Логоти3Тюркская основа прослеживается не только в «Сокровенном сказании», но и в государственном устройстве улуса времен Чингиз-кагана,
в названиях местных племен, титулов, имен и т.д.Имена его сыновей в основном тюркские. Но в советское время об этом невозможно было говорить.

В середине XIX века в Пекине знаменитым русским синологом Палладием Кафаровым был открыт основной источник по истории эпохи Чингиз-кагана «Юань чао би ши» («Тайная история династии Юань», 1240 г.). Полный перевод на русский язык под названием «Сокровенное сказание» и научная транскрипция текста были сделаны С.А.Козиным в 1941 году. Удивительно, но факт – со времени этого перевода памятник не был комплексно изучен тюркологами. Несомненно, это результат печально известной борьбы с «пантюркизмом» в СССР. В итоге мы не знаем ни тюркского происхождения Чингиз-кагана, ни восточных корней тюркских народов, прежде всего казахов.

Древнетюркская основа «Сокровенного сказания»

Написанная китайскими иероглифами на невыясненном до сих пор древнем диалекте (скорее всего, это «пограничный» тюрко-монгольский диалект) «Тайная история» содержит немало тюркских слов и выражений. Внимательное изучение «Тайной истории», а также «Сборника летописей» персидского историка Рашид-ад-дина (1247–1318) и других источников через призму истории и языка древних тюрков открывает нам неизвестную историю эпохи Чингиз-кагана.

казах

Территория Внутренней Азии с древнейших времен была местом соприкосновения различных племен и народов, языков и культур. И без комплексного анализа, в том числе и тюркских элементов, история Чингиз-кагана останется легендарной. Узкоэтнический подход монголоведов зачастую подводит их к «пустоте» при анализе истоков культуры, государственного устройства, да и в целом истории монголов дочингизовых времен.

 

Например, С.А.Козин в предисловии задается естественным вопросом: «Где же литературные прототипы «Сокровенного сказания», которое не могло же возникнуть из пепла первоначальной пустоты?». И не находит ответа. А между тем жанр богатырского эпоса, в котором генеалогические легенды переплетаются с историческими и фольклорными мотивами, наиболее характерен именно для древнетюркской литературы. Возьмем хотя бы издревле распространенные в Центральной Азии легенды об Огуз-кагане, который, по мнению некоторых исследователей, являлся историческим лицом, подобно Чингиз-кагану, создавшему большое государство. Знаменитые лирические иносказания Джамухи перекликаются с «Описаниями весны» в «Кутадгу билиг» (XI в.). Поэтика отдельных частей сказания не только построена на древнетюркской основе. Имеются прямые заимствования из руники, как, например, речь наставника чингизовых сыновей:

«Родитель твой, царь,
Великий улус созидая,
Черной своей головы не щадил,
Черную кровь свою ведрами лил;
Черных очей никогда не смежая,
Тонких ушей на подушку не клал…
Пот ото лба до подошв доходил».
Сравни речь мудрого Тоньюкука:
«Служил я, спать не ложась,
Служил я, днем не садясь,
Проливая красную кровь свою,
Понуждая струиться свой черный пот,
Народу тюрков отдавая силу и труд,
Направляя в долгие набеги войска».
(Пер. А.Плитченко)

Название «монгол» появилось лишь в XII веке, в XIII веке оно официально введено Чингиз-каганом в созданном им каганате. Как название рода или племени это слово не зафиксировано, и первоначально оно имело собирательное значение, а не этническое. Племена, которые стали называться монголами, ранее эпохи Чингиз-кагана были известны под общим именем тюрки, китайские тюрки у восточных авторов, и татары в китайских летописях, орхонских надписях и т.д. Собирательное имя «татары» дало название одного из могущественных племен Внутренней Азии, остатки которого после разгрома подчинились Чингиз-кагану. Под этим названием стали известны русским и европейским летописцам войска Чингиза, авангард которых составили татары. Со временем этот этнотермин исчез на родине и закрепился за поволжскими тюрками.

Крупнейший ученый XI века, знаток тюркских языков Махмуд Кашгари относил татар к тюркским племенам, хотя отмечал у них наличие своего языка наряду с общетюркским. Любопытно его замечание и о том, что жители городов Северного и Южного Китая знали по-тюркски.

Юрта

Под политическим прессингом в советском монголоведении сложился ненаучный метод, игнорирующий бытование тюркского языка в империи Чингиз-кагана, тюркских элементов в устройстве каганата, ономастике, этнонимии и т.д. При этом язык «Тайной истории» подавался как язык Чингиза и его окружения, что невозможно утверждать без конкретных фактов, ибо существовало многоязычие. К тому же известно, что этот язык неадекватно отражал устную речь, в XIII веке он был языком писцов, чей ограниченный круг состоял при каганах из представителей более развитых культур (уйгуров, китайцев, тангутов и т.д.). Иными словами, это был не распространенный язык. Известно, что государственным письмом в Монгольском улусе была уйгурская письменность, первым писцом у Чингиз-кагана был уйгур. Сам Чингиз-каган заставлял изучать своих детей и внуков уйгурское письмо и письменный язык, т.е. он для них был неродной язык.

Тюркские титулы, имена и боги

Надо расстаться с известным мифом о том, что Чингиз-каган не знал о своих предшественниках – древнетюркских каганах. О них знали до Угедей-кагана, которому, по свидетельству восточных источников, шаманы читали тюркские рунические тексты. Обращение Чингиз-кагана к Небу «Менгу Тенгри кучун» («Силою Вечного Неба»), зафиксированное в «Тайной истории» и в других источниках, есть дословная религиозная формула тюркских каганов. Как и его предшественники, Чингиз-каган молился на горе. Поклонение солнцу, совершенное Чингизом («Сокровенное сказание»), характерно для многих народов, но наиболее отчетливо оно проявилось у тюрков, чьи каменные изваяния неизменно обращены к востоку, к солнцу. Чингиз-каган в своем «Билике» (тюрк. «знание, премудрости») говорит как тюркский каган, а не как, допустим, китайский император или персидский шах.

Еще академик В.В.Бартольд сравнивал приписываемые Чингизу поучительные изречения из его «Билика» с обращениями тюркских каганов к народу в орхонских надписях. Дидактический жанр до «Билика» Чингиз-кагана получил свое развитие в «Кутадгу билиг» (тюрк. «Благодатное знание»). Один из известных списков этой поэмы написан уйгурским письмом, принятым в государстве Чингиз-кагана. В ней имеются разделы «О качествах военачальника», «Обязанности правителя», «О качествах посла», «О вреде пьянства» и т.д., что в той или иной мере перекликается с поучениями Чингиза.

За время гражданской войны изменился не только социальный облик Внутренней Азии, но и племенной состав. Основная масса таких крупных и известных племен, как найманы, кереиты, онгираты, меркиты и др., продвинулась на запад. От этих племен остались в основном тюркские титулы и имена и, скорее, это были тюркоязычные. Например, у найманов первоисточник зафиксировал целый ряд тюркских титулов: Кучулук – «могущественный», Буюрук – «приказывающий», Инанча Бильге – «надежный-мудрый», Етитуклух – «семизнаменный» и т.д. Гений-хранитель у них назывался Торлук (тюрк. «заволакивающий», сравн. казахское торлау – «заволакивать»). В то же время среди этих племен были и двуязычные (на востоке улуса). Части этих племен вошли в состав монгольского народа, и до сих пор некоторые племена сохранили диалекты, как найманский. В тюркских же языках, в частности в казахском, очень мало монголизмов эпохи Чингиз-кагана, не говоря об отсутствии диалектов.

Судя по этому, а также по названиям законов «Билик», «Ясак» (тюрк. «постановление»), столицы Каракорум (тюрк. «большие каменные россыпи»), по многочисленным тюркским титулам его подчиненных, военным терминам и т.д., Чингиз-каган был тюркоязычным. Возможно, каган знал и монгольские диалекты. Имена его сыновей в основном тюркские: Джочи – интернациональное (эвенк. жучи – «имеющий жилье», монг. зочи-джучи – «гость», тюрк. джолчи-чучи – «гость, путник»), Чагатай от тюрк. чага – «ребенок» (в этом значении встречается в сказании) и суффикса уменьш.-ласкат. значения -тай, (ср. туркм. чага – «ребенок», кирг., каз. бала-чага, бала-шаға – «дети»). Угедей от древнетюрк. уге-дей, букв. «подобный мудрому», от титула уге – «мудрый». Толуй – распрост. тюрк. имя Толу – «полный, наполненный» (колчан иногда по-тюркски называли толуй, то есть «наполненный»). Толуй как младший сын носил тюрк. титул оттегин, то есть наследник. Своих сыновей каган называл четырьмя «кулюками» (героями). Даже далекий Пекин, ставший столицей династии Юань, назван по-тюркски Хан-балык, то есть «ханский город».

Магия тюркских слов

Имена, как и титулы, с древнейших времен имели большое смысловое, отчасти и магическое значение. Тюрки, например, имели сложную систему антропонимов: имя собственное, родовое, мужское (геройское), титул, которые предполагали хорошее знание языка. Поэтому безосновательны утверждения некоторых авторов о монголоязычности указанных племен при тюркских именах и титулах.

С востока на место тюркоязычных появились мелкие и бедные племена и роды, остатки тюрко-монголоязычных татар, каракитаи, джурджени и т.д. Конечно, на стороне кагана были и части найманов (монг. найман – «восемь»), кереитов (от тюрк. керей – «острый; бритва», тюркское имя, и общеалт. форманта множ. числа -т), онгиратов – в такой форме зафиксировано в «Тайной истории» (от тюрк. оң «авангард» и ерат «воины», т.е. «воины авнгарда») и т.д.

Однако антропонимы времен Чингиза и последующих эпох сильно разнятся: вместо общеалтайских имен начинают преобладать монгольские, а через ламаизм и тибетские, среди которых отсутствуют такие тюркские имена как Чингиз, Тогрыл, Чагатай, Таргутай и т.д. Кстати, в современном монгольском языке сосуществуют как бы два языка: устный и письменный на основе старописьменного монгольского, которые до сих пор не «слились»: различаются по лексике, грамматике, стилистике. Это говорит о том, что их основы разные.

Необходимо отметить, что в советское время даже крупные ученые не могли выйти за рамки политических установок. Стоило В.Я.Владимирцову утверждать в одной статье о тюркском происхождении наиболее распространенного в Монгольском улусе титула «беки-беги», как его без всяких аргументов «поставили на место». И это несмотря на то, что слово явно древнетюркского происхождения и означает «крепкий», как зафиксировал М.Кашгари. В тюркских языках это слово представлено в разных формах: бек-беки, бег-беги, бегим, бике, би, бей и т.д., что свидетельствует о его древности и распространенности.

Мать и старшая жена Чингиза – из племени оңерат. Именно в онгиратской народной песне встречается сочетание «хасаг терген» – арба тюркских казаков (казахская арба):

«В одноколку казачью верблюд вороной

Запряжен, и рысью пустим его» («Сокровенное сказание»).

Добавим, что название «қазақ» распространилось с завоеваниями Потрясателя Вселенной на обширной территории. Но это уже другая история.

(Продолжение следует)

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

d.eldesov@mail.ru

 

Рубрика: ,