ЛоготиЭтот вопрос:  почему  казахское имя носит монгольский завоеватель? – я задал матери, когда учился в школе. Разумеется , в то время Шынгысхан был представлен в крайне отрицательном варианте. Мол, не просто завоеватель, а кровавый губитель всего цивилизованного. Мать ответила, что имя  Шынгысхан – наше. Издревле наше. А насчет завоевателя – затруднилась ответить. Вот тогда-то я  был просто напросто придавлен. Придавлен душевно своей догадкой – неужели  он и мы – это одно и то же? Я тогда сразу отогнал эту мысль и больше по этой части вопросов никому не задавал. Хотя моя догадка подкреплялась тем, что никаких эпосов, преданий, легенд и рассказов о страшных монголах-завоевателях от старших я никогда не слышал.

В детстве я много читал. Не мудрено – отец  работал учителем в пристанционной школе, а мать в этой же школе была библиотекарем. Но вопрос —  почему?- долго не покидал меня и вновь возник , когда я в отрочестве стал читать книгу Исая Калашникова «Жестокий век». Осилил ее буквально в три – четыре дня. Может быть поиски ответа на этот вопрос привели меня к тому, что я обратил внимание и навсегда запомнил, что на первых страницах этой книги была вставка. Она сообщала всем читателям о том, что исторический роман написан на основе древнего монгольского писания, сохранившегося на родине великого завоевателя. Это меня успокоило.

Второй раз я вернулся к книге уже в зрелом возрасте. Первая же книга либо была утеряна, либо сдана в библиотеку.   Вторая была издана уже в нашем «Жазушы». В ней уже не было вставки о древнем  монгольском  писании. Зато было: «…на глазах читателя происходит разрушение личности. Мстительность и злоба, характерные для Чингисхана, с годами проявляются  все острее…». И так далее…

При втором чтении вновь появились вопросы. И там, где они возникали я оставлял в книге закладки. А сейчас, когда мне пошел седьмой десяток лет, я вновь вернулся к книге. Она и даже мои закладки (может быть не все – мы часто переезжали) сохранились. Спасибо родителям. Правда, их уже давно нет в живых. Я знаю, что вновь прочту эту книгу. Хотя из-за возраста не так быстро ее одолею. Но сейчас  для начала начну с закладок. Вы уже знаете – каждая закладка – это очередной вопрос – почему?

Самое главное  — почему? В книге в принципе описана история родов. А они все сплошь казахские! Это мое мнение – сплошь! Кроме татар. Но татары (и может быть киргизы) нам  самый близкий из тюрок  народ. Любой казахский ребенок (если он вырос на селе) знает казахские роды и к 10 годам спокойно может назвать 7-8 из них. Тогда где же тут монголы? И почему отмалчиваются ученые-историки?

К сожаленью,  упоминаний  про мой  род (шеркеши или черкеши) не было. Но все равно – по менталитету героев  книги, особенно  если  вспомнить  о Даритае-отчигине,  я чувствовал – написано про мой народ, про казахов.

Шынгысха

         Теперь вопросы помельче:  в самом начале книги есть имя девушки – Оэлун( в будущем – мать Шынгысхана.) И внизу – сноска автора – якобы переводится как – облако. Я про себя отметил, что это слово очень похоже на наше казахское –  ауэ или  ауэлі  (воздушная).  Тут –либо наш  язык  и монгольский  где-то схожи. Либо за восемь столетий наш язык изменился .Или читая  с монгольского или может быть с китайского, когда переписывали  что-то  недопоняли  и истолковали на свой лад.  Но в любом случае и по содержанию и по созвучию эти слова – схожи. А как же не быть сходству. Ведь автор где-то, насколько мне не изменяет память, упоминал, что  Оэлун – из  хунгиратского племени. Опять казахский род? Не  қоңыратского  ли ? И такое встречаетс постоянно. Даже мне, в принципе русскоязычному казаху. Смотрите: Даритай-отчигин. А может быть – Даритай-отжағын? Или Даритай-ошақғын? Хабул-хан – скорее  Қабыл-хан. Тайр-Усун – Тайр-Узун. Тохто-беки – Тоқты-бек. Мунлик –Мыңлик. Субэдей – Спатай. Даже название рода тайчиут – от слова тайшы. А окончание – ут, это пратюркская добавка, обозначающая принадлежность людей к названию рода. А род  Кият-Борджигин уж не Қият ли Бөріжегін  (Кият – победитель волка)?

Не буду перечислять дальше. Я уже говорил, что я русскоязычный казах. Но даже я чувствую в словах родные тюркские корни. А где же были тюркологи-историки? Почему это не увидели? А может быть просто боялись? Боялись оказаться в одной стае с хищниками-завоевателями. Ведь так рисовала чингизидов вся предыдущая  официальная история. Ведь и я прикусил свой язык, и надолго, когда меня уже в детстве осенила эта догадка.

