загруженноеНедавно на сайте http://24news.kz/other_news/99345.html была опубликована статья «Что потерял Казахстан», которая вызвала немалый интерес и была перепечатана другими ресурсами. Напомним, что в материале рассказывалось о печальной судьбе инновационного предприятия «Биохим», которое из-за бездействия чиновников и не выполнения ими взятых на себя обязательств, а также, мягко говоря, недальновидной позиции кредиторов остановилось, оказалось разграбленным, работники очутились на улице, бюджет перестал пополняться налогами. Само собой возникают очевидные вопросы. Что выиграли кредиторы? Ничего! Приобрели проблемы в виде развалин в степи, денег не вернули. Что потеряло государство? Отстроенное с нуля современное производство, одно из лучших в Казахстане, а в своей сфере – единственное в СНГ.

Повторение пройденного

Выводы прозвучали очевидные. Невозможно внедрять инновации в атмосфере неопределенности и произвола в отношении самых успешных производств. Складывается парадоксальная ситуация, когда и верхи (в лице Президента РК и премьер-министра) хотят, низы (в лице промышленников и бизнесменов) могут, а вот прослойка между ними упорно противится. И надо сказать, противиться успешно: наша экономика по-прежнему не в числе мировых лидеров, хотя все предпосылки, возможности и способности для этого имеются.

В той же публикации упомянуто другое высокотехнологичное предприятие, завод «Силициум Казахстан», выпускавший самый качественный металлургический кремний в мире, который именно поэтому пользовался высоким спросом у потребителей. Завод оказался в совершенно аналогичной ситуации, что и «Биохим»: встал ровно в тот день, когда кредиторы, потребовавшие досрочного возврата займов, захватили над ним контроль. Уникальное производство простаивает уже более полутора лет, разрушается без какой-либо реальной – а не на словах – надежды на восстановление. И здесь прозвучали вопросы, ответы на которые очевидны. У нас что, в избытке заводов, выдающих что-либо лучшее в мире? Полно инвесторов, способных с нуля создавать такие производства? Во всем мире подобных производителей берегут и всячески поддерживают. А не сводят их усилия до руин. Не пытаются захватить то, с чем справится попросту не в состоянии.

cbk

Также как и «Биохим» «Силициум Казахстан» в свое время стал флагманом развития отечественной промышленности, завод лично открывал Президент страны Нурсултан Назарбаев.

На этом совпадения не заканчиваются. Как и в истории короткой жизни «Биохима» различные чиновники обещали «Силициум Казахстану» всяческую поддержку. На стадии идеи завод получал только похвалы, одобрение и веру в светлое завтра. Кремний сегодня – основа основ, стратегический материал.

Инициаторы проекта в лице российской Группы компаний «Титан» разработали подробный бизнес-план, который получил безусловную поддержку ведущих мировых консалтинговых структур. Найден солидный партнер – всемирно известный немецкий промышленный гигант «ТиссенКрупп». Достигнуты договоренности относительно рынков сбыта. Получены кредиты со сроками погашения до 2017 года. Изысканы десятки миллионов долларов инвестиций за счет собственных средств акционеров. Выбрана производственная площадка в Экибастузе: учитывалось наличие развитой инфраструктуры и близость месторождения подходящего для переработки кварца. Подготовлена проектно-сметная документация, проведены все необходимые согласовательно-разрешительные процедуры. Заключены договора с подрядчиками строительства и поставщиками оборудования. Начато обучение специалистов. Но самое главное, учитывая очень высокую энергоемкость кремниевого производства (плавка производится в огромных электрических печах): подписан 10-летний контракт на поставку электроэнергии по фиксированной цене – 3,5 тенге за киловатт.

И, наконец, начато строительство: вырыт котлован, возведен фундамент, способный выдержать тяжелые металлургические печи, оборудование для дробления. Работы проводились с опережением графика: ведь на кредиты «капали» проценты и скорейший ввод в эксплуатацию объекта обещал досрочное начало выпуска продукции, часть прибыли от которого как раз планировалось направлять на погашение займов. То есть по схеме, которая принята во всем мире.

Но затем, когда уже были потрачены многие миллионы долларов кредитных средств и семь месяцев на само строительство, последовала настоятельная просьба правительства Казахстана… перенести будущий завод на сотни километров юго-западнее, в Караганду.

 

Пожелание, от которого не откажешься

Здесь, в степи планировалось открыть особую экономическую зону из нескольких наукоемких производств, о чем было громко заявлено на весь мир. Других желающих покорять пустынные места не обнаруживалось, и как оказалось впоследствии, так и не нашлось – «Силициум Казахстан» до сих пор в этой обширной «инновационной зоне» единственное предприятие.

Конечно, переезжать не хотелось, но просьба была настойчивой – из тех, как говориться, от которых у нас иностранным инвесторам не принято отказываться. Издержки переноса строительства оказались критическими, сводящие весь бизнес-план на «нет». На новом месте отсутствовала инфраструктура, перевозка сырья со ставшего вдруг далеким месторождения стала обходиться гораздо дороже расчетных цифр. Требовалось начинать все заново, к чему добавлялись дополнительные затраты:  готовить проектно-сметную документацию, согласовывать проекты, нанимать и обучать работников, договариваться с подрядчиками, возводить фундаменты, платить неустойки за прежние сорванные контракты, тянуть дополнительные километры коммуникаций, укреплять болотистый грунт. Почти два года и значительная часть полученного кредита была безвозвратно потеряна. Того кредита, который планировалось возвращать с доходов от реализуемой продукции – а тут и деньги на прежнюю стройку потрачены, и сроки выпуска продукции, реализация которой предназначалась для погашения займа, отодвигаются. Между тем, проценты и штрафы продолжают исправно начисляться.

Хуже, что перестал действовать заключенный 10-летний контракт на поставку электричества с энергетиками Экибастуза. На новом месте энергетики выставили цены, в 3 раза превышающие прежние. Что делало выпуск продукции, в себестоимости которой затраты на электроэнергию превышают 40 процентов, заведомо нерентабельной. До сих пор этот тариф является самым высоким среди всех аналогичных предприятий Казахстана. Мало того, он продолжал повышаться.

Чиновники, которым позарез требовалось отчитаться перед «верхами» за запуск особой экономической зоны – пусть даже в лице единственного предприятия, но зато «прорывного проекта» — торопили, успокаивали и обещали, обещали, обещали. Также как и в случае с «Биохимом»… Дескать, мы понимаем ваши опасения, осознаем, что стали причиной издержек. Ни о чем не беспокойтесь: поможем, поспособствуем, поддержим, договоримся и с кредиторами, и с энергетиками. Главное – побыстрей запускайте.

Выглядело все совершенно искренне, без подвоха, не пряча глаз. По крайне мере, виделось так россиянами и немцами. И воспринималось вполне естественно – во всем мире чиновники помогают перспективным инвесторам сглаживать острые углы местной специфики и преодолевать барьеры. В этом их, чиновников, прямая обязанность и один из основных признаков государственного мышления.

Российский инвестор отвечал взаимностью, издержки покрывал дополнительными материальными вливаниями из собственных средств. И завод сдал в рекордные по тем временам сроки. Как и «Биохим» предприятие открывал сам Президент РК Нурсултан Назарбаев. И точно также, после раздачи наград и благодарностей от главы государства чиновники практически сразу забыли о своих обещаниях. И даже, похоже, решили сделать наоборот – уж больно аппетитный актив находился в чужих руках.

Забытые обещания

«Помощь» выразилась в том, что были в одностороннем порядке изменены условия по кредитам: стоимость заемных средств вдруг выросла с 7 до 18 процентов годовых. Тарифы на электроэнергию так и не снизились. Заметим, что и банки, и энергетики контролировались государством. И эти сферы курируют именно те чиновники, которые теперь столь поспешно уничтожают инновационный проект.

То, что энергетики явно «задрали», на различных официальных уровнях признавалось не раз. Как и то, что надо «что-то делать». Даже премьер-министр нашей страны на специальном совещании давал по этому поводу специальное поручение, спущенное, впрочем, подчиненными «на тормозах». Дескать, не в силах государство повлиять на подконтрольные ему структуры.

То есть про проблему знали всегда, но ничего для ее решения не предпринимали. Буквально на днях руководство акимата Карагандинской области вновь признало, что при существующих для «Силициум Казахстан» расценках выпуск продукции не имеет смысла.

Но это при нынешних «распорядителях» активами завода в лице Инвестиционного фонда Казахстана. После же открытия предприятие несмотря ни на что успешно работало, выпускало самый чистый в мире металлургический кремний, который пользовался повышенным спросом, который не успевали покрывать. Объем заказов на продукцию был расписан на несколько месяцев вперед. В рамках визита Нурсултана Назарбаева в Германию в феврале 2012 года подписано соглашение о сотрудничестве в металлургии между странами со сроками реализации проекта в течение 2-х лет.

 

На «Силициум Казахстан» трудились 450 специально обученных высококвалифицированных работников, бюджет пополнялся налогами. Фонд заработной платы с 2008 по 2012 годы вырос в 16,3 раз! Летом 2012-го, всего через полтора года после открытия завода запустили вторую очередь. Стали готовить проектно-сметную документацию для запуска новых мощностей, которые вновь удваивали количество выпускаемой продукции – с пропорциональным увеличением штата, налоговых отчислений и т.п.

Однако сразу после запуска второй очереди на перспективный актив обратили внимание рейдеры. С помощью схемы-многоходовки с использованием мошенничества и подделки документов в октябре 2012 года они попытались захватить завод. Этому в последний момент помешал генеральный директор «Силициум Казахстан» Александр Сутягинский, который явился в алматинский суд и не допустил принятия необходимого рейдерам решения. Здесь же возле суда Сутягинский был задержан по заявлению рейдеров, которые обвинили гендиректора завода в преступлении.

Намерения рейдеров были понятны – изолировать руководителя предприятия, запугать акционеров и остальных топ-менеджеров «Силициум Казахстан», чтобы не мешали продолжающимся попыткам захвата завода. Причем трудно отделаться от подозрения: атака на предприятие вряд ли обошлась без заинтересованного содействия чиновников, некоторых представителей правоохранительных и судебных органов. И наличия координирующего центра на достаточно высоких этажах власти. Возможно даже с участием тех ее представителей, которые в свое время раздаривали пустые обещания. Что можно сказать точно: почти никакой помощи «Силициум Казахстан» в этот непростой момент от ответственных лиц не получил.

Хотя Александра Сутягинского через 9 месяцев суд отпустил из-под стражи, а группа рейдеров, наоборот, сегодня предстала перед судом по обвинению, в том числе, в попытке захвата «Силициум Казахстан», длительное устранение генерального директора от управления заводом не лучшим образом сказалось на предприятии. Сутягинский был не просто начальником. Именно он сгенерировал и реализовал идею казахстанского кремниевого производства от первоначальной задумки до строительства и запуска. Ему принадлежит ряд авторских свидетельств на уникальные и успешно внедренные ноу-хау.

Несмотря на потрясения, завод работал. Однако, случайно или нет, но одновременно с рейдерскими атаками кредиторы, контролируемые государством потребовали от акционеров «Силициум Казахстан» досрочного возвращения кредитов, выданных, напомним, до 2017 года. Причем, с учетом процентов и иных вознаграждений, которые превышали заем в одном банке на 95, а в другом – на 188 процентов!

Ни на какие переговоры кредиторы не шли, хотя, думается, осознавали, что единоразовые досрочные выплаты в таком объеме для инвестиционного проекта в наукоемкое производство попросту невозможны. То есть целью требований стало не возвращение займов, не содействие инновационной экономике, а простой отъем активов. Причем с непонятными перспективами их дальнейшего использования, что мы уже видели на примере уничтоженного «Биохима».

Утраченные иллюзии

Действовали быстро. Уже в начале февраля 2013 года кредиторам удалось парализовать производство, арестовав счета и готовую продукцию. До этого черного дня предприятие работало, на начало месяца не имело долгов по зарплате, платило налоги. И сразу же остановилось. Из-за ареста счетов заводчанам даже не из чего, оказалось, платить выходное пособие и компенсацию. Четыре сотни человек оказались на улице.

cb

Промаявшись со ставшим обузой активом, банки переуступили его Инвестиционному фонду Казахстана. Тот, потянув некоторое время, не торопясь начал подыскивать некоего инвестора. Потенциальные кандидаты, похоже, не очень рвутся взваливать на себя эту участь. Во-первых, не понимают, как управлять таким высокотехнологичным объектом: запустить, производить продукцию, реализовывать товар. Во-вторых, так как «отъем» актива сопровождался многочисленными нарушениями закона и с юридической позиции завод до сих пор принадлежит прежним собственникам, связываться с ним опасно, могут потом отобрать. Вероятно, поэтому и выстраивается уже достаточно длинная цепочка посредников, дабы усложнить будущее определение права собственности. С другой стороны, ИФК, предлагая на продажу заведомо не принадлежащий фонду актив при наличии законных хозяев, по сути, совершает мошеннические действия.

ИФК не раз заявлял, что заинтересован в сохранении производства. Однако на открытые торги выставил только здания и сооружения, без оборудования. Т.е. целостность актива уже разбивается. Обычно так предприятия продают «на металлолом». Впрочем, торги так и не состоялись из-за отсутствия желающих – связываться с производством, в котором не разбираешься, никто не захотел.Обеспечить выпуск продукции высокого качества могут только нынешние собственники: российская ГК «Титан» и немецкая «ThyssenKrupp». Но их к торгам не допустили.

У тех, кто сегодня пытается захватить завод, нет ни представления, что они будут с ним делать, ни знаний, ни опыта, ни технологий. Они помнят, что отлаженный актив до закрытия производил востребованную продукцию, а значит, вероятно, приносил деньги. И, наверное, недоумевают, почему они не текут рекой теперь. Сами по себе.

Скоро, похоже, то, что называлось «Силициум Казахстан», перестанет существовать. Каждый день простоя для столь уникального комплекса подобны смерти. Прошло уже полтора года как завод мертв. Деградация предприятия приняла угрожающий характер, который вскоре станет необратимым. Оборудование приходит в негодность, сами здания разрушаются – в стенах уже зияют огромные дыры, в которые зимой заметал снег. Частное охранное агентство, судя по всему, больше озабочено недопуском представителей законных акционеров к заводской ограде. «Модернизация» коснулась только закрепленного на фасаде названия предприятия: слово «Силициум» занавешено какими-то аляповатыми щитами. Это напоминает темные шаманские практики: уничтожь имя врага, приведешь к погибели и его. Что же – убийство завода осуществляется с большим успехом. Ведь тем, кто стоит у руля этой задумки, уничтожать современные производства не впервой.

 

Теряем будущее

Что потерял Казахстан? Весомую частицу благополучного будущего, которая успешно функционировала. Что приобрел? Стремительно ветшающий и неработающий пассив, который требует вложений, но не приносит никакой пользы. Зачем его надо было останавливать? Чтобы сегодня безуспешно искать огромную сумму для восстановления, которое все равно не под силу никакому инвестору, кроме тех, кто этот завод создал.

Промышленники строят инновационные предприятия, которые не только решают проблему занятости населения, пополняют бюджет, готовят высококвалифицированные кадры, стимулируют науку, но и обеспечивают задел всей национальной экономике на десятилетия.

Инвестиционные проекты новейших высокотехнологичных производств, конечно, не приносят баснословных прибылей по сравнению с торговлей еще пока дорогим углеводородным сырьем, база добычи которого создавалась преимущественно еще в советские годы и приватизировалась за копейки. Сверхприбыли привлекают кредиторов с их немалыми аппетитами: всегда приятнее вложить меньше, а получить максимум, да еще, как им кажется, без риска и особых усилий. С инвестиционными проектами все не так просто, их окупаемость требует времени и организационно-правовой поддержки государства. Зато, в отличие от той же торговли сырьем, инновационные производства являются фундаментом любой развитой экономики, гарантом ее высокой конкурентоспособности и лучшей устойчивости к повторяющимся в последние годы кризисам. Это саморазвивающийся и нескончаемый ресурс.

Однако у нас зачастую промышленники сначала создают новое и нужное, а затем остаются один на один с многочисленными проблемами, львиную долю которых порой чинят сами чиновники. Эти люди, похоже, не планируют встречать старость в родной стране, экономику которой разрушают деятельностью или бездействием.

Рубрика: