08 сентября, 2015 Комментарии к записи Асель Турланова. Почему Китаю выгодно усиливать Казахстан…. отключены

Асель Турланова. Почему Китаю выгодно усиливать Казахстан….

??????????

Поворотным пунктом в казахстанско-китайских связях» назвал президент Нурсултан Назарбаев, состоявшийся государственный визит в Китайскую Народную республику (КНР). Подобная оценка связана не только с суммами, которые фигурировали в подписанных в Пекине соглашениях, но и с их влиянием на китайско-казахстанские отношения.

Поводом для поездки казахстанского лидера стало празднование 70-летия Победы во Второй мировой войне. Как известно, в Азии она завершилась 2 сентября 1945 года, когда Япония объявила о капитуляции. К юбилейному событию и были приурочены торжественные мероприятия, на фоне которых казахстанско-китайские отношения получили мощный импульс развития.

Об этом, прежде всего, говорят подписанные в Пекине соглашения. Они не только охватывают разные направления сотрудничества между странами, но и оцениваются в два десятка миллиардов долларов.

pogudx5bm5s0k29p6.3879d3bd

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Вчера в ходе конструктивных переговоров с председателем КНР Си Цзиньпином мы договорились о создании 45 совместных объектов, по 25 из которых подписаны соглашения на общую сумму в 23 миллиарда долларов, - отметил в Пекине Нурсултан Назарбаев.

Особую пикантность сумме сделки придает тот факт, что она превышает объем торговли между странами. В 2014 году товарооборот между Казахстаном и Китаем снизился и составил 17,2 млрд. долларов. В 2013 году Пекин и Астана планировали довести его до 40 млрд. долларов к 2015 году. Сбыться планам помешал блиц-кризис, резкое падение цен на нефть в прошлом году и снижение темпов роста экономики Китая.

В результате, в ходе прошедшего визита Нурсултана Назарбаева в Пекин наши государства договорили об «авансе», в виде 23 млрд. долларов, которые не только оживят деловую активность, но и в перспективе увеличат товарооборот. А смотреть с оптимизмом в будущее помогает предыдущий опыт сотрудничества. Так, в 2013 году товарооборот между нашими странами достиг 22,7 млрд. долларов, в 2012 году - 21,7 млрд.

Привлекают внимание не только денежно количественные показатели, но и качественные. В Пекине стало известно о том, что казахстанский бизнес и компания JAC Motors, грезят планами наладить совместное производство автомобилей.

- Сегодня у нас большое событие - состоялось долгожданное подписание меморандума о сотрудничестве по созданию национального бренда, - сообщил Председатель совета директоров Allur Group Андрей Лаврентьев.

В данный момент в Казахстане выпускается автомобиль «Номад», который собственно и презентуется, как национальный бренд. Однако если разобраться, то под отечественным лейблом узнается корейский кроссовер SsangYong Actyon образца 2005 года. Ранее сборка этих машин была налажена на предприятии в Костанае.

В случае сотрудничества с китайцами, по словам Лаврентьева, «мы постепенно перейдем к созданию отечественного брэнда». Иными словами речь идет не о сборке готовой модели, а о ее разработке.

imagesКстати, у Поднебесной есть чему поучиться в данной сфере. Свыше 44 процентов производимых в КНР машин являются местными брендами: BYD, Lifan, Geely, Chery, Great Wall, FAW и т.д. И только оставшуюся часть рынка наполняют зарубежные производители, которые выпускают автомобили для местного рынка или с целью их экспорта в третьи страны.

Речь идет не только о производстве казахстанского автомобильного бренда, но и о работе на энергосберегающем рынке.

- Компания (JAC Motors, - ред.) является одним из лидеров китайского рынка по строительству гибридных, электрических автомобилей, - говорит представитель Allur Group. - Здесь мы видим наши интересы, наш потенциал, потому что мы хотим развиваться как страна с новыми перспективными разработками, новыми технологиями - теми, которые дадут нам возможность экспортного потенциала.

Как говориться, дорога ложка к обеду. В определенной степени интерес к сотрудничеству с Казахстаном подогревается завершением переговоров о вступлении Астаны в ВТО (Всемирную торговую организацию, - ред.). Этот процесс затянулся на 19 лет и только в текущем году под ним подвели черту. Теперь Казахстан получит возможность выходить на рынки других стран со своей продукцией, усиливать экспортные возможности. В том числе по автомобильным проектам.

logo_baiterek_ruСо своей стороны Банк Китая заключил соглашение с Холдингом Байтерек о выделении 5 млрд. долларов на индустриально-инновационное развитие Казахстана. По словам Председателя правления холдинга Куандыка  Бишимбаева документ направлен «на реализацию большой программы по 45 проектам, которые сейчас совместно изучаются казахстанскими и китайскими промышленно-инвестиционными компаниями».

Кстати в Китае было достигнуто соглашение о создании совместного фонда Kazakhstan Infastructure fund. Как следует из названия, предметом его деятельности станут инфраструктурные объекты, дороги, коммуникации и т.д. По сути, речь идет об усилении транзитного потенциала Казахстана, который позволит сократить путь из Азии в Европу.

Впрочем, даже сейчас для этого делается не мало. В Казахстане, идет строительство автомагистрали «Западная Европа - Западный Китай», которая пройдет через всю страну. А ранее железнодорожники сообщали о том, что им удалось сократить время следования контейнерного поезда. Опять же делается это с прицелом на транзит китайских грузов в Европу.

Ранее ряд экспертов говорили о том, что Китай не заинтересован в усилении Казахстана. Единственное, к чему стремится Пекин - это получить доступ к сырьевым ресурсам нашей страны. Но как говориться, жизнь иногда отличается от ее анализа. И мы видим, что Китай готов инвестировать средства в несырьевой сектор казахстанской экономики.

Чем можно объяснить джентльменское поведение Китая?

Конечно, Поднебесная не является поставщиком энергетических ресурсов на мировые рынки. Напротив, перед нами крупный потребитель нефти и газа, который заинтересован в низких ценах на продукцию. Однако, Китай, как и Казахстан, оказался в «сырьевой ловушке». Резкое падение цен на энергоресурсы привело к напряженности в региональной экономике, т.к. здесь достаточно много поставщиков нефти и газа, а это в свою очередь рикошетом бьет по Китаю.

Речь идет не только о сокращении товарооборота между странами и экономик, но и о социальных и политических последствиях данного тренда. В Центральной Азии сохраняются террористические и экстремистские риски, которые усиливаются на фоне экономических неурядиц. Какой выход из ситуации?

Высокие цены на энергоресурсы только отчасти спасают положение, поскольку дело не в цене, а в казахстанской экономике. Пока экспортные возможности страны ограничиваются поставками энергетических ресурсов, республика будет чувствительно реагировать на конъюнктуру глобальных рынков. А это создает очаги социальной напряженности на рубежах КНР. Поэтому Пекин заинтересован в построении отказоустойчивой экономики Казахстана, которая не будет испытывать стресс от низких цен на нефть.

Астана также выступает привлекательным партнером для китайской стороны. Начнем с того, что сегодня в стране реализуется программа «Нурлы Жол», которая в качестве конечной цели ставит диверсификацию экономики страны, рост благосостояния граждан.

- Более 20 лет мы активно сотрудничали с Китаем, преимущественно в энергетической и ресурсодобывающей отраслях. На новом этапе мы приступаем к интенсификации взаимодействия в обрабатывающих секторах экономики, включая машиностроение и переработку ресурсов, - отметил Нурсултан Назарбаев.

Кстати, казахстанская новая экономическая политика вписывается в контуры китайской инициативы «Экономический пояс Шелкового пути». По словам Нурсултана Назарбаева: «Наша программа «Нурлы жол» - «Светлый путь» является продолжением Великого Шелкового пути. И здесь мы тоже находим общие соприкосновения».

- Только за последние два года подписаны двусторонние контракты на общую сумму более 70 миллиардов долларов. В различных сферах мы заключили более 250 межправительственных и межведомственных соглашений, - сообщил глава государства.

Особую ценность цифрам придает тот факт, что они были достигнуты не в самых благоприятных условиях. В 2015 году финансовая система КНР пережила «шоковую терапию». В июле индекс Shanghai Composite упал до 8-летнего минимума, в августе Народный банк Китая девальвировал юань. Но несмотря на это Китай все равно продолжает финансировать зарубежные проекты.

Во-первых, это говорит о приоритетах Пекина, Власти нашли ресурсы, чтобы наращивать экономические связи с теми партнерами, с которыми сложились очень доверительные отношения. Во-вторых, Китай, в отличие от России (которая также столкнулась с экономическими трудностями), имеет возможности финансировать экономические проекты.

- Например, председатель (КНР Си Цзиньпин – ред.) говорит: «Я вообще не обратил внимания сначала на это дело (падение индекса Shanghai Composite, - ред.)», - передает казахстанский лидер слова Си Цзиньпина.

Конечно, не обошлось и без коллизий в СМИ. Ряд изданий России заговорили о том, что Пекин перетягивает на себя казахстанское одеяло. Но так ли это? Речь идет не о соперничестве, а о приоритетах развития. Астана ставит перед собой цель - диверсификацию экономики, а Китай принимает участие в ее достижении.

- С декабря 2014 года нами ведется работа по расширению горизонтов сотрудничества в области индустриализации и инвестиций. В частности, отобрано 48 инвестпроектов на общую сумму более 30 миллиардов долларов и подписан меморандум между Казахстаном и Китаем о сотрудничестве в области индустриализации и инвестиций, - отметил казахстанский лидер.

Если кто и проиграет геополитическую борьбу за Казахстан, то, скорее всего, не Россия, а западные страны. Несмотря на то, что Евросоюз является нашим крупнейшим торговым партнером, большая часть его инвестиций приходится на сырьевой сектор Казахстана. Мы поставляем в ЕС нефть, а импортируем готовую продукцию. Такой товарооборот характерен для стран, которых называют сырьевыми придатками мировой экономики.

Возможно, здесь можно было бы сослаться на законы рынка. Дескать, все честно: Европа и Казахстан выступают в разных весовых категориях. Но такой подход не только не отвечает интересам Астаны, но и идет наперекор ее планам. В стране выделены большие финансовые ресурсы на реализацию индустриальных проектов. Астана не только демонстрирует намерение, но и волю диверсифицировать свою экономику.

Очевидно, если западные страны не запрыгнут на подножку уходящего казахстанского поезда, то, скорее всего им останется наблюдать на перроне за тем как эшелон, под гудок паровоза скрывается за горизонт. Уже тот факт, что Китай и Казахстан заключили за несколько дней сделки, сумма которых превышает их ежегодный торговый оборот, должно был насторожить западных партнеров Астаны.

 

Загрузка...

Комментирование закрыто.