Я не сомневаюсь в том, что не я один, читая эту книгу («Жестокий век» И.Калашникова), видел эти тюркизмы.  Но долго первое имя  потрясателя  вселенной  – Темучин или Темуджин, никак не подпадало под наш тюркский язык. Монгол да и только! Но…

Два подъезда  в нашем доме занимает гостиница, где живут китайцы. Они часто играют во дворе в бадминтон. Иногда группой проходят мимо меня. И я никогда в их говоре не слышал буквы  –Р. А затем случайно узнал, что у них этой буквы и этого звука нет вообще ( вот каков народ – ничего рычащего). А теперь посудите – Рене Груссе, французский ученый: «…Об этих непрекращающихся кочевках  между Желтой рекой и Будапештом сохранилась история, написанная представителями оседлых народов,…».  И кто же этот оседлый народ, который мог описать Шынгысхана? Разумеется китайцы. Вот они,  даже  не обозвали, а просто  обозначили в своих древних  книгах Темучина без буквы  -Р. И распространили это на весь мир. А если вставить эту букву, то получится не Темучин, а – Темірші. На всех тюркских языках  — « кузнец»! Правда, это может быть уже сейчас  не новость. Но ее никто не собирается распространять. Хотя бы в пределах Казахстана! А почему? Я бы , например, не стал бы возражать, чтобы об этом знал весь мир. И потрясателя вселенной знали бы не как Темучина или Темуджина, а как Темирши или Темиршина. Так сказать на основе новых научных открытий исторического прошлого Казахстана.

Лет пять назад не-то китайцы, не-то японцы (я староват стал, многое забывается) создали многосерийный телевизионный фильм о Шынгысхане. И, молодцы казахи, продублировали его и стали показывать по каналу «Казахстан-1». Лица – почти казахские, узоры на одежде тоже почти, но… только и слышится – Темучин, да Темучин. Ну, про монголов фильм, да и только! А если бы казахи  во время дубляжа вставили бы родное, настоящее имя —  Темірші? Как бы это воспринялось? И почему этого не было? И – наконец! Кто же как не казахи должны назвать Шынгысхана – Темирши, а Атилло (гуны или ғыны) Адилем? Ведь Адиль переводится как – справедливый . А пожалуй только справедливый полководец может за собой  вести в победоносные битвы верных(точнее – уверенных) воинов и союзников. Эти же слова можно сказать и о Шынгысхане.

Правда, автор книги (Исай Калашников) пишет, что Есугей дал имя своему сыну в честь одного из самых бесстрашных татарских воинов. Но при этом, в этой же книге он устами одного из татар рассказывает о взаимотношениях татар и тайчиутов: « — У нас один язык, одни обычаи. Мы истребляем их, они – нас. Выгадывает сын неба.(Сын неба – титул китайского императора).»

Татары – тюрки. Несомненно,  и  Исай Калашников знал, что и тайчиуты – тоже  тюрки. Может быть поэтому он часто употреблял в книге тюркские слова, например: туг(ту – знамя) или олжа(военная добыча), харачу(қаиршы), хурут(қурт), алгынчи(передовой) и другие.

О состоянии тюркского общества до водворения потрясателя вселенной  на трон точно характеризуют слова хана кэрэитов (скорее всего казахских кереев) Тогорила: «… Надейся на меня. Подымешься – мы будем ходить в походы стремя в стремя, и не страшны станут ни татары, ни меркиты, ни найманы…». Вот как! В вечной войне между собой жили и продолжали бы жить тюрки не появись «мстительный и злобный» Шынгысхан. А во время  правления потрясателя вселенной  войны в его владениях прекратились.

Я почти все слова-переводы с якобы монгольского на казахский намеренно не перевожу на русский язык – уйдет очень много времени и места.  Часто пишу их в казахском варианте.  Я, надеюсь, что пишу прежде всего для казахов и тех, кто понимает тюркские языки. А остальным, прежде всего конечно – русским, мне кажется нетрудно заглянуть в словарь и свериться. Тем более, что многие казахские понятия на русский язык одним словом не переведешь. Взять хотя бы слово «обал». Это понятие знакомо и нынешним казахам и родам якобы монголов Шынгысхана. Взять хотя бы эпизод (насколько мне не изменяет память) с организацией облавы на диких животных, организованную родами , приближенными  к   будущему потрясателю вселенной. Когда руководители посчитали, что дичи добыто достаточно, Шынгысхан  посылает гонцов, чтобы  «открыть круг». Чтобы участники облавы не перебили  без необходимой нужды оставшихся животных. Чтобы они остались живы. А сколько раз мудрые старики в моем детстве останавливали этим словом моих сверстников. Не убивайте! Не убивайте зря – ни птиц, ни их птенцов, ни других животных. Вот одна из граней этого святого слова. А другая – не бросать корочку хлеба на землю. Пусть она не пропадет попусту, а достанется  хотя бы какому ни-будь другому живому существу. Вот вторая грань этого святого слова. А оно для меня тем более святое после рассказов этих стариков о пережитом голодоморе в тридцатые годы. Мы тогда были детьми. И каждый воспринял эти рассказы по- своему. А сейчас, когда мы повзрослели да постарели…   Было ли в сердце хоть что-то святое у тех,  кто организовал голодомор? Кто его не остановил? Ведь он длился не один год! Это  страшное преступление.  А то, что  натворил Шынгысхан, хотя бы по числу жертв, не стоит  и десятой доли  Голодомора и репрессий . Правда, Шынгысхана я тоже не оправдываю.

Мне сейчас трудно найти в книге то место, то событие, когда  героя  моего повествования подняли на войлочном ковре. Допускаю, что было море крови. Несомненно – под праздничный ритуальный нож попали все виды скота. Ведь мы в официальном, так сказать , советском варианте говорим и пишем  — «хан». А было бы правильнее сказать – «қан».  «Қан» переводится  как – «кровь». И второй вариант перевода   слова  —  властитель,  вождь, предводитель.  Разумеется, официальный вариант и слышится хорошо (особенно не тюркам) и устраивает всех. Но иногда очень далеко уводит от первоосновы. Сравните – казахское  «қанжар» (жар – разрежь, вскрой, разруби). И официально общепринятое  — «кинжал».

Также произошло и с именем нашего героя. В советском, официальном варианте он пишется как Чингисхан. А тюркам это имя наверное было знакомо еще до Темуджина и слышалось оно  как —  Шынғысхан. «Шын» — это пик, острие. И второй вариант перевода ( а он всегда присутствует в казахском языке) – правда, истина.  Окончание   «ғыс» — придано для того, чтобы это имя сделать больше прилагательным – «правдивый, справедливый».

Я знаю, что не я первый «нашел» эту истину. Были и ученые-казахи, и просто люди, не привыкшие отмалчиваться, когда видят полуправду. Но почему « притча не во языцех»? Почему открыто не сказать об этом хотя бы в Казахстане? Вполне официально. Ведь от истины не уйти. Может быть наши историки, писавшие историю Казахстана под диктовку соседей, еще спят?  И видят еще «советские» сны? Мы этого увы – не знаем.

Да что там говорить про Шынгысхана! Ведь, насколько я знаю, где-то в тридцатых годах наверное,  мы вполне официально назывались и писались так, как мы себя называем – қазақ! Об этом напоминал в своей газете «Казахская правда» патриарх казахского национал-патриотизма ныне покойный Алдан Аимбетов. Да и в свидетельстве о рождении матери (ныне покойной) я в графе национальность читаю – казачка, а не казашка. Но в нашей советской «красной» империи, якобы для того,чтобы не путать нас с донскими казаками, решили на каком-то съезде или совещании именовать нас не қазақами, а казахами. Опять увод от первоосновы. И это – также официально – закрепилось за названием нашей республики. А не унижает ли это нас? Опять — спим?

А возьмите слово  — монгол. Это тоже, я думаю вариант, рожденный  не без советских историков. Ведь нет такого конкретного рода и племени. Это слово приобрело скорее собирательный и  даже географический смысл.Под ним хочешь – не хочешь подразумевается несколько родов и племен.  И даже целое государство. А конкретного рода и племени  — нет.

И вот наконец-то! Все мои сомнения и вопросы решились. Сравнительно недавно, в мае месяце читаю в интернете: «Серик Малеев. Шынгысхан. Семь научных доказательств принадлежности великого полководца к казахам». Доктор филологических наук, автор исторической монографии о Шынгысхане Нурлан Мынбаев находит у средневекового ученого, историка Рашид-ад-Дина слова Шынгысхана о его мечте – вечном государстве тюрок –  Мәңгі-ел. Вот откуда слово  — монгол! Оно действительно не относится к одному роду и племени. А объединяет всех! И казахов, и татар, и те народы, что остались (в том числе несомненно остались и казахи) на родине потрясателя вселенной.

Шынгысхан не вечен. Проходит время. Появились другие правители. Может быть столетие или полтора люди могли еще называть себя – мы народ «Мәңгі-ел». Слово уж больно красивое и высокое (правда, для тех, кто понимает его  содержание ).  Тюрки —  народ достаточно скромный и не притязательный. Все чаще татары стали называть себя старым именем – татары, а казахи – казахами. Точнее —  қазақами.

Рубрика: