images (3)Владимир Путин прибыл в Астану, на тот злополучный саммит, отмена которого привела к трагикомедии под названием «исчезновение Путина». Ведь если бы не анонимный казахстанский источник, сообщивший журналистам о заболевании Путина, никто, возможно, и не заметил бы отсутствия российского лидера в публичном пространстве. Пресс-служба президента продолжала бы баловать любителей «консервами» из губернаторов, и никому не пришло бы в голову поинтересоваться: когда это российский президент встречался с женщинами — 8 марта или все-таки 5-го?

Но сейчас, после того как прекрасное состояние здоровья национального лидера засвидетельствовал президент Киргизии, а сам Путин спел с Ларисой Долиной, никаких сомнений в том, что российский президент никуда не исчезал — и, конечно же, не исчезнет, — быть не должно. Сейчас интереснее поразмышлять не о работоспособности, а о договороспособности президента России. И, прямо скажем, с договороспособностью у Путина не меньше, а то и больше проблем.

Вот в самом деле, о чем он будет разговаривать с Лукашенко и Назарбаевым? Об Украине? Но этот разговор его собеседникам интересен разве что в виде гарантий, что «вежливые человечки» без опознавательных знаков не появятся завтра в Могилеве или Уральске. Хотя, положа руку на сердце, кто в современном мире сегодня верит в гарантии Владимира Путина? Лукашенко с Назарбаевым уж точно не из таких доверчивых — и все их политические шаги последнего времени свидетельствуют скорее о страхе, чем о доверии. Может быть, о Евразийском союзе? Но это будет дискуссия инвалидов.

Экономика России стремительно несется в пропасть — несмотря на речи на митингах и страшные глаза, которые президент делает «олигархам», все никак не возвращающим в страну наворованное бабло. И экономики стран-союзников тоже не в лучшем состоянии. Но самое интересное — вместо того чтобы поддержать друг друга в момент тяжелых испытаний, страны Евразийского союза возводят барьер за барьером, чтобы помешать соседу развиваться. Теперь это называется «защитой отечественного производителя». Красиво, конечно, но при чем тут интеграция? И почему бы не признать, что никакого Евразийского союза нет, что и этот путинский проект приказал долго жить? Нет, признавать поражение не в путинских правилах. Но и договариваться — тоже нет.

Поэтому он так и будет волочиться по саммитам, изображая активность и влиятельность. Но максимум, что он может предложить своим партнерам, — помимо угрозы задействовать ядерные силы — так это прогулку на автомобиле.

Алмазу Атамбаеву, по его собственному признанию, очень понравилось.

Виталий Портников.

Грани.ру

Рубрика: