На

 

 

 

Сложный и в тоже время откровенный разговор состоялся в Минске, где в эти дни лидеры стран постсоветского пространства обсуждали перспективы, как сотрудничества, так и интеграции экономик. Особо привлекло внимание СМИ выступление казахстанского президента Нурсултана Назарбаева, которое оказалось жестким. Привлекло внимание тем, что ранее Астана всегда призывало своих партнеров к интеграции, а теперь звучали ноты критики.

«Свободное перемещение товаров ужесточило условия работы казахстанских производителей. Растут внешнеторговые диспропорции. В то же время сохраняются серьезные трудности для доступа казахстанской продукции на рынки России и Белоруссии, которые используют нетарифные и технические барьеры, завышенные санитарные и фитосанитарные нормы», – отметил на встрече Нурсултан Назарбаев.

Общий рынок предполагает свободное перемещение товаров, капитала и рабочей силы. В то время как ставиться под сомнение доступ на российский рынок казахстанской продукции, что не преминуло отразиться на структуре товарооборота между государствами Таможенного союза.

«Только за семь месяцев текущего года из России в Казахстан завезено продукции в три раза больше, чем экспортировано, а с Беларусью этот разрыв увеличился в восемь раз», – отметил казахстанский лидер.

Роспотребнадзор, санитарное ведомство России, давно вызывает интерес у профильных специалистов, но не у медиков, а у экспертов по внешней политике. В орбиту интересов ведомства почему-то попадают не компании, а целые страны, с которыми у России есть проблемы. Как правило – Украина, Грузия и Белоруссия. И вот теперь Казахстан, но за какие заслуги?

Недовольство вызвали и структуры, отвечающие за интеграцию. К примеру, работа Евразийской комиссии – рабочего органа Таможенного союза.

«Комиссия не подотчетна ни одной из стран, а документы раздает за день до саммита!», – заметил Нурсултан Назарбаев.

Не осталось в стороне от критики ЕврАзЭС, куда входят пять государств. Причем три из них: Россия, Казахстан и Белоруссия является участниками Таможенного союза, в то время как Кыргызстан и Таджикистан оказались на обочине интеграции. В связи с чем, две последние страны, по логике вещей, должны пополнить ряды Таможенного союза. Но пока их статус не определен.

«А эту организацию (ЕврАзЭС, – ред.) надо закрывать точно! Там, правда, 134 международных договора… может, принять их заново», – заметил казахстанский лидер.

Если бы на встрече не обратили внимания на ЕврАзЭС, то эта структура и дальше продолжала бы существовать, следуя своей внутренней логике развития. Но для кого и чего, не понятно.

С критикой Нурсултана Назарбаева согласился российский президент Владимир Путин, признав, что ЕврАзЭС сегодня утратила актуальность, но подписанные в рамках этой организации договора нужно сохранить. Иначе интеграция столкнуться с дефицитом легитимности.

Правда, говорить о кризисе преждевременно. Поскольку встреча глав государств в белорусской столице была интересна не только оценкой интеграционных процессов, но и вниманием к ним со стороны стран дальнего зарубежья. Последний факт говорит о том, что Таможенный союз, судя по последним событиям, все-таки набирает влияние на мировой арене.

 

И берег турецкий нам нужен, и Индия тоже важна…

«Меня на Западе, как приедешь туда, все время спрашивают: вы что там, Советский Союз воссоздаете, что ли, под видом Таможенного союза? Вот чтобы больше разговоров таких не было, давайте примем Турцию: это большая страна – и разговор закончится», – отметил казахстанский лидер на встрече.

После чего Нурсултан Назарбаев добавил: «Президент Турции обратился ко мне с просьбой вступить в наш Таможенный союз. Давайте примем Турцию».

К слову, разговоры о Турции не беспочвенные. В 2012 году, эта страна получила статус партнера по диалогу Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). При этом заметим, что речь идет о действующем члене НАТО, который оказался в компании Китая и России. Как заметило по этому поводу в своей статье издание «The Diplomat» (Япония): «для Турции, чья заявка на вступление в ЕС оказалась, возможно, самой недооцененной, поиск каких-то альтернатив выглядит вполне разумным шагом».

По мере того, как Турция возвращается к своим духовным корням и переоценивает евроатлантический курс, между Анкарой и Западом все чаще возникают непреодолимые трудности, будь то «карикатурный скандал» или израильские бомбежки Сектора Газы. В таком случае стоит ли удивляться тому, что турецкие политики все чаще смотрят не на Европу, а на Восток, где проживают тюркоязычные братские народы.

Современный мир стремительно меняется. Еще 10 лет назад, ориентироваться на Запад и его демократические ценности было модно и популярно. А сегодняшний тренд гласит, что куда более важно сохранить свою уникальность и своеобразие. Тем более что речь идет не только о политике, но и экономике. Не будем забывать, что глобальный кризис обнажил слабые места Евросоюза, среди которых большие долги периферийных стран, и риски связанные с валютой «Евро». В итоге сегодня предпочитают воздержаться от вступления в Евросоюз даже государства Восточной Европы, не говоря о Турции.

Поиск альтернатив, заставляют Анкару присматриваться к Таможенному союзу и к тем интеграционным процессам, которые протекают на постсоветском пространстве. Ведь при любой конфигурации экономика Турции окажется более конкурентоспособной. О чем говорят, прежде всего, данные мировых рейтинговых агентств. Поэтому для этой страны Таможенный союз выступает большим рынком сбыта, во многом благодаря России.

Преимущества получит и Таможенный союз. Не секрет, что перспективы подобных объединений во многом зависят от потенциала экономик стран, являющихся участниками интеграции. Как отметил Нурсултан Назарбаев: «Турция – большая страна, у нас есть общие границы, это – крупная страна с крупной экономикой». Кроме того, вслед за Анкарой ряды Таможенного союза могут пополнить другие тюркоязычные государства.

 

Ост-Индийская кампания

Турция не единственная страна, которая стучится в двери Таможенного союза.

«Только что у нас в гостях был наш большой друг премьер-министр Индии. Он просил меня поставить вопрос на нашей сегодняшней встрече о том, что Индия хотела бы рассмотреть возможность подписания договора о зоне свободной торговли с Таможенным союзом», – отметил российские президент.

Индия, как и Турция, проявляет интерес к процессам, протекающим на пространстве от Владивостока и до Калининграда. Достаточно сказать, что Дели также желает оказаться в составе ШОС.

Для Индии рынок Таможенного союза выглядит вполне интересным. Дело в том, что долгие годы Дели проводила политику протекционизма в экономике, а в политике стала инициатором «Движения неприсоединения». В связи с этим процесс либерализации внешней торговли стартовал только в 90-е годы прошлого столетия. И то, его пока трудно назвать успешным, т.к. большинство предприятий страны желает и дальше работать на отечественном рынке. В итоге, слабая интеграция в мировую экономику стала одной из причин, по которой Индия не сильно пострадала в разгар глобального кризиса. Было бы счастье, да несчастье помогло!

Любопытно, почему Индия, проявляющая осторожность во внешнеэкономической деятельности, вдруг неожиданно проявила желание поработать в Таможенном союзе? На этот вопрос можно дать несколько ответов. Прежде всего, политика поддержки местного производителя привела к тому, что индийские компании оказались менее конкурентными на внешних рынках. И если говорить о дальнейшей либерализации внешней торговли, то Таможенный союз выступает самым оптимальным направлением. Здесь у индусов больше шансов найти свою нишу на рынке.

Не стоит умалять и растущее влияние Таможенного союза на просторах Евразии, о чем говорят экономические показатели. По словам президента России Владимира Путина на фоне глобальной торговли, рост которой замедляется, между государствами «Союза» товарооборот увеличивается. В первом полугодии 2013 года ВВП вырос на 1,7 процентов, а торговый оборот в рамках Таможенного союза – на 2 процента. Кроме того, как отметил Путин, растет товарооборот стран ТС с внешними рынками «за 8 месяцев текущего года составил 604 млрд долларов». Словом «цветущий оазис» на фоне шторма в океане.

Не последнюю роль играет менталитет. Индия все-таки считается традиционным экономическим партнером для бывших советских республик. Как показывает опыт, нам легко удается найти общий язык с Дели, что находит свое отражение в торговле. Так наша страна является самым крупным деловым партнером Индии в Центральной Азии. В 2011 году товарооборот между странами составил 291,4 млн. долларов, а в 2012 году – 525 млн. долларов.

«Мы знаем, например, что Индия является серьезным покупателем нашей (России, – ред.) военной техники, нашей атомной энергетики, там запускается одна из атомных электростанций, строятся другие, то есть нам есть, в чем взаимодействовать», – говорит заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

Индия интересна странам Таможенного союза, прежде всего, огромным рынком сбыта этой страны, где проживает 1,2 млрд. человек. По сути, речь идет о маленьком ВТО. Но есть нюанс, согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОСЭР) доля среднего класса в Индии составляет 11%, что считается низким показателем. Правда, в абсолютном выражении цифра будет сопоставима с населением всей России.

«Имея в виду объёмы, масштабы индийского рынка, перспективы развития Азии в целом, нам нужно самым серьёзным образом отнестись к этому предложению», – сказал Путин.

 

В списках значатся

Желание поработать в рамках Таможенного союза выразила даже далекая Сирия. Но как считают эксперты, за такой заявкой стоят политические цели. В данный момент в стране идет гражданская война, кроме того на Дамаск оказывается политическое давление со стороны США и Европы. По сути, Россия, одна из немногих держав, отстаивающая интересы Сирии на мировой арене. Но в таком случае, властям Сирии правильно было бы подавать заявку на членство в ОДКБ, а не в Таможенный союз. А значит, не все упирается в политику.

Сирия, которую бывший президент США Буш-младший включил в «Ось зла», еще до гражданской войны жила на положении «мирового изгоя». И подобное положение не могло не сказаться на экономике страны, темпы роста которой оставляли желать лучшего. Очевидно, что руководство Сирии ищет инструменты стимулирования экономики, в том числе, за счет Таможенного союза. Тем более что вооруженный конфликт когда-нибудь закончиться и встанет проблема восстановления народного хозяйства.

Правда, по Сирии конкретного решения в Минске не было принято, видимо главы государств оставили эту экзотическую страну на отдаленную перспективу. При этом они отметили, что «ни перед кем не закрывают дверь» для вхождения в Таможенный союз. Зато в Белорусской столице подписали заявление об участии Армении в интеграционном процессе, присоединении этой страны к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству. Аналогичное решение обсуждается и по Кыргызстану.

«Мы поддержали намерение Армении и Кыргызстана присоединиться к нашему интеграционному проекту», – отметил Владимир Путин.

Бишкек давно рассматривал свое участие в Таможенном союзе. Поскольку порядка 42,7 процентов товарооборота этой республики приходиться на страны этой организации. И тут приходиться говорить об обеспечении экономической безопасности республики. В этом смысле выбор Кыргызстана носит объективный характер и констатирует простой факт, что процессы на постсоветском пространстве определяют «бизнес лидеры» региона, какими являются Россия, Казахстан и Белоруссия.

Но чтобы не говорили о перспективах расширения Таможенного союза, для многих конечно было очевидно, что Сирия, Индия или Турция, как и республики постсоветского пространства – с экономической точки зрения, разные государства. У каждой из них свой опыт «ведения» хозяйства. Поэтому рамки Таможенного союза для одних стран оказались узкими, а для других широкими, но общим для всех них стал интерес к этой организации.

Это значит, что интеграция все-таки не пустой звук и вовсе не популистский лозунг. Внимание к Таможенному союзу со стороны Сирии, Индии или Турции говорит о том, что в перспективе можно выработать новую общую площадку, которая бы учитывала интересы, потребности и возможности всех этих стран.

 

 

Рубрика: