В Ливии снова слышится эхо гражданской войны. Бени-Валид, что к юго-востоку от столицы страны Триполи, стал ареной противостояния каддафистов и проправительственных отрядов.Город осажден, там нет электричества и газа, сотни людей спасаются бегством. По свидетельству экспертов, ситуация наглядно иллюстрирует повседневную жизнь Ливии, погрузившейся в хаос феодальной раздробленности и межплеменного противостояния.

В ливийский город Бени-Валид вернулась война. Там уже погибли десятки человек, более 200 получили ранения. Бывший бастион Муаммара Каддафи сопротивляется контролю нового правительства. Власти утверждают, что в городе укрылось несколько сторонников убитого диктатора, и пытаются сломить сопротивление вооруженных отрядов Бени-Валида. Самые кровопролитные бои произошли в субботу – день годовщины гибели полковника, тогда жертвами конфликта стали 22 человека.

Проправительственные вооруженные отряды, которые по большей части происходят из враждебного каддафистам города Мисураты, уже несколько дней при поддержке Минобороны ведут осаду и обстрел Бени-Валида. Они хотят захватить людей, которые похитили и пытали Омрана Бин Шаабана. Этот молодой человек якобы был в числе тех, кто раскрыл местонахождение Каддафи.

Шаабан скончался в сентябре в парижской больнице, проведя в плену в Бени-Валиде два месяца. Мисуратовцы потребовали у правительства наказать ответственных за его смерть, ливийский парламент выдал ордер на арест, и осада Бени-Валида ведется во имя исполнения этого ордера. Однако такого рода принуждение подчиниться властям трудно отличить от кровной мести.

Неспокойно и в других ливийских городах. В воскресенье в Триполи около 500 человек, преимущественно имеющих родственников в Бени-Валиде или происходивших оттуда, предприняли попытку штурма парламента, потребовав положить конец столкновениям. Чтобы рассеять толпу, проправительственные силы стреляли в воздух, но это не дало результата. Люди требовали защиты от межплеменной войны, которая идет в городе, в результате чего, по их словам, гибнут только мирные жители.

А в портовом Бенгази около 400 протестующих ворвались в редакцию частного спутникового телеканала «Ливия аль-Ахрар», разгромили и подожгли ее, напали на журналистов, которые были вынуждены спасаться бегством. Толпа выкрикивала название своего племени (варфала) и настаивала, чтобы канал распространил фотографии, доказывающие факт гибели сына Каддафи Хамиса. Ливийские чиновники заявили о том, что он был убит в Бени-Валиде, о чем и сообщило телевидение, однако подтвердить эту информацию было невозможно. Недовольство демонстрантов вызвано тем, что ложный слух, по их убеждению, подхлестнул межплеменное противостояние в Бени-Валиде.

Другим слухом, подогревшим стычки, могло стать известие об аресте экс-спикера Каддафи Мусы Ибрагима, также неподтвержденное ни фотографиями, ни видеозаписями. О задержании сообщала канцелярия премьер-министра Али Зидана. Позже пресс-секретарь председателя правительства Насер Манаа поставил эту информацию под сомнение.

Как отметил в распространенном вчера заявлении МИД РФ, происходящие в Бени-Валиде события свидетельствуют о том, что власти Ливии продолжают сталкиваться с серьезными трудностями при попытке установить контроль над отдельными районами страны. «В этом контексте обеспокоены затягиванием процесса создания правительства, а также отсутствием реальных результатов в деле формирования дееспособной армии и сил правопорядка», – говорится в комментарии МИДа.

По мнению доцента кафедры всеобщей истории РГГУ, специалиста по странам Ближнего Востока и Северо-Восточной Африки Сергея Серегичева, у данного конфликта в основном племенная подоплека. Пришлые племена из восточной провинции Киренаики хотят взять под контроль район, являющийся территорией племени каддафа, которое защищает свою территорию. А чтобы получать поддержку и финансовую помощь одного из внешних игроков (стран Запада, с одной стороны, и семьи Каддафи – с другой), одна сторона называет себя борцами за демократию, а другая – сторонниками Каддафи. Если бы не сообщение о гибели Хамиса Каддафи, то вряд ли кто обратил бы внимание на эти бои, так как в Ливии и в других местах идут постоянные столкновения.

Собеседник «НГ» отметил, что после падения режима Каддафи, который держал ситуацию под контролем, в Ливии ярко проявились особенности феодальной междоусобицы, длящейся столетиями. «Идет борьба за передел влияния, одни племена воюют с другими, создаются отдельные независимые или полунезависимые области, страна похожа на лоскутное одеяло, а кроме закона автомата Калашникова, никакое право не соблюдается. Примером может служить как недавняя попытка местных племен и ополченцев провозгласить Киренаику «полуавтономным территориальным образованием», так и подобные локальные столкновения. Ведь уже очень много раз власти говорили о том, что с каддафистами покончено. На самом деле важно понять, что это не каддафисты, а племена, которые ранее были в силовых структурах Каддафи, а сейчас воюют на деньги его семьи и за собственные интересы. В Ливии одни исламисты воюют с другими, со всеми исламистами воюют различные племена, враждующие между собой, а еще есть бандгруппы, отряды боевиков и пришлые боевики-наемники, которые приехали туда повоевать и там остались… В стране полный хаос, даже крупные города контролируются с трудом», – сказал Серегичев.

Несмотря на атрибуты унитарного государства (такие как премьер-министр, парламент), племенные группировки, маскируясь политическими ярлыками, ведут борьбу за сохранение влияния на своих территориях или расширение влияния на чужие территории. По мнению Серегичева, так будет продолжаться еще долго, до начала строительства новой диктатуры, которое может произойти даже при номинальном сохранении демократической атрибутики.

«Наивно полагать, что ливийским ящиком Пандоры можно управлять, помогая многомиллиардными инвестициями: деньги ливийцы будут брать, а делать – по-своему. Проблема в том, что пока в Ливии нет некоей ключевой, центральной, единой фигуры, вождя, который мог бы сплотить значительную часть населения», – считает эксперт.

2012-10-23 / Дарья Цилюрик

Источник — ng.ru

Рубрика: