Цветы в память жертв теракта в московском метро на станции В ближайшее воскресенье в России трагическая дата: пять лет назад произошли теракты в московском метро.

В результате подрыва бомб, закрепленных на телах двух женщин-смертниц, на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» погибли 40 человек, 85 были ранены.

Я вот сижу и думаю: хоть кто-нибудь вспомнит об этом, кроме родственников жертв?

Может, в выпусках теленовостей десятым сюжетом скажут. Может, кто-то из известных людей напишет в «Твиттере»: вечная память. А может, и нет.

Где траурные мероприятия, митинги, минуты молчания, заявления политиков? Где отклик в сердцах людей?

Заслонили другие события? А какие, позвольте спросить? Есть мнение, что последние годы в России, наоборот, происходит слишком мало событий.

Живем трудно и плохо, так что не до сочувствия, самим бы кто подал? Да не сказал бы.

Привыкли к терактам, на всякий чих не наздравствуешься? И этого нет, слава Богу.

По горячим следам взрыв или захват заложников еще вызывают общественную реакцию, но не столько из человеколюбия, сколько от возникающего чувства незащищенности: такое может случиться с каждым.

Да и тогда отклик не сравнить с тем, что бывает в других странах. В Испании с населением в 47 миллионов после терактов в мадридских электричках в марте 2004 года в едином порыве вышел на улицы миллион человек. В России такое количество народу может собрать только лазерное шоу.

А уж помнить — извините, своих забот хватает.

Дело не ограничивается конкретным случаем и даже проблемой терроризма.

Диагноз — дефицит милосердия

Бывает в организме дефицит железа или кальция. У российского общества наблюдается явный дефицит милосердия и сопереживания.

Почему в стране практически отсутствует благотворительность?

Почему немногочисленные правозащитники находят поддержку в основном за границей?

Почему любая информация о чужой беде, будь то убитые журналисты Charlie Hebdo или российские держатели валютной ипотеки, первым делом вызывает желание доказывать, что жертвы сами виноваты?

Даже 9 Мая — повод не столько для скорби о тех, кто не пришел с войны, сколько для хвастливых слов в духе: «Если надо, повторим!» и демонстрации военной техники.

Суд вынес кому-то приговор? Мало дали!

Дети не слушаются? Пороть, и пусть гуманисты помалкивают со своей ювенальной юстицией!

В армии «дедовщина»? А нечего быть маменькиными сынками!

Наркоманы загибаются без замещающих препаратов? Так им и надо!

Бродячие собаки размножаются? Травить!

Добрые вы наши…

Мнение об исключительной душевности и сострадательности, а также коллективизме россиян — миф.

Единственная объединяющая идея — сильная внешняя политика. Да и то в основном постольку и до тех пор, пока не требуется жертвовать чем-то личным.

В остальном живем каждый в своей скорлупе. Никого не жалеем. Никому не доверяем, кроме президента, да и для него, случись что, пальцем не пошевелим. За всяким движением ищем корыстные мотивы.

И в это воскресенье ни на минуту не отвлечемся. Будем грузить продуктами тележки в супермаркетах, смотреть развлекательные сериалы и писать чепуху в социальных сетях.

Да есть ли в России общество? Или только население?

Нет, люди, конечно, разные, поступки и мнения разные. Но в целом уровень жестокости и равнодушия зашкаливает.

Вечные вопросы

Кто виноват?

Большевицкая революция, гражданская война и сталинщина с принципом: «Цель оправдывает средства», массовыми убийствами, обязанностью доносить, наглядной демонстрацией того, что сочувствие и помощь ближнему могут быть смертельно опасны, необходимостью выживать, отвернувшись от чужих страданий, по лагерному принципу: «Умри ты сегодня, а я завтра»?

Советский дефицит, по много раз в день ставивший в отношения борьбы за самое необходимое: исхитриться, словчить, обмануть и нахамить, чтобы пролезть первым, сделать так, чтобы мне досталось, а остальным нет?

«Лихие 90-е», когда даже приличные люди принялись подражать бандитам: хорошо и правильно быть «крутым», иначе всегда будешь в жизни последним?

«Вертикаль власти», отучающая от гражданской активности и ответственности?

Апологеты Сталина, бесстыдно заявляющие: велика важность, что загубил миллионы, зато сколько сделал?

Или всё сразу?

А на другой вечный вопрос: «Что делать?» и подавно нет ответа.

Наверное, стараться по возможности быть людьми.

http://www.bbc.co.uk/russian/blogs/2015/03/150328_blog_krechetnikov_compassion

Рубрика: