Франции именно департамент, а не регион, стал тем уровнем, на котором претворялась в жизнь публичная политика, то для Казахстана, наоборот, именно территориально-административный округ, состоящий из нескольких областей, должен стать главной опорой формирования общенациональной политики. Созданные военные округа Казахстана могут не совпадать по границе их ответственности с территориями административных округов, но они должны полноценно опираться на их мощь как мощь более крупного и мощного территориально-экономического и территориально-производственного комплекса объединенных областей. Поэтому, в нашем случае речь идет о возможном создании следующих территориально-административных округов Казахстана, объединенных по принципу схожей территориальной (географической), климатической, ресурсной и производственно-экономической определенности, развития человеческого потенциала:

юго-восточного территориально-административный округ, объединяющий области юго-восточного территориально-производственного региона с центром в г.Алматы (Алматинская, Джамбульская, Чимкентская);

центральный  территориально-административный округ, объединяющий области центрального Казахстана, с центром в г. Караганда (Карагандинская, Акмолинская, Кызыл-Ордынская);

северо-восточный территориально-административный округ, объединяющий области северо-восточного территориально-производственного региона, с центром в г. Павлодар (Кустанайская, Северо-Казахстанская, Павлодарская, Восточно-Казахстанская);

западно-казахстанский территориально-административный округ, объединяющий области западно-казахстанского территориально-производственного региона, с центром либо в Атырау, либо в Актау (Мангыстауская, Атырауская, Западно-Казахстанская, Актюбинская).

Связующей структурой первого порядка такой новой территориально-административной системы  округов, областей, районов, сельских округов и поселков  должны стать общенациональные  сети автомобильных, железнодорожных, водных, авиационных путей, общенациональные системы электро-, водо-, газоснабжения, национальное IT и почтовое пространство и т.д. Это общенациональная инфраструктура должна поддерживаться системой минимальных социальных стандартов, закрепленной законодательно.

Связующей структурой второго порядка должно стать создание и развитие социальной инфраструктуры (здравоохранения, образования, социального обеспечения и т.д.), являющейся основной задачей социальной модернизации.

Наконец, связующей структурой третьего порядка должно стать создание инфраструктуры экономики и промышленной инфраструктуры.

Только при соблюдении этой очередности начнут эффективно действовать люди, воплощающие сам принцип развития человеческого потенциала, принятый развитыми странами в качестве основного принципа развития государства и его территорий. Иными словами, чтобы люди стали чувствовать себя и действовать как самоценные субъекты, они должны не только управляться «умным» центром, но самоуправляться на основе четких принципов организации власти на местах – в регионах, областях, районах, микрорайонах и т.д., вплоть до самого малочисленного поселения, «клеточки» национального пространства Казахстана, в котором и проходит жизнь каждого отдельного человека.

Состав территориально-административных округов может варьироваться, да и само количество округов может быть иным, но главное, данная окружная структура Республики Казахстан в современное время восполнит недостающее, на наш взгляд, административно-территориальное и управленческое звено, которое необходимо Казахстану в условиях его вхождения к 2050 году в число 30 самых развитых государств мира. Данная окружная структура воссоздаст и сохранит важную традицию государственного управления тюрков, заключающуюся в создании новой иерархии концентрации властных полномочий от центра – к регионам и далее к самым мелким административно-территориальным единицам.

 

 


[1] Нам нужно не Минрегионразвития, а правительство развития регионов. — http://forbes.kz/process/expertise/nam_nujno_ne_minregionrazvitiya_a_pravitelstvo_razvitiya_regionov, 8 ноября 2013 г.

Рубрика: