дастанНационалисты в Казахстане – это нацисты, а если они придут к власти, то их можно сравнивать с германскими нацистами 1933-1945 годов. Такое определение распространилось в октябре в казахстанских СМИ.

В этом году в отечественных СМИ актуализировалась национальная тематика. Не остались в стороне даже российские издания. Разброс мнений и анализа впечатляет – как говорится, кто на что горазд. Конечно, движение националистов в Казахстане до конца не сформировалось и не консолидировалось, и это обстоятельство в определенной мере налагает отпечаток и на оценке их деятельности.

Новый пророк неосоветской идеологии

С приобретением независимости, естественно, должны идти процессы укрепления национальной государственности. Поэтому стало актуальным возрождение национальной культуры, интерес к национальной истории, пробуждение национального самосознания. Правда, этому препятствовала (и препятствует) советская идеология, которая была сильна в Казахстане и после крушения империи. В ней определения «национализм», «националист» выступали жупелом, который ассоциировался, связывался с гонениями и даже тюрьмой. И по «советской» инерции в первые годы независимости эти понятия избегались и даже осуждались общественностью и государством.

Но по истечении двух десятков лет независимости появилась интерпретация этих терминов, превзошедшая казуистику советской идеологии. Новое понимание известных дастан.jpgжобозначений прозвучало в статье Нуртая Мустафаева «Лексикон «националиста»: слова-маркеры» (07.10.2013, www.arkz.info), которая претендует на некую научность и объективность анализа.

Оказывается, «главная угроза государственности Казахстана не экономический кризис, борьба элит, групп олигархов, а этнонационализм, «этнический разлом» в обществе, перерастающий в масштабный межэтнический конфликт. На самом деле нынешние новые «националисты» – это этнонационалисты. Этнонационалисты – это нацисты, но только не у власти (публицисты, блогеры и прочие). В этом отличие. Даже не будучи у власти, резня, устроенная этнонационалистами в Сумагаите, Карабахе, Оше, Косово и т.д. показывает: этнонационализм – это обыкновенный нацизм. Если они придут к власти в Казахстане, России, странах ЦА, Южном Кавказе, то германские нацисты 1933-1945 годов, окажутся не столь бесчеловечными. Новый «национализм» в Казахстане на деле этнонационализм, а этнонационализм в формате власти – нацизм»

Тщетно искать в статье какие-то факты, подтверждающие столь оскорбительное и грязное обвинение автора – их просто нет. Для иллюстрации своего «пророческого предвидения» все примеры Нуртай Мустафаев взял из других стран(?). Удивительно, но по статье «казахские нацисты» не проводят казахские марши с лозунгом «Казахстан для казахов», не притесняют (и не убивают) «инородцев», не замешаны в каких-то межэтнических конфликтах, не призывают убираться из страны неказахов и т.п. Если был бы хоть какой-то маленький негативный фактик, то, конечно, наш «аналитик» им воспользовался бы. Но раз нет фактов, то можно пожонглировать словами, особенно на эклектической арене.

Оказывается, национализм возможен только в борьбе за независимость, в других случаях – это этнонационализм или нацизм. «О какой утрате государственности в России, Украине, Франции, Германии, Австрии, Греции, да и везде может идти речь?!», – с недоумением вопрошает автор. Конечно, когда все эклектически замешано в одну кучу, то появляются подобные вопросы, не говоря о том, насколько корректно и научно сравнивать, к примеру, борьбу за государственность в постколониальном  Казахстане с политическими процессами в современной Франции или Германии. Несравнимы эти процессы и в современной Российской Федерации и в унитарном Казахстане.

Сложные и различные в разных странах процессы постколониального становления государственности, в том числе и в Казахстане, у Мустафаева происходят очень просто: объявили о суверенитете – и нет никаких проблем в построении независимого государства и нет места национализму наперекор известному выражению «не было бы колониализма – не было бы национализма».

Оказывается, в Казахстане нет проблем: постколониального синдрома, проблем построения государственности, с функционированием государственного языка, отношений с бывшей метрополией и зависимости от нее, российских военных полигонов, опасных «Протонов» с гептилом, преодоления сырьевой направленности экономики (с советских времен), неравноправного Таможенного союза, возможной реанимации «нового СССР» и т.д.

Эти и другие проблемы находятся в поле зрения казахских патриотов – где же здесь идеологемы нацизма? Не потому ли, говоря о казахских националистах, автор умудрился не сказать ровным счетом ничего об их деятельности? Может быть, борьба патриотов с последствиями советской колонизации вызывает столь сильное раздражение у нового «советского» идеолога, что решил причислить их к нацистам?

Сенсационные открытия в этнолингвистике

При ближайшем знакомстве с «обвинениями» Мустафаева казахских патриотов в нацизме выясняется, что ими являются обычные общеупотребительные термины! Не шествия, митинги, выступления, призывы, притеснения и другие деяния и действа, а понятия, используемые повсеместно. Например, автор упрекает: «тезис «в Казахстане государствообразующая нация – казахи, все неказахи – диаспоры» широко представлен в статьях казахских «националистов».

Если обратимся к словарю С.И.Ожегова, то «нация – исторически сложившаяся общность людей, образующаяся в процессе формирования общности их территорий, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и духовного облика; в некоторых сочетаниях: страна, государство». Обобщая определения, можно сказать, что нация – государствообразующая общность. Отсюда – Организация Объединенных Наций.

Особенно вызывает удивление мнение автора, будто термин «диаспора» используется только патриотами. Насколько надумано Мустафаевым противопоставление на уровне нация-диаспора говорит факт широкого использования термина самими представителями этнических групп в Казахстане. Например, белорусский портал в Казахстане дает информацию о развитии белорусской диаспоры, Алексей Лобанов, директор общества «Светоч», в статье «Русская диаспора в Казахстане» писал о положении русских в нашей стране, много статей корейских авторов «Корейская диаспора в Казахстане» и т.д. В целом этнокультурные центры нередко используют именно этот термин. И что с этого?

«В разных странах различная этническая картина, поэтому различна и терминология. Например, в Азербайджане, Армении и РФ из-за национальных интересов в понятие «диаспора» вкладывают различное значение. В Казахстане же оптимальным является использование терминов «казахский народ», «казахская нация» и «этнические группы» как части этносов. Диаспора предполагает компактное проживание, чего у нас, за редким исключением, не наблюдается» (Марат Ботеев).

казах

В «лексику нацистов» попали и другие термины и выражения: «менталитет», «плавильный котел», «казахская национальная идея», «тюрко-мусульманское единство», «деколонизация Казахстана», «миссия казахов», «культурный код нации», «позитивная дискриминация», «модель Махатхира Мохамада» и др. Это, несомненно, прорыв в этнолингвистике: по нескольким словам определять нацистов!  

Досталось на орехи и Льву Гумилеву за его термин «пассионарность», который используется не только казахскими патриотами, как считает Мустафаев. По Л.Гумилеву, многие этносы-химеры исчезли из-за распада этнической системы: «Химерические целостности всегда составлены из разных людей, отколовшихся от своих этносов, и характеризуются неприятием действительности, разрушением этнического стереотипа, отрицанием любых традиции и заменой их постоянно обновляемой «новизной». Следовательно, у химеры нет отечества». Может, из-за таких определений не любим известный ученый нашим идеологом?

Тот факт, что Нуртай Мустафаев на дух не переносит многие термины и выражения, которые он считает лексикой этнонационалистов, говорит о том, что руководитель АЦ «Наше Дело» всецело остался в советском прошлом. Ведь в советское время из-за такой лексики действительно можно было завести уголовное дело «за национализм». Ныне эта лексика употребляется повсеместно как признак новой государственности. В частности, слова-маркеры лексикона «националиста», собранные неосоветским идеологом, нередко встречаются в выступлениях президента Нурсултана Назарбаева, некоторые цитаты из которых мы приводим внизу. 

«Казахский народ выступает как мощное историческое ядро национальногосударственной общности для всех этнических, социальных групп Казахстана». «В условиях глобальных вызовов адекватный ответ мы сможем дать только при условии сохранения нашего культурного кода: языка, традиций, ценностей». «Это и есть настоящий пассионарный взрыв нации!». «Если нация теряет свой культурный код, то разрушается и сама нация. Этого нельзя допустить!». «Казахская земля объединила более 100 этносов. Конечно, чтобы все это этническое многообразие стало единой нацией, нужен хороший цемент. И сегодня главным фактором, цементирующим нацию, является казахский язык – язык государства».

Как тавтология порождает проблемы

25 октября 1990 года Верховным Советом Казахской ССР была принята Декларация «О гсоударственном суверенитете Казахской ССР». В этом основополагающем государственном документе выделено: «Казахская ССР принимает меры по охране, защите и укреплению национальной государственности. Возрождение и развитие самобытной культуры, традиций, языка и укрепление национального достоинства казахской нации и других национальностей, проживающих в Казахстане, являются одной из важнейших задач государственности Казахской ССР».

По разным причинам понятия «национальная государственность», отчасти «казахская нация», упомянутые в Декларации, стали не востребованными в годы независимости, а наоборот, предавались критике. В то же время за прошедшие годы многое сделано по вышеуказанному пункту Декларации. В частности, была принята и выполняется государственная программа «Культурное наследие», призванная найти письменные источники по истории казахов по всему миру, изучить и ввести их в научный, культурный оборот. С 2015 года в Едином национальном тестировании обязательным предметом останется лишь казахский язык как государственный язык, остальные предметы будут каждый год меняться.

В 2010 году была принята Доктрина национального единства Казахстана, в которой говорится о дальнейшей консолидации вокруг казахского народа всех граждан республики, а овладение государственным языком должно стать долгом и обязанностью  каждого гражданина Казахстана. По сути, Доктрина закрепила положения Декларации о суверенитете.

Статья из Конституционного закона РК от 16 декабря 1991 года «О государственной независимости РК» гласит: «Граждане Республики всех национальностей, объединенные общностью исторической судьбы с казахской нацией, составляют вместе с ней единый народ Казахстана». В этом же документе (статья 18) говорится: «Настоящий Закон наряду с Декларацией о государственном суверенитете Казахской ССР служит основой для разработки новой Конституции Республики». Иными словами, обозначение «казахская нация», зафиксированное в основополагающих документах нашей республики, является юридически грамотным и законным.

Общеизвестны две основные трактовки нации – политическая и этническая. Согласно первой трактовке нация – политическая общность на основе согражданства конкретного государства. Согласно второй – высшая форма (стадия) этнической общности. При грамотном написании названия нашей страны две трактовки совпали бы, и не было бы противопоставления определения «казахская нация» надуманной «казахстанской нации».

Действительно, многие споры связаны с неправильным, тавтологическим названием страны: Республика Казахстан – форма правления плюс географическое обозначение. В итоге получилось «республика страны казахов». Если было бы грамотное название – Казахская Республика (ср. Казахская ССР), то графа о национальности в паспорте не имела бы существенного значения: все граждане были бы казахами, была бы по названию страны гражданская казахская нация.

Это явное противоречие нередко используется в своих интересах многими публицистами и политиками в нашей стране вплоть до замены понятия «казахская нация» надуманным обозначением «казахстанская нация». В данном споре мы должны опираться на основные документы независимости нашей страны – на Декларацию о государственном суверенитете Казахской ССР и Конституционный закон о независимости. После принятия Доктрины национального единства сторонники «казахстанской нации» несколько приутихли, а затем перешли в другой формат борьбы с «казахской нацией», свидетелями которой мы являемся.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

d.eldesov@mail.ru

 

 

 

 

Рубрика: