110122-02Казахстанские эксперты не сомневаются, что референдум по продлению полномочий президента Назарбаева – лишь свидетельство того, что сейчас идет выбор между различными вариантами передачи власти.

Конституционный совет Казахстана, скорее всего, примет решение о проведении референдума, – так считают аналитики в Казахстане, опрошенные Deutsche Welle. Оценивая ситуацию, сложившуюся после поправок, внесенных в Конституцию страны казахстанским парламентом, они называют референдум лишь началом крупной игры по передаче власти в республике.

“Сейчас олигархические группировки озабочены тем, как сложится ситуация после Назарбаева, а в какой-то момент они могут придти к пониманию, что не надо ждать, – заметил в интервью Deutsche Welle казахстанский политолог Виктор Ковтуновский. – И кто сделает первый ход, тот и будет иметь преимущества. И надо уже сейчас как-то к этой ситуации готовиться”.

Что получится из Казахстана – Венесуэла или Тунис?
Чего ждать в Казахстане, если Нурсултан Назарбаев действительно останется у власти до 2020 года? Спектр экспертных прогнозов широк. Одни аналитики, сравнивая Нурсултана Назарбаева, находящегося во власти уже более 20 лет, с авторитарным правителем Туниса Бен Али, предсказывают неизбежный застой в казахстанской “степной демократии”.

Другие, напротив, ожидают значительных изменений. “То, что делает сейчас Венесуэла, отказавшись от всех иностранных инвестиций, выйдя на путь самостоятельного развития и построения народного государства – вот это сейчас единственный путь, который может привести к успеху в стране”, – сказал в интервью Deutsche Welle лидер Коммунистической Народной партии Казахстана Владислав Косарев.

Впрочем, большая часть экспертов не верит в резкие изменения ситуации после проведения референдума. Их основной аргумент: если за 20 лет Казахстан не испытал серьезных потрясений, как это регулярно происходит у соседей по Центральной Азии, то где основания ждать их в будущем?

Резких изменений не предвидится
“Я не думаю, что какие-то кардинальные изменения в политике и экономике могут быть, поскольку все эти инициативы связаны с психологией. И для Назарбаева сейчас кажется актуальным успокоить элиты, чтобы они сидели и не дергались, по крайней мере, до 2020 года”, – считает политолог Виктор Ковтуновский. По его мнению, сейчас в Казахстане нет силы, способной поколебать сложившуюся политическую систему. “Многого изменить не удастся, потому что Казахстан на сегодняшний день является членом международного экономического сообщества, и он будет вынужден жить по правилам, которые диктует страны-державы, которые владеют многими объектами в Казахстане”, – уверен Владислав Косарев.

Лидер казахстанской партии “Ак жол” Алихан Байменов в интервью Deutsche Welle предположил, что в течение последующих лет могут быть предприняты попытки реформировать политическую систему. “Возможно, будут осуществлены меры по повышению роли других институтов власти, в первую очередь парламента, маслихатов и политических партий. Полагаю, что можно воспользоваться моментом и согласовать порядок формирования мажилиса с базовыми конституционными нормами”, – полагает Алихан Байменов.

С точки зрения политика, Казахстану необходимо вновь применить практику “один человек – один голос” и формировать нижнюю палату парламента – мажилис – по смешанному принципу, то есть по партийным и одномандатным спискам.

Некоторые оппозиционеры опускают руки. Но не все
С тем, что после референдума не стоит ожидать серьезных изменений в политической и экономической жизни Казахстана, согласен и один из ведущих оппозиционных политиков Ораз Жандосов, решивший “не возвращаться в большую политику”.

“Как гражданин я против всяких референдумов в отношении избираемых должностей. Есть механизм, давно апробированный и признанный во всем мире, под которым наша страна тоже подписалась: регулярные транспарентные тайные выборы. Но, на мой взгляд, изменение политического курса, равно как и шансы на смену министров в правительстве составляют не более 10 процентов”, – отметил Жандосов.

Ораз Жандосов – не единственный, кто решил уйти из политической жизни страны. Бывший руководитель до сих пор незарегистрированной оппозиционной партии “Алга!” Адильбек Кожахметов тоже заявил о том, что политику решил оставить.

Но не у всех казахстанских оппозиционеров опустились руки. Опасаясь, что будущий референдум может превратить следующее десятилетие в копию предыдущего, представители Коммунистической партии Казахстана (КПК) и оппозиционной партии “Алга!” призывают казахстанцев подписаться под заявлением “Мы против референдума”.

“Вы действительно считаете, что в пятнадцатимиллионном Казахстане нет альтернативы Назарбаеву?” – задает провокационный вопрос лидер КПК Газиз Алдамжаров.

Организаторы акции предлагают организовать митинги протеста по всей стране или, на худой конец, игнорировать референдум. “Понятно, что с технической точки зрения это ничего не изменит: явку, как обычно, нарисуют, нужное количество бюллетеней в поддержку продления полномочий Назарбаева до 2020 года накидают”, – считает президент общественного фонда “Гражданская активность” Муратбек Кетебаев.

“Элитная” интрига
Однако политологи и политики не исключают, что если в течение времени, которое Назарбаеву скорее всего будет предоставлено, преемник не будет определен, то при первой же возможности конкурирующие группировки элит вступят в борьбу за власть. И неизвестно, будет ли мирным этот верхушечный переворот. Или же, как не исключает политолог Андрей Чеботарев, “Казахстан могут ожидать потрясения, близкие к киргизскому варианту цветных революций”.

Интрига, связанная с именем следующего руководителя Казахстана, становится в сегодняшней ситуации даже более захватывающей. Хотя, как отмечают эксперты Deutsche Welle, сейчас называть имена – как гадать на кофейной гуще. “Это может знать лишь один человек: Нурсултан Назарбаев”, – прокомментировал вопрос Deutsche Welle один из лидеров партии ОСДП “Азат” Жармахан Туякбай, в 2005 году баллотировавшийся на президентский пост.

Автор: Зарина Козыбаева, Алма-Ата
Редактор: Михаил Бушуев
Источник: НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
Фото: Рахим Койлыбаев

Рубрика: