ДастанСоветская борьба с «пантюркизмом» выбросила за борт изучения богатейший пласт тюркской истории и языка, тюркско-монгольских связей эпохи Чингиз-кагана. И вбила искусственный клин между тюрками и монголами, в состав которых вошло немало одноименных племен.

Как тюркское слово стало монгольским

Однако среди множества отрывочных и противоречивых свидетельств дошла до нас загадочная «Тайная история династии Юань» («Сокровенное сказание»), которая есть и тайная история Чингиз-кагана. Этот памятник оставил нетленное свидетельство – бессмертное слово о происхождении рода Чингиза и его государства наперекор времени и предрассудкам.

Разве не удивительно, что «ни про одно монгольское наречие, ни про один живой говор нельзя сказать, чтобы он непосредственно восходил к письменному монгольскому языку» (В.Я.Владимирцов. Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия. Л., 1929). К такому выводу о языке XIII века (не V век все-таки!) пришел крупнейший специалист в этой области, участник экспедиции по изучению тюркских захоронений на территории Монголии. Но все становится ясно, если учесть, что в его книге нет места изучению тюркизмов в соответствии с пресловутой борьбой с «пантюркизмом».

Чтобы «приглушить» наличие явных тюркизмов при описании эпохи Чингиз-кагана, монголоведы нашли простой и ненаучный выход: тюркские термины даются с пометкой «старописьм. монг.», тем самым они как бы считаются монгольскими. Кажется, нельзя обмануть слово, тем не менее, встречаются с такой пометкой даже такие слова, как орду, кулюк, отчигин, билик, туркак (стража), беки (титул; супруг), кешик-кешиктен (личная стража) и многие другие. Это, несмотря на то, что их производные основы отсутствуют в языке «Тайной истории» и монгольском языке, а имеются только в древнетюркском.

Монголоведам не хватило мужества или политической свободы признать указанные и аналогичные им слова тюркскими, а язык «Тайной истории» – смешанным, тюркско-монгольским диалектом, языком уйгуров, языком писцов, отличный от устного. Возможно, этот язык сформировался как письменный у местных племен, например, найманов, у которых служили уйгуры-писцы: в истории есть случаи функционирования двух языков – устного и письменного, которые различались по лексике, стилистике и т.д. Скорей всего, язык «Тайной истории династии Юань» – это мертвый язык.

Даста

Мы называем этот язык уйгурским условно: писцами в основном были уйгуры, в том числе и у Чингиз-кагана, была распространена уйгурская письменность, в том числе и в Монгольском улусе. К тому же литературной основой «Тайной истории» послужила древнетюркская литература. Иными словами, тюркская основа «Тайной истории» не вызывает сомнения.

Дело в том, что у современных народов и народностей не найти аналогичного языка, имеются лишь отдельные схожие языковые элементы у некоторых малых народов. Например, у желтых уйгуров (13 719 человек согласно переписи 2000 г.), проживающих на территории провинции Ганьсу КНР. Желтые уйгуры делятся на две территориальные группы, одна говорит на тюркском сарыг-югурском языке, другая – на монгольском шира-югурском языке (около 4 тысяч человек), есть маленькие группы, говорящие на китайском и тибетском языках. Первоначально желтые уйгуры были тюркоязычные, поэтому в их языке в монгольский лексический массив органически вплетаются тюркские слова и выражения. Шира-югурский язык, хотя и относится к монгольским языкам, имеет в лексике немало тюркских слов. В этом языке, как в языке «Тайной истории», нередко монгольские слова могут произвольно заменяться тюркскими и наоборот. Но ныне это бесписьменный язык, что затрудняет изучение его в историческом, литературном, лингвистическом контексте.

«На первоначально тюркскую языковую основу у шира югуров когда-то постепенно наслаивались элементы двух различных групп монгольских языков» (Э.Р.Тенишев, Б.Х.Тодаева. Язык желтых уйгуров. М., 1966). Исследователи отмечают ряд фонетических сближений этого языка с монгольским языком памятников XIII–XIV вв. Кроме этого, язык шира югуров «сохранил до настоящего времени ряд специфических черт, свойственных монгольскому языку среднемонгольской эпохи».

Тюркские памятники и языки

В XV–XVI вв. происходил постепенный процесс высвобождения старописьменного монгольского языка от многих лексических элементов (Г.Д.Санжеев. Старописьменный монгольский язык. М., 1964). Хотя Г.Д.Санжеев не уточняет, какая эта лексика, понятно, что, прежде всего, тюркская, которая после ухода с территории Монголии тюркоязычных племен, стала архаичной. Соответственно изменилась и фонетическая система монгольского языка, в котором в наше время этноним произносится без «ң» и «ғ»: монгол.

Уже монгольская летопись XVII века «Алтан тобчи», в которой имеется переложение «Тайной истории», обнаружила «как весьма слабую степень познаний автора в старописьменном монгольском языке» (С.А.Козин). Языки уже сильно различались, в монгольской летописи значительно меньше тюркизмов и больше слов из маньчжурского, тибетского, даже имена, титулы разнятся: многие тюркские или общеалтайские имена эпохи Чингиза с трудом воспринимаются в XVII веке.

Исторически территория Монголии входила в состав тюркских каганатов, северная ее часть – это родина древнетюркских каганов, где много древнетюркских памятников. До прихода боржигинов к власти здесь господствовали древние тюрки, уйгуры, кыргызы, найманы, керейты. Их влияние проявляется не только в военно-государственном устройстве, но и в культуре, языке. Поэтому необходимо искать истоки «Тайной истории» у предшественников и соседей, которые имели свою письменность, литературу, развитую культуру и были «князями церкви». В частности, такими были средневековые уйгуры, к языку и культуре которых Чингиз-каган испытывал большое уважение и привил его своим детям и внукам.

Известно, что первыми писцами в канцелярии Чингиз-кагана были уйгуры и официальным письмом было уйгурское. Древнетюркскую рунику со времен уйгурского каганата на родине тюркютов вытеснила уйгурская письменность. Но проследить «уйгурский след» никто из монголоведов даже не пытался, хотя он явно просматривается.
М.Кашгари свидетельствует, что у уйгур чистый тюркский язык, но есть и другой язык, на котором они говорят между собой… что у них и у Сина (т.е. китайцев) есть другое письмо, на котором пишут документы. Письмо это читают только некоторые люди, специально изучившие его. Это очень ценное свидетельство, обойденное монголоведами.
«Тайная история» написана китайскими иероглифами на тюркско-монгольском диалекте. Приблизительно на таком же диалекте уйгурским письмом написаны некоторые документы эпохи Чингиза.

                                  Даст

                                  Тюркские церемонии

Удивительно, что при всех потрясениях на родине каганов ритуал их возведения не изменился со времен древнетюркских владык. Церемония провозглашения чингизида Куюка (древнетюрк. «мужчина; самец», ср. монг. кую – «бежать», по Б.Я.Владимирцову) каганом, описанная спутником П.Карпини, явно имеет аналогии в возведении каганов у древних тюрков, зафиксированном в китайской летописи. «Тогда они (высшие сановники) положили кусок войлока и посадили его на него, говоря: «Смотри вверх и познай бога, и смотри вниз и увидишь войлок. Если ты будешь хорошо управлять, то весь мир преклонится перед твоим правлением и господь пошлет тебе все». После бароны посадили жену Куюка на войлок, подняли их вверх от земли и провозгласили их громогласными криками: «Император и императрица всех татар».

Каганы тюрков были жрецами, отсюда «вознесение» к небу на белом войлоке. В рунике подчеркивается и их богоизбранность: Небоподобный и Неборожденный тюркский каган, небесные тюрки. Эта идея в аналогичных выражениях присутствует и в «Сокровенном сказании». Предок Чингиза – Сивый Волк родился «по изволению Вышнего Неба». Темучжин представляет своих сторонников как «умножаемые в силе Небом, нареченные могучим Тенгрием» и т.д.

По Рашид-ад-дину, шаман Кокчи Теб-Тенгри (тюрк. «небесный подобно Тенгри». ср. каз. теп. – усилительный слог к словам, начинающимся на те: теп-тегiс «совершенно ровный») неоднократно говаривал Темучжину о его богоизбранности: «Всевышний господь дарует тебе царствование над поверхностью земли!». Даже титул Чингиз ниспослан свыше: «Всевышний господь повелел, чтобы прозвание твое было Чингиз-хан, ибо чингиз есть множественное число от «чинг», а следовательно, Чингиз имеет усилительное значение чинг» (Сборник летописей. М.; Л., 1952. Т. 1. Кн. 2).

Для того чтобы надежней спаять тысячную организацию улуса, Чингиз обязал каждого сотника, тысячника, темника посылать своего сына на службу в личную каганскую гвардию. Гвардия была своего рода высшей военной школой, которая готовила талантливых военачальников. Она называлась по-древнетюркски кешик (кешик-кешиктен) – «колчан» (букв. «(люди) из колчана») и имела сопутствующее значение «смена телохранителей, смена из колчана» от тюрк. кезик-кежик – «смена, очередь». Недаром найманский Таян-хан грозился «отобрать колчан» у Чингиза, то есть лишить силы и власти.

Видоизменяясь в разных государственных образованиях на территории Российской империи, военно-административная организация Чингиз-кагана, в частности, казачество, система управления вплоть до дворцовых церемоний, службы налогов и связи (ямские станции) и другие учреждения кагана дожили до XX века.

(Продолжение следует)

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

d.eldesov@mail.ru

               

 

Рубрика: ,