дакеИнформация о возможности разработки биологического оружия Пентагоном в строящейся в Алматы Центральной референс-лаборатории появилась в конце прошлого года в российских СМИ.

О «чумовых» проектах или о Центральной референс-лаборатории (ЦРЛ) в Алматы в наших СМИ подняли шум, как только появилось известие о начале ее строительства – еще в 2010 году. Скупая официальная информация только добавила сомнения в ее необходимости и целесообразности. Лишь после российских публикаций о возможном двойном назначении референс-лаборатория – гражданском и военном (создание биологического оружия) – журналистов пустили на территорию будущей лаборатории и специалисты дали разъяснения по поводу будущей лаборатории.

Тень бактериологического полигона

Как сообщалось, Министерство обороны США осуществляло финансирование и управление строительством ЦРЛ в Алматы, которая должна повысить безопасность существующих казахстанских коллекций особо опасных патогенов. Строительство началось в 2010 году, завершение – в 2015 году.

Нет официальной информации о том, почему этот объект строит именно военное ведомство США, а не, допустим, международная научная организация или другая страна, притом в густонаселенном городе, в сейсмоопасной зоне, почему Казахстан разрешил этот опасный проект, который исходил от американской стороны, какие условия договора, кто будет руководить и отвечать за его безопасность при чрезвычайных ситуациях и т.д.

В конце концов, для того и существуют общественные слушания, чтобы при непосредственном общении инвестора, специалистов и общества решить все проблемные вопросы. И то, что в Алматы до сих пор таковые не состоялись, – это просчет как инвесторов, так и местных властей, что также усиливает подозрения.

Даже дороговизна объекта – 108 млн. долларов – вызывает подозрение, потому что аналогичные проекты в других странах стоили на порядок меньше. Как сообщалось в СМИ, будут трудоустраиваться военные биологи. Значит, будет военный объект? Ведь в Казахстане есть специалисты, причастные к созданию бактериологического оружия в советское время.

Это очень опасное предприятие. Например, в США в прошлом году из лаборатории Техасского университета пропали образцы опасного вируса, и как сказали американские ученые, они могут быть использованы в качестве бактериологического оружия. А пропала всего четверть чайной ложки вирусного материала. Если такое случается в Америке, то где гарантия, что это не случится в Алматы под руководством американских военных, не говоря об угрозе со стороны террористов.

К тому же есть опасность распространения опасных болезней среди населения мегаполиса, как было в советское время в Кызылординской области, когда на острове Возрождения был военный полигон по испытанию бактериологического оружия. Уроки истории проходят без должного анализа и прогнозов – зачем для Казахстана такое опасное бактериологическое повторение?

бак

Даже в советское время со строгим контролем и разнообразной страховкой от всевозможных непредвиденных обстоятельств в 1979 году случилась биологическая катастрофа – вспышка сибирской язвы под Свердловском (ныне Екатеринбург). Погибло тогда 64 человека (неофициально – намного больше). Причиной вспышки стала халатность работников в предприятии, работавшем с особо опасными патогенами, в результате чего в окружающую среду попали споры.

А на острове Возрождения был военный полигон по созданию и испытанию бактериологического оружия. Обычно испытания проводили на специально завезенных обезьянах и прочих животных. Но нередко под удар смертоносного облака попадали стада сайгаков, которые водились в большом количестве в Приаралье и на островах. Там производились и опыты над людьми. Это были осужденные на длительные сроки преступники.

За 50 лет на острове Возрождения успели поработать с возбудителями самых опасных болезней: чумы, натуральной оспы, бруцеллеза, сибирской язвы, многих других. В 1972 году по вине военных погибли шестеро рыбаков. Местные жители утверждают, что вспышки чумы в приаральских селениях случались неоднократно и унесли не один десяток жизней. Официальная медицина все сваливала на то, что бассейн Аральского моря всегда являлся природным очагом распространения чумной палочки. Однако в регионе были отмечены и случаи заболевания сибирской язвой, не характерной для этих мест

Google как средство против биологического оружия?

После статьи Дмитрия Попова «Зачем Пентагону биологическая лаборатория в Казахстане?» (www.fondsk.ru, 25.12.2013), в которой говорилось о возможности разработки биологического оружия Пентагоном в лаборатории в Алматы, руководство Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций (КНЦКЗИ) выступило в газете «Время».

Директор КНЦКЗИ Бакыт Атшабар так объяснил финансирование проекта США: «Чтобы чума не пришла к нам, мы помогаем соседним странам готовить специалистов. Мы знаем: если там люди заболеют, завтра холера придет к нам. Так же поступают американцы, только у них другие возможности. Много их специалистов работают в Казахстане. Так США легче предупредить распространение инфекций из Центральной Азии. Тогда будет меньше риска завоза заразы в Америку» (Чума не будет! time.kz, 18.01.2014).

Если следовать такой логике, то США, в первую очередь, должны были бы строить такие лаборатории в соседних странах в Северной и Южной Америке, а не в далеком Казахстане, где, кстати, давно нет заболевания чумой, чтобы предупредить его распространение. Неужели американцев в Узбекистане (где тоже они строят лабораторию) больше, чем, например в Афганистане? Не говоря о Грузии, где это уже закрытая для мирового сообщества лаборатория – в западных СМИ предполагают, что там американцами уже ведутся разработки биологического оружия.

Чтобы убедить журналистов в прозрачности проекта, руководство КНЦКЗИ продемонстрировало им спутниковую карту Google, где стройка новой лаборатории видна как на ладони. Мол, любой желающий может зайти в Интернет и убедиться в этом. При этом не без иронии сотрудники центра добавили, что они понятия не имеют, как выглядит производство биологического оружия.

Вообще-то это очень серьезная тема, чтобы иронизировать. Один ученый, который знал толк в биологическом оружии, сказал: «Технология производства микроорганизмов – вот что является оружием в полном смысле этого слова». В лаборатории и так будет храниться биологическое оружие – для того, чтобы погибло много людей, не нужны тонны, нужны килограммы и даже граммы опасного вируса, и не обязательно их доставлять ракетами или бомбардировщиками. Боевой антракс (сибирская язва), штаммы которого испытывали на острове Возрождения, убивает за сутки. Это будет храниться в Алматы, и лучшие специалисты по антраксу имеются в Казахстане. В секретном предприятии в Степногорске в советское время производили сотни тонн штаммов антракса. 

В 2001 году США подверглись биологической атаке с использованием возбудителя сибирской язвы, приведшим к нескольким человеческим жертвам. Расследование привело к вирусологу, работавшему некоторое время в Американском институте военной медицины по исследованию инфекционных заболеваний в Форт-Детрике (штат Мэриленд). В разосланных по США 18 письмах содержался высококачественный препарат, который трудно изготовить в подпольной лаборатории.

Очень странно, что руководство КНЦКЗИ рекомендовало журналистам спутниковую карту Google, будто эта карта способна распознавать реальное предназначение строящихся зданий, тем более со временем увидеть скрытых под толстыми крышами оборудования и содержимое в многочисленных ёмкостях. К тому же такие объекты строятся как «здание в здании» с градацией секретности, и работники в «менее опасной» зоне могут вообще не знать, какие разработки идут в других закрытых зонах. А многие «мирные» оборудования еще в 60-80 гг. прошлого века имели двойное назначение и могли использоваться и в разработках биологического оружия.

Законна ли референс-лаборатория?

К удивлению и сожалению, у нас нет закона о биологической (бактериологической) безопасности страны! Конечно, есть международная Конвенция, но в ней некоторые «тонкости» не прописаны.

Например, Бакыт Атшабар отметил: «Казахстан является членом мирового сообщества, Казахстан подписал множество международных документов, касающихся ядерной, биологической, химической безопасности, он привержен этим документам и поддерживает их, в частности, конвенцию, которая запрещает любые испытания, любое производство, исследования биологического оружия» (Tengrinews.kz, 16.01.2014). Поэтому, по его словам, ЦРЛ не будет заниматься разработкой биологического оружия. Странно, что ученый «забыл», что в СССР на территории Казахстана шли работы по созданию биологического оружия, несмотря на подписание Конвенции советской стороной.

оружие

Ведь Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) изначально не предусматривала института контроля за ее соблюдением. С 1995 года в Женеве велись переговоры Спецгруппы государств–участников по выработке соответствующего юридически обязывающего документа (протокола). В июле 2001 года США в одностороннем порядке блокировали процесс выработки и принятия проекта такого протокола. В том же году на V ОК США заявили, что отказываются от дальнейшего участия в выработке проверочного механизма КБТО.

Выходит, США смогут обходить международные договоренности, в частности вышеуказанную Конвенцию, и проводить военные биологические исследования – Штаты недоступны для международных инспекций! По этой причине подписание Казахстаном договора о строительстве ЦРЛ в Алматы со страной, избегающей проверочного механизма КБТО, являются незаконным с позиций международной Конвенции. Возможно, по этой причине не было предварительного обсуждения в правительстве и обществе о целесообразности и безопасности этого проекта – США могут заниматься в Алматы разработкой биологического оружия.

Естественно, руководство КНЦКЗИ не задается вопросом, почему США отказываются от дальнейшего участия в выработке проверочного механизма КБТО, почему в некоторых странах гибнет скот от неизвестных болезней, а среди людей «возрождаются» позабытые болезни? Это сейчас Бакыт Атшабар демонстрирует открытость объекта для журналистов и …Google, а когда лаборатория заработает, это будет закрытый режимный объект не только для казахстанцев, но для международных инспекций.

Еще директор КНЦКЗИ выдвинул довод: «Это не столько вопрос денег, сколько вопрос технологий. Но у нас нет технологий строительства таких зданий – технологий, учитывающих, что в лаборатории будут работать с патогенами». И это говорят в стране, где в советское время была самая «продвинутая» биологическая база и известные ученые!

Из создавшейся сложной ситуации есть один выход – обнародовать условия договора по ЦРЛ в Алматы между Пентагоном и правительством Казахстана. После этого начать общественные слушания с привлечением международных экспертов, чтобы решить судьбу этого опасного проекта. А также начать разработку проекта закона о биологической безопасности страны с учетом строительства ЦРЛ в Алматы. Иначе Казахстан рискует получить биологическое оружие вместо уничтоженного ядерного арсенала.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

d.eldesov@mail.ru

 

 

 

 

Рубрика: