11 июня, 2014 Комментарии к записи Дастан Ельдесов. Языковая матрица Казахстана отключены

Дастан Ельдесов. Языковая матрица Казахстана

дастанВ мире 6-7 тысяч языков. Британский ученый Дэвид Кристл в книге «Смерть языков» писал, что каждые две недели умирает один язык. ЮНЕСКО бьет тревогу: в переизданном в 2009 г. «Атласе языков мира, находящихся под угрозой исчезновения» значится – 2498 языков могут навсегда исчезнуть. Глобализация «поедает» языки.                     Информационный барьер в языковом кроссе  Однако эта статистика фиксирует лишь смерть языков, а сам процесс угасания языков сложный и противоречивый, ускоренный распространением интернета. Страдают даже «средние» (иногда и международные) языки. Как установили исследователи университета Манчестера, цифровая и информационная поддержка 21 из 30 европейских языков в настоящее время является крайне слабой или вообще отсутствует. Поэтому для этих языков велика угроза исчезновения.В самой тяжелой ситуации оказались исландский, латвийский, литовский и мальтийский языки. Немного лучше, но тоже довольно опасно складывается судьба болгарского, греческого, польского и венгерского языков. Больше всего шансов на выживание у английского, голландского, французского, немецкого и итальянского языков. Оценка угроз будущему языков осуществлялась по таким параметрам, как возможности автоматического перевода, степень интерактивности языка, анализ текстов и доступность лингвистических ресурсов.В условиях глобализации и повсеместной информатизации любой язык, для того чтобы выжить и развиваться, должен войти в компьютерные технологии как язык хранения, обработки и передачи информации, стать языком коммуникации в мировой компьютерной сети интернет.Если рассматривать казахский язык через призму этих параметров, то его будущее печально: цифровая и информационная поддержка очень слаба. Основные причины: слабая научная база языка, неразвитость корпуса языка (и корпусной лингвистики), ненормированность и некодифицированность языка и др. Один из главных признаков литературного языка – его нормированность (наличие норм) и кодифицированность (описание норм в справочниках, словарях). Это уже заметно при обычном наборе текста: на мониторе ненормированные слова на русском языке выделяются красной линией, а на казахском – нет. С приданием казахскому языку статуса государственного языка его роль в республике значительно повысилась, обеспечивая законодательным правом использоваться во всех функциях и сферах обще­ния. Однако статусному положению языка, политическим и законодательным мерам должно быть соответственное сугубо лингвистическое наполнение, и в этом плане появилась проблема корпусного планирования – попытки стандартизировать, упорядочить и систематизировать язык.Другими словами, это реальное состояние и функционирование языка в жизни общества, государства, его функциональные возможности, состояние языка в комплексе. Формирование национального корпуса языка стала проблемой во многих республиках после распада СССР, потому что государственному статусу языка могут соответствовать лишь кодифицированные (нормированные) языки.Национальный корпус создается лингвистами (специалистами по т.н. корпусной лингвистике) для развития языка, научных исследований и обучения языку. Большинство крупных языков мира уже имеет свои национальные корпуса (различающиеся по полноте и уровню научной обработки текстов). Общепризнанным образцом является, в частности, Британский национальный корпус (BNC).

казак

Создание национального корпуса напрямую зависит от функциональности языка. Это можно проиллюстрировать на примере советского периода, когда постепенное сокращение функций казахского языка, снижение его статусного положения привело к ухудшению корпуса языка, снижению возможностей корпусного планирования.                             Пестрота как основной признак языкаНыне при попытке расширения функций казахского языка, в частности в законодательной сфере, в парламенте испытывается нехватка профессиональных юристов, переводчиков, языковедов, потому что имеются затруднения при написании терминов, стилистического оформления текста на казахском языке. По этой причине нередко не ратифицируются (!) законопроекты из-за некачественного перевода. Достаточно сказать, что на казахском языке полностью готовился, обсуждался и принят только один законопроект – о миграции. Как в советское время, де-факто роль государственного языка выполняет русский язык.Вне зависимости от нашей воли и отношения в будущем количество языков будет стремительно сокращаться: государственными останутся лишь наиболее развитые языки с многочисленными носителями, а в далеком будущем, возможно, один мировой (английский) язык. По этой причине во многих странах уделяется огромное внимание развитию своих национальных языков и культур, чтобы как-то выжить в условиях конкуренции, глобализации и внести свою языковую и культурную лепту в будущее мировое единство. Внимательное отслеживание казахской языковой компетенции представителей разных социальных слоев, которых мы слышим на улице, с экрана телевизора, в учебной аудитории, государственных органах, научной среде и т.д. оставляет удручающее впечатление. Сложилась парадоксальная ситуация: при росте носителей языка идет снижение его качества, что противоречит статусу языка. Основным признаком литературного языка является нормативность. А у нас порой даже языковеды, переводчики испытывают затруднения при написании не только терминов, научных трудов, но и «обычных» слов, специализированного текста на казахском языке. Отсутствие единой литературной нормы, стандартизации говорит о слабых перспективах языка.Если Мухтар Ауэзов в свое время говорил, что может написать на казахском языке текст любой сложности, то ныне таких людей не осталось. Условно говоря, взамен языку Ауэзова пришел язык газетной публицистики, которому очень трудно оформлять тексты на философские, законодательные, технические, научные, спортивные, городские и другие темы. Именно в этих сферах наиболее много т.н. заимствований из русского языка, а на деле русских слов в русской орфографии и орфоэпии, что вызвало «эрозию» языка и большую трудность, даже невозможность их функционирования в нем из-за своей многочисленности.Кстати, это до сих пор нерешенная проблема в казахском языкознании: оставить их в «советском» виде, изменить все в соответствии с казахской орфоэпией или перевести, частично изменить по какому-то правилу или предложить другие научные подходы, например, заимствовать напрямую с языка-оригинала, а не в русском написании, что не является заимствованием.В такой сложной языковой ситуации страна входит в Евразийский союз. Было афишировано, что это чисто экономический союз, но это невозможно хотя бы по языковому признаку. Было уже заявлено, что в союзе рабочим языком будет русский, который при развитии интеграции будет вытеснять казахский язык из экономической, деловой и иной сферы в Казахстане.Будет ли создано совместное предприятие где-либо, приедут ли граждане России и Беларусь в Казахстан на работу или наши поедут к ним, вся документация, переговоры и т.д. – на русском языке. Т.е. это еще общее языковое, отчасти информационное и идеологическое пространство: с товарами, совместным производством, услугами будет идти и языковое давление. Даже по языковому признаку ЕАЭС – не ЕС, где функционируют 24 официальных языка.Казахская сенсация: полиглот № 1 в мире!Как бы претворяя языковое давление в ЕАЭС, «казахский демократ» Сакен Жунусов предложил русский язык сделать вторым государственным языком (Национальный вопрос в Казахстане на фоне украинского кризиса. Трибуна: Ашық Алаң, 21.05.2014). Свое антиконституционное предложение Жунусов аргументирует следующими доводами. Мы сразу же снимаем у России ее главный аргумент для экспансии в нашу страну: ущемление права русских говорить на родном языке, мы сразу же снимаем с казахской демократии все обвинения в реакционности казахского национализма, наше поколение казахов претворит в жизнь завет Абая учиться у русских.Стало дурным тоном экстраполировать причины и следствия украинских событий на Казахстан, в том числе поиски реакционных националистов и даже фашистов, «ущемление» русского населения и русского языка, конфликтные межэтнические проблемы и т.д.У нас ни юридически, ни фактически не может быть ущемления русского языка по очень простой причине: до сих пор с советских времен де-факто роль государственного языка выполняет русский язык. Внешняя политика, послания президента, законотворческая деятельность парламента, заседания правительства и т.д. в основном на русском языке. Русскоязычные СМИ значительно превосходят казахские, а с учетом российских казахские СМИ составляют мизерное количество. Это относится и к книгоиздательству.

казак

По Конституции русский язык употребляется наравне с государственным языком. Межнациональным языком до сих пор является русский: где вы видели, чтобы казахи разговаривали с русскими на казахском? Скорее имеет место ущемление прав носителей казахского языка – оралманов, казахских специалистов при приеме на работу, если слабо владеют русским языком, дефицит разнообразной информации на казахском языке и т.д. По приблизительным данным, более 90 % населения РК в разной степени владеют русским языком, а казахским – чуть больше половины, свободно владеют еще меньше – около 36 %. Даже казахи не являются в достаточной мере билингвами – «хромает» казахский.Ни для кого не секрет, что казахский язык с трудом расширяет сферы использования только благодаря своему статусу. Это одно из условий появления и развития двуязычия – прежде всего изучения казахского языка. Если появится государственный русский язык, то казахский уйдет в «тень» и языковая ситуация вернется в советское русло.Стало некрасивой «модой» приводить слова Абая в усеченном виде. Полная версия завета звучит как предостережение: «Орыстың ғылымы, өнері – дүниенің кілті, оны білгенге дүние арзанырақ түседі. Бірақ осы күнде орыс ғылымын баласына үйреткен жандар соның қаруымен тағы қазақты аңдысам екен дейді» («Русская наука, искусство – ключ к Вселенной, владение которым облегчает путь к ее познанию. Однако в наши дни казахи, обучившие своих детей по-русски, этой наукой-орудием хотят еще раз пленить казахов»). Возможно, Сакен Жунусов в евразийском контексте хочет вернуть Казахстан в языковом отношении в советское прошлое.Что это чистой воды популизм, говорит другое предложение «казахского демократа» – сделать официальными все 130 языков народов Казахстана. Вроде давно пришли к заключению, что у нас один народ (Ассамблея народа Казахстана), но Жунусов упорно «лепит» народы из 3 ливов, 5 кетов, 8 манси, 8 алеутов и других малочисленных этнических групп. Языки с этническими группами менее 10 человек составляют около 15, более 10 человек – около 15, более 100 человек – приблизительно также и т.д. Кстати, лингвисты зафиксировали в РК всего 126 языков (Э.Д.Сулейменова. Говорят по-фински в Казахстане: к характеристике языковой ситуации).Еще не факт, что эти группы владеют языками на каком-то уровне – даже на родине (РФ, Прибалтике и т.д.) они часто не используются в живом общении. Поэтому «вавилонская башня» Жунусова будет направлена против государственного языка и ослабления государственности.К тому же официальный язык – это язык официальных органов. Если Сакен Жунусов попадет переводчиком в какой-то департамент или ведомство, то он должен знать не только два государственных языка, но и 130 официальных! Даже знаменитый российский полиглот Дмитрий Петров знаком «всего» с 30 языками, может читать на 50 языках, но работает с 8 языками.Что касается межэтнических отношений и изучения языков. Такого института, как АНК с ее представительством в парламенте, нет нигде в мире. Государством выделяются большие средства на изучение языков этнических групп Казахстана, имеются этнические театры, газеты, телеканалы, многочисленные культурные центры, воскресные школы, школы с этническим языком обучения и т.д. Есть даже издержки такой политики: после окончания таких школ трудно продолжить учебу, найти работу и т.д.d.eldesov@mail.ru 

Комментирование закрыто.

2025d523818cd5cb