Сегодня, когда тема Афганистана не сходит с повестки дня, и весь мир «под микроскопом» рассматривает карту этой страны, изучает все нюансы его истории, в том числе говорит о многонациональности, о наличии там тюркских диаспор, почему бы нам не вспомнить этнического казаха из Афганистана, муллу Исматулла Махсума (род. 1944 г.) – одного из влиятельных лидеров движения моджахедов в годы оккупации этой страны войсками СССР, позже репатриировавшегося в Казахстан и показавшего себя как духовный просветитель и наследник традиций суфизма-ишанизма?! Такая личность подрывает привычное представление о зарубежных, в частности, афганских казахах, как «бишарашках» (бедняжки), пассивном элементе и якобы «шаманистах», которые никак не проявляют себя в разных частях Дар ал Ислама в качестве активного субъекта. 

Другое дело, что позже шейха Исматуллу в Казахстане оклеветали (см. «Лидеры казахских суфиев отправлены в тюрьму на долгие годы»// https://rus.azattyq.org/a/kazakh_sufi_ismatulla_abdigappar_sajat_ibragimov_verdict/24364804.html и др.).  Говорят, что заказали это грязное антиказахское дело влиятельные казахи-салафиты, кажется в 2011 г., которые, фигурально выражаясь, таскали белобородого аксакала-муллу и оралмана-репатрианта за бороду, считая, что поймали «шайтана». В итоге в стране, откуда они гнали взашеи аксакала-оралмана, народного психолога, теперь все мы живем в обнимку и дышим одним воздухом с миллионами «шайтанов» проституток, педофилов, самоубийц и алкоголиков, «благородных» стрелков мирных граждан, воров, предателей и т.д.

Но это – другая сторона, другой вопрос, которого мы великодушно и мудро не будем особо касаться. Мы лишь хотим вспомнить интересного аксакала, казахского муллу из Афганистана, получившего теологическое образование в медресе Пешавара, который, быть может, нисколько не уступает по уровню теологии, знаний в области традиционного ислама самому Мулле Абдугани Барадару и прочим знатокам ислама в нынешнем талибском государстве.  

 Да, был бы на месте казахов любой другой адекватный мусульманский народ, как, например, азербайджанцы, узбеки, чеченцы, турки, уйгуры и др., они бы записали золотыми буквами в свои летописи и учебники национальной истории имена героев-единокровников, из сообществ зарубежных казахов, таких, как Осман газы (Оспан батыр) из Китая, Исматулла Максум (Магзум) из Афганистана,  Мустафа Озтюрк и Халифа Алтай из Турции,  да и многих других. Кто-то из них уже ушел из этого мира (чаще став шахидом-святомучеником), а кто-то еще живет на белом свете…

Общей закономерностью их трагической судьбы является то, что именно по отношению к этническим братьям, вернувшимся на свою историческую родину (причем не за «длинным рублем», а исключительно по зову сердца и патриотического чувства, что совершенно непонятно испорченным коренным жителям) у местных казахов-«шурави» всегда начинал беситься живущий в их головах специальный такой «кафирский» джинн, кодовое имя которого «Қазақтыңжауықазақ» («враг казаха-казах»).

И поскольку прибывшие «оралманы» или «кандас»/репатрианты – это всегда одиночки, какие-то харизматичные личности или малые группы, т.е.слабая и менее защищенная категория, бывшие иностранцы, плохо знающие наше официальное делопроизводство, русский язык, местные воровские законы и менталитет, то антиказахский «джинн» местных каз-совков начинал беситься с особым смаком, с надменностью и жестокостью всячески издеваться над «пришельцами», ненавидеть, давить, гасить, растаптывать, показывать силу «кочевника-совка» над слабым…

Так было с прекрасным нашим спортсменом-такэквондистом из Германии, уроженцем Стамбула Мустафой Озтюрком. В народе прочно бытует версия об его отравлении ядом, добавленным в шоколад, в одном из алматинских ресторанов, и что заказали это убийство главари казахских спортсменов-рэкетеров,  поскольку настоящий казахский батыр и честный человек Мустафа был возмущен таким положением спорта в Казахстане 90-х гг. Так, он стал шахидом. Казахи Турции, его родня, хотя не проронили ни слова, но явно показали свою большую обиду на Казахстан, когда увезли его тело обратно в Стамбул.

Так было у нас и с шейхом Исматулла из Афганистана. Посадить на 14 лет 70-летнего аксакала-кандаса, мулла и ишана (!), это фактически было равнозначно смертному приговору. Сейчас, когда в России де факто оправдали Сталина, делая из него героя-вождя (и все – из-за великодержавных амбиций), когда у нас весь Казахстан, так называемое гражданское общество,  поднимает несусветный шум,  заступаясь за неких ублюдков, которые взяв ружье, посреди бела дня то убивают пять человек, то нападают пьяными на мирных дунган, то расстреливают 15 своих сослуживцев (горе-пограничник Челах), почему бы не вспомнить нам запутанную, «темную» историю «дело Исматулла ишана»?! Оралман и мулла – не человек, что ли? Или мы – проклятая нация, которая не то чтоб уважать и прощать пожилых людей и муллу, а в духе самых низменных традиций сталинизма ищущая «врагов народа» из своих же аксакалов-мулл или слабых женщин?!

Конечно, я не знаю нюансы этого громкого дела. Самого ишана не привелось увидеть; все эти годы, изучая историю ислама строго академически, в  известных спорах между ваххабитами и тарикатистами в РК, пользуясь своим выгодным статусом педагога, ученого, ханум (дамы), оставалась всего лишь в роли скромного, рядового внешнего наблюдателя; хотя изначально твердо уважала ценности именно традиционного ислама и суфийскую мудрость.

Но все же повесить на шею аксакала, как говорится, всех собак (от  вредного «гипноза» до поддержки якобы террористов Чечни, хотя там свирепствовал как раз салафизм) – это уже слишком. Кстати, этот пресловутый «гипноз» – ничто иное, как харизма и духовные способности, о которых пишут  и ценят Стэн Гроф и другие ученые США, изучающие трансперсональную психологию. В целом, у нас есть свои аргументы, есть логика, есть интуиция, слава Богу. Не зря в наказание от Всевышнего вождям салафитов за это кощунственное дело против 70-летнего аксакала позже выпестованные ими молодчики начали устраивать в Казахстане такие кровавые игрища, и в Сирии, что их пачками сажали у нас в тюрьмы, а в Сирии и Ираке с ними обошлись как с пушечным мясом.  

И вот правда-матушка: даже если что-то было противозаконное в религиозной деятельности муллы Исматулла-ишана (ну ясно, что традиционный ислам не понимал какие-то нюансы и переходил границы светскости), можно было не доводить дело до «сталинизма» и «охоты на ведьм». Самое главное, необходимо было спасти духовную миссию ишана и его как личность — во имя стратегических духовных целей казахской нации Одно время даже Ленин, умный и хитрый еврей, сказал, что для целей революции и нового государства нужно сохранить буржуазных «спецов».

Умная нация отнеслась бы великодушно и бережно к персоне  высокообразованного муллы и тогдашних многих, искренне сказавших «ля илля илла аллах, мухаммад расул аллах» молодых казахов вокруг него, понимая все это как человеческий духовный капитал, как первые ростки веры и устремленности казахского народа к Духу, к чистоте, порядочности, очищения от психопатологии и т.д. Надо быть слепым или же врагом своего народа, чтобы не попытаться было спасти тогда этого «спеца», уникального человека, знатока традиционного ислама и поздней суфийской традиции, интересного во всех отношениях афганского казаха, прекрасно владеющего арабским, фарси, урду, казахским, узбекским, можно сказать,  ученого востоковеда-самородка, афгановеда!

Да, афганского казаха-шейха, которому кланялся и целовал руку сам Ахмад шах Масуд – легендарный полевой командир  моджахедов (есть их совместные фотографии).  Кто знает, может с помощью  именно молитв-дуа от таких ишанов, как знаменитый наш соотечественник, одерживали свои военные победы храбрые моджахеды, выгнавшие совков-шурави из своей гордой страны? Кто по сравнению со всемирно известным Ахмад шахом Масудом, которого уважают во всем мусульманском мире — наши жалкие казахстанские мыркымбаи-совки, дающие  свою «оценку» Исматулла Максуму, устроившие позорные репрессии против аксакала?! Все эти болтуны-краснобаи и «диванные» учителя, полумужики-полубабы, даже не умеющие обращаться с оружием, «батыры секса», все воры в законе, построившие бизнес на хищении народных богатств…

Пример мудрости в обращении  с суфийским наследием: великий Иран, когда-то при шахском режиме и даже раньше в ходе модернизации отрицая в принципе дервишеские организации и архаические ритуалы зикра (вернее, их злоупотребление), в то же время очень мудро, тактично и плавно сумел интегрировать суфийские знания в современную медицину,  психологию, психиатрию.  Так что один знаменитый шейх у них стал позже доктором психологии и был заведующим отделением психиатрии  в Тегеранском университете. Ясно, что от такого диалога и умной интеграции иранская нация и государство только выиграла!

Я вовсе не сторонник некритического отношения к учению и обрядам  школы Исматулла шейха, она мне кажется слишком архаичной. Однако ведь  можно было бы благоразумно и патриотично, скажем так, договориться с аксакалом, ограничившись штрафами и предупреждениями, и дать ему шанс работать народным психологом и пропагандистом ислама при определенных условиях контроля и ограничения его сферы и т.д. …А теперь пусть сидят в РК с позорной и страшной цифрой молодежного суицида – прочное «третье место в мире».

У казахов истинно мудрым считался тот, кто способен врага превратить в друга и единомышленника,  эталоном мудрости считались такой «сухбат» (диалог») и медиация, плодом которых были бы духовный консенсус, интеграция и взаимодополнение порой самых противоположных  взглядов и сил. Глупый казах («ақымак  қазақ») 90-хх-нач. нулевых и даже до сих пор таков, что и без того малочисленное, загнивающее свое этническое сообщество он хочет делить на разные «измы», «джузы», по языковому принципу и пр., и самое главное – не умеет в душе по-настоящему прощать и любить. Хотя это вполне возможно – с верой в сердце! И даже в отношении бывших этнических врагов или политических соперников-этносов, даже в отношении групп из разных конфессий и языков.    

Назира Нуртазина,

историк, религиовед

Altyn-Orda.kz

 

 

 

Рубрика: ,