Уже сегодня многое говорит в пользу того, что Евразийский союз в форме экономического образования трех стран: Казахстана, России и Беларуси, может оказаться не тем, чего мы от него ожидаем. И виной тому может стать мелкотравчатая политика нынешних российских руководителей, не отвечающая современной повестке дня.

 Действительно, судя по последним поступкам исполнительной и законодательной власти России, которые, иначе, как глупыми, не назовешь, великие дела этой генерации политиков из соседней страны не свойственны. Это просто не их уровень компетенции. Они бы может, и хотели ее поднять, но ноша евразийства явно им не по плечу. С российской стороны тут нужны титаны, а не пигмеи.

 Косвенным тому подтверждением стал и последний скандал, связанный с Байконуром. Наш собеседник – заместитель директора Института мировой экономики и политики при фонде Первого президента РК Валихан Тулешев.  

 

Алтынорда: — Валихан, за всю двадцатилетнюю историю отношений современной России и независимого Казахстана, еще такого не было, чтобы одна страна другой направляла официальную ноту протеста. И вот случилось. Накануне Нового года россияне потребовали от нас дать разъяснения по поводу высказываний Талгата Мусабаева? Как сообщает информированный источник в Роскосмосе, российская сторона может уменьшить арендную плату за Байконур. И как теперь нам вести себя в данном случае? Сдать Мусабаева россиянам?
Валихан Тулешов:
— Прежде всего не надо бояться. Это обыкновенный шантаж. Никуда россияне от нас не денутся. За статус космической державы они нам платят крохи. Что такое 115 млн долларов для космической отрасли? Это всего 5 космических туристов в год, а то и меньше. Сотрудничество в космической сфере россияне откровенно тормозят. Спутник наш так и не появился, а потеряны годы. Стартовая площадка «Байтерек» так и не появилась и не появится. Технологии управления, технологии ракетостроения, создания спутников и т.д. так и остались для нас недоступными. Об инфраструктуре и говорить нечего: обновления нет. При этом загрязняют нашу землю. В один только год после разброса гептила, по данным «зеленых», умерло около 100 тысяч сайгаков. Это ужас! Еще раз повторяю: плата за использование такого космодрома мизерная. В свое время, еще более 20 лет назад, СССР платил за разбитую взлетно-посадочную полосу во Вьетнаме — 200 млн.долларов, за такую же полосу на Кубе 300 млн. долларов. Так туда почти не приземлялись самолеты. А здесь, 12 пусков в год, которые обеспечивают деятельность международной станции. Это несправедливо ни с экономической, (сверхприбыли Роскосмоса и ВПК России в целом за счет развития и опробации технологий на Байконуре), ни с политической, (анклав на нашей территории чужого государства!), ни с социальной (наши граждане работают как гастарбайтеры), точек зрения . Два аэродрома Байконура, которые используются российскими спецслужбами и военными в своих, в том числе и преступных (наркотрафик), целях, — это огромная дыра в нашей национальной безопасности.
Алтынорда: — И как нам быть?
Валихан Тулешов: — Пора заключать современный правовой (а не политически ангажированный) договор, ведь мы уже «состоявшееся государство»: вся логистика, все коммуникационные и иные технологические корпуса, здания, сооружения должны эксплуатироваться с пользой для всех казахстанских жителей, а не только для арендаторов. Город надо вернуть под свою юрисдикцию. Он должен жить теми же проблемами полноценного развития, которыми живут сегодня наши областные центры. Должны заработать все госпрограммы. В части доступного жилья, индустриально -инновационного развития и т.д. А то наши граждане живут как в каком-то гетто, в какой-то закрытой от всей страны резервации. Байконур в виду его наукоемкой специфики может стать для нашей страны чем-то вроде силиконовой долины. Президент говорил о создании инновационных кластеров на базе триединой спирали развития бизнеса, университетов и государства, так вот Байконур должен стать именно таким нашим инновационным преимуществом в век превращения Казахстана в развитое государство. Здесь необходимо открыть технологический университет на подобии  Массачусетского, где ученые со всего мира могли бы работать по космическим разработкам и тематикам. Должны быть заново национализированы все инфраструктурные объекты, должен действовать наш суд и больше никакой, наша полиция. Необходима осторожность. Уже сегодня российские власти превратили Байконур в моногород, в котором могут зародиться проблемы похлеще Жанаозена. В случае ослабления космической деятельности.
Алтынорда: — Так значит, Мусабаева сдавать не будем?
Валихан Тулешов: — Мусабаев молодец, батыр! Стоит один, а наши чинуши в АП и правительстве голову спрятали в песок, они испугались ноты, которую послал, видите-ли, МИД РФ. Ну и что?! Надо высоко аргументированно отвечать на эту ноту и стоять на своем. Забрать Байконур во что бы то ни стало и все! А то привыкли некоторые эксплуатировать наше пространство, безраздельно доминируя на нем. Надо вернуть Байконур и тогда все изменится: мы станем уважать себя. Мы должны завершить век господства российской политики над интересами нашего двустороннего взаимовыгодного сотрудничества. Выйти из колониального формата: «мы вам показываем как надо работать, а вы вечно и безрезультатно учитесь». Поэтому вопрос стоит не просто технологический, не просто даже политический, а метафизический: можем ли мы управлять своим национальным пространством, достойны ли мы той свободы, того суверенитета, за который боролись наши предки. Достойны ли мы своей вековой мечты жить в своей Отчизне и не ощущать унижений?

Алтынорда: — Ну, хорошо, предположим, эта дорога не ведет к храму. А какая тогда ведет?

Валихан Тулешов: — Роскосмос на Байконуре должен платить за все услуги, которые должны предоставлять ему все наши органы и предприятия, содержать и ремонтировать, обновлять цеха, а не доводить их до крушения. Каждый участок, каждый объект промышленной и социальной инфраструктуры должен приносить Казахстану прибыль. Вот тогда у россиян появится встречное движение к сотрудничеству, заинтересованность в сокращении неэффективных и откровенно коррупционных проектов типа ГЛОНАС, вот тогда и посмотрим, такая ли уж прогрессивная и передовая российская космическая программа и ее гражданские приложения. Казахстан за 3 года создал свое, хотя пока и малопроизводительное, но поступательно растущее высокими темпами, производство автомобилей, тепловозов, электровозов, вертолетов, самолетов и т.д. К 2017 году, когда пройдет Экспо, Казахстан еще больше индустриализируется, еще больше, даже при всех наших издержках, станет инновационным и у нас появятся уже другие возможности и в области космических технологий. Уже сейчас совместно с французами создаются совместные предприятия по производству космической техники, спутников. Работа идет. Казахстан развивающийся политический и экономический тренд и за это стоит дальше бороться.

Рубрика: