параВопросы нациостроительства обсуждаются и решаются на самом высоком уровне, но только не у нас. Те государства, которые игнорируют это, имеют большие неприятности, перерастающие в сепаратизм. Те государства, которые не смогли справиться   нациостроительством —  распались. Таковыми были СССР и Югославия. Российская царская элита была имперской и она не смогла в тех условиях сохранить устойчивость. Русская номенклатурная элита не смогла найти ответы на вызовы времени, пришла к кризису, закончившимся закономерным крахом империи. В русской великодержавной элите небольшая часть элиты и истеблишмента была нерусской по происхождению, но это не мешало ей  быть русской по духу.

Итак, после двух революций 1917 года русская имперская элита была разгромлена: либо  бежала, либо была расстреляна. Новая русская элита происходила из разночинцев, была чаще нерусской по происхождению. Идеологически она отрицала все царское, но и она была заинтересована в продолжении политики геополитического экспансионизма, опираясь при этом на региональные элиты, которые укрепились после реформ и революционных настроений 1905 года.

Все это привело в конечном счете к появлению союзных и автономных республик- которые стали прообразом независимых государств. Однако дальнейшее поощрение нациостроительства на местах вело к сепарации и республиканскому эгоизму. Этот же тренд наблюдался в  самих республиках. Народности вырастали в нации, автономные республики – в союзные республики. Так случилось с советским Казахстаном, выросшем из материнского чрева РСФСР, Таджикистаном  вышедшей из состава Узбекистана. Особенно тревожной была ситуация в Узбекистане, где таджики, узбеки и киргизы (речь идет о местных национальных элитах и истеблишменте), грозили выйти из состава Узбекистана. Однако узбекская элита оказалась на голову выше казахской, киргизской и таджикской. Во-первых, она превратила относительное узбекское большинство в сперва абсолютное, а затем доминирующее большинство. Сформировало национальное сознание новой узбекской нации на основе «невообразимого симбиоза» узбекско-таджикско-казахского  субстратов. И эта модель  в целом себя оправдала. Удалось обузбечить значительную часть казахов и таджиков, собрать вокруг узбекского большинства многочисленные тюркские маргинальные группы — тюрки, курама, кипчаки  и др. Во-вторых, образование собственно Таджикской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР привели к  временному размежеванию и самоуспокоению таджиков, киргизов и казахов. Менее успешной в составе СССР была политика казахской элиты. Во-первых, она относительно поздно стала союзной республикой. Туркмены и узбеки стали таковыми в 1924 году, таджики – в 1929г., казахи и  киргизы аж в 1936 году. Раздрай в казахской элите и политика Кремля привели к отторжению Оренбургской области, а затем Каракалпакской АО. Часть территории Казахстана была передана Узбекистану еще в советское время. Из длинной вереницы первых лиц советского Казахстана казахами были только Шаяхметов(женат на  татарке) и Кунаев (Кунаев полукровка: отец казах, мать татарка, сам Кунаев был женат  на татарке). Попытки узбекских таджиков отторгнуть регионы и города (Самарканд и Бухару) с таджикским населением в пользу Таджикистана не увенчались успехом. Попытки сепарации Ошской области Киргизии в пользу Узбекистана закончились также крахом. Возможны новые попытки сепарации регионов при нестабильной ситуации. От этого   не застрахована ни одна из  стран Средней Азии.

Так возможна попытка сепарации Каракалпакии из состава Узбекистана. Возможные сценарии определятся факторами  каракалпакского, узбекского и российского народов. Позиция региональной державы, (фактор России), может определить дальнейшую судьбу Каракалпакии.

Мы высказывались в отношении интеграционных возможностей казахской нации, как демократической, открытой нации. Право быть частью нации дает гражданство, (первая ступень ассимиляции и интеграции),следующие ступени -знание государственного языка, переход на казахское самосознания и подтверждение этого соответствующей записью в паспорте или ином другом документе, подтверждающем личность. Демократичность нации заключается вправе взять или отказаться от казахской национальности. Демократичность и открытость дают право на ассимиляцию и диссимиляцию, (права отказа). Единственное требование к желающим стать казахом — это знание казахского языка. Соотечественникам, проживающим в Узбекистане, Туркмении, Китае, записанным в другую национальность под административным принуждением и давлением, должно даваться право на возвращение в исконную национальность. Украинцы, немцы,  евреи должны иметь право вернуть утраченную этничность. Таким образом, право на  переидентификацию есть часть деколонизационного процесса, оно должно быть действительно не только по отношении к казахам, но и по отношению к другим этносам. Этнографическое просвещение является частью права знать правду о своей этничности.

Когда то казахи были узбеками. Это был период правления государства кочевых узбеков Абулхаира. Несколько позже, после династийного конфликта узбеки, ведомые Шейбанидской династией, ушли на территорию современного  Узбекистана. Понадобилось пять-шесть веков, чтобы получился современный «микс» и сложилась современная узбекская нация. Часть казахов с переходным этническим  сознанием на юге Казахстана были записаны в узбеки. Объективный анализ этнографических и этнологических процессов показывает, что им необходимо предоставление права на переидентификацию. Казахстанские узбеки не прошли этот «микс» с оседло-земледельческими субэтносоми – сартами и таджиками. Многие казахстанские узбеки имеют родословные из тех же с казахами племен, не читают латиницы, не приемлют правящего в Узбекистане режима, не в восторге от тамошних экономических реальностей. Зато многие  узбеки имеют неотличимые от казахов имена и фамилии, а также  схожий антропологический облик. Годы суверенитета предоставили казахстанским узбекам право на переселение в Узбекистан, но большая часть вернулись оттуда, пожив год-два там. Они вернулись в Казахстан став менее узбеками, почувствовав и убедившись в том,  что они более казахи,  чем до отъезда. Почему ответьте  мне, запись в удостоверении становится документом психологического отторжения. Знакомый узбек пояснил мне: когда я Ташкенте я — казах, когда я в Казахстане вдруг я начинаю чувствовать себя узбеком.

А власть предпочитает сегрегационную модель общества, разделяя этносы на нации и, вынуждая людей к взаимному отчуждению. А что народ? А народ твердит забытое и ностальгическое : озбек оз агам, когда то казахи были узбеками, а потом узбеки перестали быть казахами. Но все равно: ты узбек- мой брат родной,чтобы люди не говорили.

 

Рубрика: