аввСША целенаправленно ищут ядерных террористов в Казахстане, и заодно продвигают ядерные проекты в нашу страну, чтобы была какая-то база для призрачных террористов.

Одной из причин нападения коалиции на Ирак было обвинение в разработке ядерного оружия этой страной. Обвинение в использовании химического оружия в Сирии чуть не стало поводом для войны против нее. В данной ситуации абсолютно не важно, было ли на самом деле у Саддама Хусейна атомная бомба, кто на самом деле использовал  химическое оружие в Сирии. Но крайне важно для США и их союзников «благовидный» повод для войны, а наличие или подозрение в наличии оружия массового поражения – достаточное основание для этого повода.       

                              Американская стратегия – поиск врага

Военное кольцо вокруг Сирии постепенно сжимается. Дело чуть не дошло до интервенции со стороны США и их союзников. До сих пор войны США (и стран НАТО) за последние десятилетия напрямую не затрагивали интересов многих стран. Конфликт в Сирии кардинально отличается по степени вовлечения интересов и угроз для ряда стран, в том числе и для нашей страны. Изменение геополитической ситуации заставляет более пристально изучить сирийский синдром в контексте национальной безопасности.

Войны США и их союзников в Афганистане, Ираке, Ливии и т.д. имеют общий признак – поиск врага, которого зачастую не существовало. В Афганистане искали подозреваемого в организации атаки 11 сентября 2001 года «террориста №1», вина которого не была доказана. В Ираке искали ядерное оружие – его не нашли. В Ливии тоже искали оружие массового уничтожения. После войны, естественно, в этих странах – политический хаос, они раздроблены на сферы влияния местных группировок, экономика разрушена.

диа

В Сирии подозрение в якобы применении правительственными войсками химического оружия чуть не стало поводом для ракетных ударов США по этой стране, хотя многие факты говорят о том, что его использовали боевики. С усилением военной помощи боевикам опасность «ограниченной» военной операции против Сирии остается.

Кстати, по некоторым данным созданию химического оружия в Сирии способствовал Запад. «В рамках Евросоюза, в частности, начато расследование о возможной причастности европейских стран к созданию арсенала химоружия в Сирии. Ранее считалась, что эти запасы были сделаны преимущественно за счет поставок из СССР и Ирана. Как сообщил немецкий еженедельник Focus, проводящий собственное независимое расследование, «минимум одна западная страна причастна к созданию Дамаском химоружия». Под подозрением находятся немецкие и британские фирмы, которые поставляли в Сирию химические вещества, используемые на начальной стадии изготовления зарина»  (10.09.2013, izvestia.ru/news).

Проект резолюции, внесенный в Конгресс администрацией Обамы, предусматривает самые широкие полномочия исполнительной власти в том, что касается «защиты Соединенных Штатов, их союзников и партнеров от угрозы, которую представляет такое оружие»: речь идет не только о химическом оружии, но и другом оружии массового уничтожения (ОМУ). Президент США должен получить право действовать с целью предотвращения «использования или распространения» ОМУ вплоть до высадки сухопутных войск. Достаточно лишь подозрения на наличие ОМУ! ОМУ могут искать в разных странах – в том же Иране …или, предположим, в Казахстане.

Война как вспышка газа и нефти

 

Если отвлечься от риторики сторонников интервенции в Сирии, то открываются истинные причины сирийского конфликта – энергоресурсы. «Битва идет за то, пройдут ли трубопроводы в направлении Европы по географическим параллелям, из Ирана и Ирака на средиземноморское побережье, или же возобладает меридиальное направление за счет поставок из Катара и Саудовской Аравии через Сирию и Турцию. Понимая, что буксующий Nabucco, как и весь Южный коридор, обеспеченные запасами лишь Азербайджана, никак не смогут уравновесить российские поставки в Европу или сорвать строительство «Южного потока», на Западе торопятся заместить их ресурсами стран Персидского залива. Сирия оказывается ключевым звеном на этом пути, и она склоняется в пользу Ирана и России, а  потому режим в ней, решили в западных столицах, следует изменить. Сирийской трубой недовольны союзные Западу поставщики газа в Персидском заливе, а также претендующая на роль мирового транзитера №1 Турция, поскольку они остались бы в этом случае не у дел» (http://www.fondsk.ru/pview/2013/05/29/geopolitika-gaza-i-sirijskij-krizis-20759.html). Неудивительно, что мятеж в Сирии совпал по времени с появлением проекта газопровода Иран-Ирак-Сирия.

Крупные игроки понимают, что возможная атака Сирии – это нападение на Иран, который является близким союзником Сирии и крупнейшим торговым партнером Пекина. Иранская нефть составляет 20% от китайского импорта. За последние два десятка лет китайцы построили в Иране жилье, мосты, плотины, тоннели, железные дороги, трубопроводы, электростанции, а также метрополитен в Тегеране. Китайские аналитики отмечали, что Китай, как и Индия, раздражен санкциями, которые были наложены на экспорт иранской нефти – это открыло путь для доминирования Саудовской Аравии в мировых экспортных поставках нефти по более высоким ценам.

И в любой момент война может перекинуться на Иран – нашелся бы повод, который усиленно ищут США в последние годы. Конечно, такой возможный удар придется и по Китаю. Как отмечают эксперты, в тех странах, где появляются китайские компании, особенно в нефтегазовой отрасли, там со временем обстановка дестабилизируется, как в африканских странах (Ливия, Судан, Нигерия и др.).

По данным китайской прессы, 75 китайских компаний вели работы в Ливии. Количество их сотрудников на территории Ливии составляло к началу 2011 года 36 000 человек, а общая сумма заключенных ими контрактов – более 18,8 млрд. долларов, это более 50 строительных проектов. Сейчас численность китайского персонала в Ливии около тысячи человек, все проекты заморожены.

Поиск ядерных призраков

В 2011 году США хотели включить Казахстан в список стран, представляющих террористическую угрозу. В этом году американская газета «The New York Times» утверждала, что территория бывшего Семипалатинского полигона может стать целью террористов, где они могут чуть ли не запросто набрать материала для так называемой «грязной атомной бомбы»(!).

диа.jpgл

Если США будут искать террористов, то они непременно их найдут, как не раз «находили». Такая целенаправленная политика по «превращению» РК в страну с террористическим потенциалом должна насторожить нашу власть и общество с тем, чтобы учитывать ее риски во внутренней и внешней политике государства.

Необходимо принимать во внимание и то обстоятельство, что Запад под видом распространения демократии (когда ему надо) ведет так называемую «борьбу с диктаторскими режимами» – Хусейна, Каддафи, Асада и т.д. В последние годы в западных СМИ Казахстан нередко называют «недемократическим государством», «тоталитарным режимом». Это обстоятельство должно подтолкнуть к реальной реформе политической системы в нашей стране, о которой немало говорилось в последние годы – о переходе к парламентской республике.

Недавно в Конгрессе США состоялись слушания с повесткой дня: борьба за природные ресурсы ЦА. На полном серьезе там говорили о вероятности новой войны в регионе. Председатель заседания конгрессмен Дана Рохрабахер отметил: обострилась борьба за нефть и газ, а самое главное – в ЦА появились опасные признаки.

В самом деле, в тех странах, где появляются китайские компании в нефтегазовой отрасли, там со временем обстановка дестабилизируется. А у нас в этой отрасли лидирующие позиции захватили китайцы. Недаром многие эксперты прогнозируют выход арабской дуги нестабильности на страны ЦА, но для этого необходима зацепка в виде химического, ядерного или бактериологического оружия, грязной атомной бомбы или плутония. Когда сталкиваются два гиганта, страдают третьи.

Весной 2010 года была объявлена ядерная доктрина администрации президента США. «Ядерная доктрина США, разработанная министерством обороны, заявляет, что главной угрозой для США и международной безопасности отныне является не ядерное противостояние держав, а ядерный терроризм со стороны экстремистов и распространение ядерного оружия во все большем количестве государств», – говорится в заявлении президента, посвященном доктрине.

Международный банк ядерного топлива (МБЯТ) в Казахстане может стать своеобразным ядерным троянским конем – инструментом США в борьбе с ядерным терроризмом со стороны экстремистов, появление которых в Центральной Азии можно «срежиссировать». Ведь появился же в Казахстане «обычный» терроризм, наверняка в какой-то степени финансируемый и поддерживаемый из-за рубежа.

После ухода военных формирований Штатов из Афганистана и Ирака война США с терроризмом может плавно перейти в борьбу с ядерным терроризмом, в том числе и на территории Казахстана, до которого рукой подать возможным «ядерным террористам» Ирана или Пакистана. К тому же МБЯТ связывают с поставкой топлива в Иран, что можно в будущем использовать как «передачу ядерных технологий».

Новая начинка троянского коня

У американцев в Казахстане есть и другой троянский конь – бактериологический. Как сообщалось в СМИ, Министерство обороны США осуществляло финансирование и управление строительством Центральной референс-лаборатории в Алматы, которая должна повысить безопасность существующих казахстанских коллекций особо опасных патогенов. Строительство началось в 2010 году, завершение – в 2013 году. Нет официальной информации о том, почему этот объект строило военное ведомство США, притом в густонаселенном городе в сейсмоопасной зоне, почему Казахстан разрешил этот опасный проект, который исходил от американской стороны, кто будет отвечать за его безопасность при чрезвычайных ситуациях и т.д.

Это очень опасное предприятие. Например, в США в этом году из лаборатории Техасского университета пропали образцы опасного вируса, который может быть использован в качестве бактериологического оружия. Обвинить в таком преступлении Казахстан для американских военных – пара пустяков, не говоря об угрозе распространения опасных болезней среди населения мегаполиса, как было в советское время в Кызылординской области, когда на острове Возрождения был военный полигон по испытанию бактериологического оружия.

Недавно после проекта МБЯТ США сделали другую попытку зайти в нашу республику с ядерными материалами. Национальное управление ядерной безопасности при министерстве энергетики США одобрило соглашение о передаче из Японии в Казахстан более 18 тонн ядерных отходов американского производства для переработки в топливо для АЭС, сообщает агентство ИТАР-ТАСС. Согласно сообщению, информация опубликована 22 августа в вестнике правительственных документов США Federal Register. «Ураносодержащий материал «изначально был получен /японской корпорацией/ Nuclear fuel industries от производителей ядерного топлива в Соединенных Штатах». Теперь она решила передать его Ульбинскому металлургическому заводу в Усть-Каменогорске на переработку в топливо для энергетических реакторов шести японских компаний», – говорится в статье (23 августа. КазТАГ).

диа.jpgл.jpgэ

США не интересует, есть ли в Казахстане предприятие по переработке и хранению радиоактивных отходов, есть ли технология переработки именно отходов с японских АЭС, разрешает ли законодательство РК захоронение ядерных отходов и т.д. Никогда у нас не перерабатывали ядерные отходы АЭС из других стран, и вдруг по желанию Штатов хотят внедрить это опасное ядерное «новшество». В связи с этой новостью удивляет молчание наших ядерщиков и официальных органов.

Переработка ОЯТ – процесс, связанный с извлечением плутония и урана, чрезвычайно высоко радиоактивный и дающий ряд радиоактивных отходов, которые, в свою очередь, тоже надо утилизировать. В нашей стране законодательно запрещено захоронение ядерных отходов из других стран. Изготовление топлива для АЭС на основе природного урана гораздо дешевле и выгоднее со всех точек зрения (особенно с экологической), чем из регенерированного. Добавьте к этому опасность его распространения в мире в качестве материала для создания собственного атомного оружия или хищения криминальными или террористическими группировками с целью шантажа или диверсий. Кстати, это одна из главных причин, из-за которой США отказались от переработки своего ОЯТ: там давно пришли к выводу о невыгодности и небезопасности этого мероприятия.

И США, и Япония под завязку забиты ОЯТ, а в ЦА есть страна, чьи специалисты готовы принять и МБЯТ, и ОЯТ, и ядерные отходы. Даже по правилам МАГАТЭ отработанное топливо с АЭС должно возвращаться в страну, которая поставляла это топливо. Например, согласно договору, Россия поставляет ядерное топливо на иранскую АЭС в Бушере, использованное топливо будет возвращаться обратно в РФ в соответствии с правилами МАГАТЭ и договором о нераспространении ядерного оружия. А США нарушают не только правила МАГАТЭ, но и договор о нераспространении ядерного оружия. Однако для американцев крайне необходимо наличие плутония в Казахстане, чтобы сделать ход конем и найти ядерных террористов, заодно вытеснить китайские нефтегазовые компании. Кстати, об опасном лидерстве КНР в нефтегазовой отрасли РК много писалось.

Ядерная энергетика крайне опасна для человека и окружающей среды; особенно она опасна для Казахстана из-за американских поисков призраков ядерного терроризма. Но молчание нашей страны смущает: именно это обстоятельство является почвой для небывалых американских ядерных и бактериологических инициатив по продвижению ядерного и бактериологического троянского коня в Казахстан.

EXPO 2017 …и ядерные отходы?                               

Конечно, для отказа от такого «выгодного» проекта, как и от МБЯТ (и референс-лаборатории в Алматы), есть масса причин и доводов, в том числе законодательного, технологического, экологического (по международным стандартам создание хранилища для урана запрещено в сейсмически неустойчивых регионах, каковым считается Восточный Казахстан) и др. характера. МБЯТ и переработка ядерных отходов противоречат реализации ряда государственных программ, прежде всего новой фазы программы индустриально-инновационного развития республики, развитию «зеленой» экономики и выставке EXPO 2017.

К тому же есть тесная связь между вышеуказанными американскими ядерными проектами и долей участия нашей республики в разработке и добыче энергоресурсов у нас: осуществление этих проектов будет существенно ограничивать это участие и будет мощным орудием давления на Казахстан. К нам могут применить атомный шантаж, попытайся наша страна пересмотреть нефтяные контракты с американскими компаниями, работающими на шельфе Каспийского моря. Начнут и в нашей стране искать обогащенный уран, атомную бомбу, и как уже бывало в американской практике, не найдут. Однако страну разбомбят. Поэтому мы и не должны сами, своими руками, создавать поводы для такого шантажа, размещая ядерные отходы на территории своей страны. Бизнес можно строить и в другом направлении.

Мир в последнее время стремительно меняется – самые быстрые изменения идут в области новых технологий. Соответственно меняется отношение человечества к природе, образу жизни, экономике, в том числе к устоявшей, но уже устаревшей ядерной энергетике. В ряде стран Европы усиливается тенденция отказа от ядерной энергетики и поиска альтернативных источников энергии.

В нашей стране есть полное понимание такой тенденции, свидетельством которого является победа Казахстана в борьбе за право проведения выставки EXPO 2017 и подготовка к ней. Как сказал глава государства Нурсултан Назарбаев: «Это величайшая возможность для нашей страны получить новые энергетические и «зеленые» технологии». Миру нужны новые пути развития – «зеленая» экономика и экологически безопасное развитие. Казахстан, несмотря на богатые источники сырья для выработки энергии, разделяет с другими странами эти общие интересы и стремления. В этом контексте Казахстан должен отказаться от проекта МБЯТ и переработки ядерных отходов в нашей стране, а также от функционирования референс-лаборатории в Алматы.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

d.eldesov@mail.ru

 

 

 

 

Рубрика: