дастанЖизнь меняется на глазах, и нынешние школьники без знания государственного языка могут остаться за ее бортом. В частности, казахский язык включен в ЕНТ,поэтому без его знания будет трудно поступить в ВУЗ. Конкурс в Назарбаев Интеллектуальную школу Алматы показал, что претендентов для обучения после русской школы (прежде всего не казахов) значительно меньше, чем после казахской, хотя в южной столице русских школ больше, чем казахских. Возможно, из-за казахского языка, включенного в тестирование. Кстати, в тестирование включены и русский, и английский языки, и школьники казахских школ показывают лучшую языковую подготовленность.

                         Советская реакция на казахскую речь 

В 2013 году произошел ряд конфликтов в общественных местах с языковой подоплекой. Наиболее известный случай – с главным редактором журнала «Жулдыздар отбасы» Жарылгапом Калыбай, который был осужден на трое суток по иску авиакомпании СКАТ. Это небывалый прецедент в истории независимого Казахстана. И этот случай заставляет более внимательно отнестись к проблеме функционирования государственного языка в сфере обслуживания клиентов в разных сферах, начиная от государственных учреждений и кончая частным магазином.

Если проанализировать аналогичные конфликтные случаи, то выясняется не только невладение государственным языком, но и неприязненное отношение к государственному языку, точнее, к носителям этого языка. Например, Руза Бейсенбайтеги из Павлодара рассказала в СМИ о фактах дискриминации и игнорирования по языковому признаку: обслуживающий персонал различных учреждений смеялся над казахской речью Рузы, охрана выставила ее за порог магазина, персонал которого отказался обслуживать из-за казахского языка, а в аптеке фармацевт даже позвонила в полицию: «Мне на казахском говорит! Мешает работать, заберите женщину»! По словам Бейсенбайтеги, в отдельных случаях дело доходило даже до суда. Т.е. наблюдается не только игнорирование государственного языка, но унижение его носителей. Правда, после скандала руководство компании «Сулпак» официально принесло Рузе Бейсенбайтеги свои извинения.

В данном случае вызывает удивление непонятная реакция персонала самолета, торгового дома или аптеки на обращения на казахском языке, будто это какое-то незаконное действие. Ведь именно такое отношение к языку и является основой для конфликтных ситуаций и судов. Возможно, в этом проявляется советское «наследие», изжить последствия которого до сих пор не удается.

Как-то был свидетелем такой ситуации: зашла в кабинет шестилетняя девочка и сказала «Сәлеметсіз бе?», но русская женщина не поняла: «Что?». Девочка повторила приветствие, однако вопрос прозвучал повторно: «Да что она такое говорит?». Когда я подсказал, что говорят «Здравствуйте!», наступила неприятная пауза даже для самой женщины – все-таки странно не слышать и не понимать казахское приветствие.

Даже иностранца попытаются понять, что он хочет сказать где-либо, а речь на казахском почему-то вызывает «советскую» реакцию. И в то же время эти конфликты показывают незнание законов РК, в первую очередь, языкового законодательства, не говоря о правах потребителя: клиент имеет законное право получать информацию, обслуживание на языке обращения. Парадокс состоит в том, что надо доказывать, что потребитель имеет право обращаться на государственном языке!

На самом деле, даже обыкновенное внимание, вежливость и извинение не довело бы ситуации до конфликтов. Например, в некоторых банках стараются обслуживать клиентов на казахском языке обращения, даже если большинство персонала им не владеет. На первое время отделение банка приглашает специалиста с хорошим владением государственного языка. Есть регламент, в котором все четко расписано, что делать в случае обращения на казахском языке. Произносится стандартная фраза «кешірініз, бір минут күте тұрыңыз» – эту фразу должны выучить все. После этого вызывается специалист, владеющий казахским языком, который и ведет обслуживание. Конечно, это временный выход из языковой ситуации – со временем персонал должен овладеть языком.

В то же время конфликтов не было бы, если были бы решены законодательные основы функционирования государственного языка. Речь идет о восполнении правовых пробелов в языковом законодательстве, которые у нас существовали на протяжении ряда лет.

В частности, об этом сказал политолог Айдос Сарым: «Уже сегодня надо пересматривать регламенты и стандарты оказания услуг в части госязыка. Все сотрудники компаний, служб, связанных с массовым потребителем, обязаны знать государственный язык. Люди не должны страдать и недополучать услуги только потому, что они не владеют русским языком. Надо законодательно определить перечень профессий, представители которых должны владеть госязыком, определить уровни владения языком» (z001.kz, 04.09.2013).  

Эта проблема обсуждается давно. В отчетах чиновников нередко можно прочитать: «Полным ходом идет переход делопроизводства на государственный язык, готовится перечень специальностей с обязательным знанием казахского языка с дифференциацией уровней его владения», но на этом дело и заканчивается.

каз

Соотношение языков постепенно меняется, и чиновники различного уровня, руководители компаний и предприятий должны это учитывать. Например, в силовых структурах Алматы внутренняя переписка ведется в основном на казахском языке: письма, докладные, заявления и т.д. Необходима разъяснительная работа со стороны государства в области языковой политики и ее будущего. Такую работу проводил, например, Дос Кошим, председатель республиканского движения «Ұлт тағдыры», в северных областях страны, агитируя славянское население отдавать своих детей в казахские школы, чтобы они впоследствии не остались за бортом жизни.  

                                   Когда заработают законы?

В законе РК от 11 июля 1997 года «О языках в Республике Казахстан» в статье 4 отмечается: «Государственным языком Республики Казахстан является казахский язык. Государственный язык – язык государственного управления, законодательства, судопроизводства и делопроизводства, действующий во всех сферах общественных отношений на всей территорий государства». В статье 24 говорится об «Ответственности за нарушение законодательства о языках»: «Отказ должностного лица в принятии обращений граждан, мотивированный незнанием государственного языка, а также любое препятствование употреблению государственного и других языков в сфере их функционирования влекут за собой ответственность, предусмотренную законами Республики Казахстан». В статье 7 отмечается: «В Республике Казахстан не допускается ущемление прав граждан по языковому признаку. Действия должностных лиц, препятствующих функционированию и изучению государственного и других языков, представленных в Казахстане, влекут за собой ответственность в соответствии с законами Республики Казахстан».

Ответственность за нарушение языкового законодательства предусмотрена и в Кодексе Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30.01.2001 № 155-II. «Статья 81. Ответственность за нарушение законодательства о языках. Отказ должностного лица в принятии документов, запроса, заявления или жалобы, а также нерассмотрение их по существу, мотивированные незнанием языка, – влечет штраф в размере от десяти до двадцати месячных расчетных показателей». Т.е. человек может сказать: «Я не знаю русского языка, ответьте мне на казахском», и если ему не отвечают на этом языке, то он сможет через суд восстановить закон о языках.

В общих чертах языковое законодательство РК – за функционирование государственного языка во всех сферах общественных отношений, но на деле этого не происходит. Например, приняли чиновники чей-то запрос на казахском языке – ответили на русском. Они нарушили закон, но ничего не сделаешь – судебное разбирательство занимает много времени.

С другой стороны, зачем доводить дело до суда, если в законе точно прописать, в какой сфере деятельности необходимо обязательное знание государственного языка. К примеру, кондуктор в общественном транспорте, стюардесса в национальных авиалиниях, продавец в магазине и т.д. В конце концов, в сфере обслуживания не требуется фундаментальное знание языка – может подойти и начальный уровень знания.

Пришло время установить приоритеты, внести уточнения в функционировании двух основных языков. Раз идет тенденция к расширению сферы применения казахского языка, то ее надо узаконить, чтобы не было конфликтов. Хотя государственный язык в других странах знают большинство граждан, в нашей республике необходимы уточнения приоритетов из-за сложившихся ситуаций и юридического казуса в Конституции РК.

Определение берега

До Конституции 1995 года статусы, положения двух языков были определены более четко, что позволяло устанавливать их приоритетность в той или иной сфере.

Норма о государственном языке закреплена в 1 пункте 7 статьи Конституции РК 1995 года: «В Республике Казахстан государственным является казахский язык». 2 пункт 7 статьи Конституции о русском языке звучит некорректно и двусмысленно и вводит многих в заблуждение: «В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык». Противоречие лежит на поверхности: русский язык употребляется наравне с казахским, т.е. русский равен государственному, хотя язык без официального статуса не может быть равным по статусу государственному языку.

как

В языковом законодательстве РК имеется Дополнительное постановление Конституционного Совета Республики Казахстан от 23 февраля 2007 года № 3 «Об истолковании постановления Конституционного Совета Республики Казахстан от 8 мая 1997 года N 10/2 «Об обращении Президента Республики Казахстан о соответствии Конституции Республики Казахстан представленного на подпись Президенту Республики Казахстан Закона Республики Казахстан «О языках в Республике Казахстан», принятого Парламентом Республики Казахстан 12 марта 1997 года». В нем указывается: «Равенство в применении в государственных организациях и органах местного самоуправления государственного казахского и официально употребляемого русского языков не означает наделение последнего статусом второго государственного языка. Верховенство статуса государственного языка означает закрепление Конституцией и возможность установления законами исключительности либо приоритетности его применения в публично-правовой сфере».

Из Дополнительного постановления КС следует, что русский язык не имеет статуса официального языка и не равен государственному. По этой причине в языковых законах и программах русский язык не называется официальным языком, как и в Конституции РК. В то же время в постановлении подчеркивается верховенство статуса государственного языка и приоритет применения его. В социолингвистике официальный язык – это язык правительства, государственного управления, законодательства, судопроизводства, т.е. почти государственный.

Многие, в том числе и юристы, считают русский язык официальным. Хотя в таком случае, не мудрствуя лукаво, так и написали бы в Основном законе: официальным является русский язык, но в Конституции звучит иначе. Иными словами, в Конституцию страны ввели юридический казус: язык без статуса приравнен (!) к государственному языку, что позволяет многим, в том числе и власти, действовать в языковом вопросе «по обстоятельствам».

В создавшейся конфликтной ситуации необходимо уточнить статус русского языка, пусть даже не официально. Еще Абай говорил, что знание русского языка облегчит познание мира. В этом плане русский язык – язык науки и образования. Уточнение неофициального статуса русского языка поможет избегать языковых конфликтов и «определить берега» двух основных языков страны.

Кстати, этот статус русского языка в известной мере присутствует в языковом законодательстве. В Концепции языковой политики РК (1996 г.) записано, что «в перспективе русский язык будет оставаться одним из основных источников получения информации по разным областям науки и техники». В законе о языках сказано: «В Республике Казахстан в сфере науки, включая оформление и защиту диссертаций, обеспечивается функционирование государственного и русского языков» (статья 17).

d.eldesov@mail.ru

                                

 

 

 

Рубрика: