Часть 1. Каким был мегаполис Багдад,

куда отправился учиться из Отрара

юный сын тюркского военачальника

 

Учитывая предстоящее 1150-летие великого философа и ученого-энциклопедиста Абу насра аль-Фараби и в связи с тем, что г. Нур-Султане скоро появится проспект, носящий его имя, хотелось бы как следует помянуть эту историческую личность – нашего гениального «аксакала  в чалме». На самом деле подумать и осмыслить, что же стоит за этим весьма арабизированным именем из далекого прошлого: какая интегрирующая идея, парадигма, дух?

Дело в том, что в последние десятилетия имя Аль Фараби в Казахстане оказалось как бы в тени славы шумных кочевников, гуннов, тюрков и Чингис-хана. Тему Аль-Фараби негласно посчитали как бы исчерпанной и нужной разве что чудаковатым философам…Более востребованной и «патриотической» считается ныне позиция доказывать величие номадов, возвеличивать военную историю Великой Степи, степные империи, чингизидов и т.п. Как будто победы бывают только на полях сражений, а тюркский гений (и даже конкретно кыпчакский, в лице Аль Фараби) не мог – пусть даже в качестве исключения, единожды – блестяще проявиться в духовной сфере и науке?!

«Вульгарно-кочевнический» подход к отечественной истории и многовековому наследию  ведет  не только к простому обеднению культурного наследия, но именно к безыдейщине, т.к. чистый номадизм, без ислама, без Йассауи и Фараби, – это всегда почти зоология и ботаника, это бессмысленные блуждания и скакания по степи, граничащие с уподоблением людей самой этой скотине, инертной природе, флоре и фауне степи. А безыдейщина и бездуховность, конечно, чреваты ментальной катастрофой для будущих поколений.

 Итак, Аль-Фараби. Настоящее имя философа – Мухаммед, и отца его звали Мухаммед. «Абу Наср» – это кунья, почетное имя в средневековом арабо-мусульманском мире, которое дается обычно по имени сына или дочери, но может и иметь и метафорический смысл (например, Абул Хайр – Отец Добра и т.п.). Возможно, «наср» означает в данном случае «победитель», либо виртуоз в области прозаических трактатов (наср — проза, научные тексты; назм – стихи). Еще один момент. В его полном имени было и нисба (часть имени, передающая этническое происхождение либо место рождения или проживания) «ат-Турки» (аль-Тюрки), поэтому следовало бы нам почаще писать  имя нашего великого земляка как «Мухаммад Абунаср Аль-Фараби ат-Тюрки». (на письме «аль-Тюрки», но читается «ат-Тюрки», по правилам арабского языка).

 Хотя споры об этническом происхождении великого мыслителя мусульманского Востока не утихают до сих пор, все же доказано, что он был сыном тюркского военачальника, который служил среднеазиатской династии Саманидов иранского происхождения (почему и возникали наверняка версии о том, что ученый из Центральной Азии имеет иранские корни). Кстати, не стоило бы в пантюркистском духе замалчивать данный факт о связи будущего гения с саманидской Бухарой и языком фарси.  

Конечно, по большому счету  Абу Наср Мухаммад Аль Фараби – великий ученый и философ из Центральной Азии, гордость всех народов региона. Также в западных трудах и энциклопедиях он часто называется просто великим философом мусульманского Востока. Большая, сознательная часть его жизни связана с центрами Арабского Востока, именно там, в Багдаде, Дамаске и других городах Аль Фараби обрел и свое многогранное знание, и славу великого ученого и философа (файласуф).

Город  Фараб, тюркский Отрар, располагавшийся в долине Сырдарьи, в землях современного южного Казахстана, на момент рождения будущего философа Мухаммада Аль-Фараби, как сказано, относился к владениям Саманидов. Предки Аль Фараби были тюрки-кыпчаки, воинственные племена Дешт-и Кипчака (араб. «Сахра аль Кыфчак»). При этом именно кочевавшие ближе к Сыгнаку и Дженду, т.е. к Сырдарье кыпчаки и огузы, всегда интенсивно оседали, интегрировались в ислам, и было немало переселившихся в города. Дом Саманидов, позже тюркские династии Караханидов, Хорезмшахов охотно приглашали кыпчаков на военную службу, пополняя наиболее отличившимися и преданными воинами ряды военно-политической элиты этих процветающих вдоль Шелкового пути государств Центральной Азии. 

Из этой среды осевших, во многом уже урбанизированных, также исламизированных бывших номадов-тюрков и происходил отец Аль Фараби. Как зажиточный и влиятельный человек, имевший высокий чин и пост наместника при Саманидах, отец Аль-Фараби имел возможность отправить сына учиться в Багдад, который был тогда для молодежи средневекового мира целью и пределом мечтаний: город-сказка из «1001 ночи», столица Великого Халифата, «город мира» (араб. «мадина ас салям»), центр науки и цивилизации, религии и мистицизма, литературы и поэзии, моды и искусства!

Этот центр мусульманского Востока был экономически процветающим «Нью-Йорком» средневекового мира, о богатстве и роскоши которого по всему миру ходили легенды, а европейцы, грубые латиняне, смотрели в его строну со страхом, смешанном с восхищением. Не зря название города «Багдад» по одной версии буквально переводится с древнеперсидского как «Дар Божий». Красочный, головокружительный город Востока, куда поехал в поисках знаний и творческой самореализации юный Мухаммед Аль-Фараби из современного Южного Казахстана,  был тогда единственным мегаполисом планеты, который достиг в свой «золотой век», 9-10 вв., численности населения свыше 1 000 000  жителей (!). По сравнению с Багдадом в  те времена Париж и Лондон выглядели жалкими, грязными, загаженными деревнями, население в которых едва достигало 50-100 тыс. чел.

 

 

© Назира Нуртазина,

профессор Казахского Национального

университета имени Аль-Фараби

 

 

 

Рубрика: