В 2016 году в Карагандинской области при управлении по делам религий будет открыт особый отдел для реабилитации лиц, затянутых в секты и псевдорелигиозные группы. Об этих планах представители управления по делам религии Карагандинской области рассказали информационно-пропагандистской группе по профилактике религиозного экстремизма комитета по делам религий министерства культуры и спорта.

Left-wing counter demonstrators stand behind a burning blockade as riots broke out on the sidelines of a demonstrations against a neo-nazi rally in Dresden, eastern Germany, on February 13, 2011. More than ten thousand people gathered in Dresden for counter-protests for the planned Nazi demontration, the police announced. AFP PHOTO / ROBERT MICHAEL

Группа ученых-теологов, священнослужителей и работников республиканского комитета по профилактике религиозного экстремизма делала остановки в тех городах Карагандинской области, которые попали под влияние идей радикально-экстремистского толка – это Сатпаев, Жезказган и Каркаралинский район. Целевая аудитория группы ученых-теологов – молодежь.

— Мы разъясняем парням и девушкам, что такое экстремизм и объясняем, что он не имеет ничего общего с традиционным исламом, да и не относится к религии вообще, — говорит заместитель председателя комитета по делам религий министерства культуры и спорта Бахытжан Кулекеев. – Ученые-теологи, прибывшие с нами, противопоставляют свое слово пропаганде радикальных проповедников и повышают религиозную грамотность населения с целью оградить молодежь от непоправимых ошибок.

«Чистка» мозгов в регионе проводилась два дня. Встретились ученые и с представителями местного духовенства, призвав их чаще устраивать в вузах и школах информационно-разъяснительные семинары с молодежью.

— Почему молодые люди уходят в экстремистские организации? Потому что начинают верить, что салафиты и джихадисты – это правильные мусульмане. Виной этих заблуждений является религиозная неграмотность населения, и экстремистские формирования этими пробелами в знаниях активно пользуются, — считает главный эксперт управления анализа и координации региональной работы министерства культуры и спорта Бауржан Шериязданов.

С теми людьми, которых удастся в ходе семинаров спасти из тисков сторонников экстремизма, будут проводить работу по восстановлению их эмоционально-психологического состояния специалисты-теологи. Особый отдел для реабилитации лиц, затянутых в секты и псевдорелигиозные группы, будет создан в Карагандинской области со следующего года. В настоящий момент проводится организационная работа и формируется штат специалистов, которые будут лечить души жертв сектантов.

Наблюдается тенденция роста женского джамагата (сообщества). В зоне риска – жены салафитов, и достучаться до их сознания сложней всего, поскольку они ведут замкнутый образ жизни и не разговаривают ни с кем, кроме супруга и близких родственников. А значит, даже обеспечить ее явку на семинар по повышению религиозной грамотности – это проблема. Именно поэтому на уровне министерства обсуждается вопрос о необходимости создания специальной группы теологов, состоящей из женщин. Ее планируют создать в Казахстане для проведения разъяснительной работы об опасности экстремизма среди представительниц слабого пола.

— Если жен и родственниц салафитов заинтересовать, то они отзовутся и придут поговорить о религии, — отметил Бауржан Шериязданов.

Ученые-теологи считают, что таких женщин нужно отвлечь, чтобы у них не было свободного времени для изучения экстремистских идей. Анализ показал, что именно социальная неустроенность и отсутствие какого-нибудь интересного занятия вынуждает женщин забыть о своем назначении на этой земле. Предложено создать курсы по разным профессиям – швеи, повара, парикмахеры, изобразительное искусство.

Женщины, которые носят хиджабы, не знают их истинное историческое назначение. Как объяснил пояснил руководитель отдела по работе с религиозными объединениями и духовными учебными заведениями областного управления по делам религий Серик Тлекбаев, арабские женщины прикрывались чадрой от пыли и песка, а вовсе не от мужских взглядов.

— У казахов нет в традиции такой одежды как хаджиб. Это пришло к нам из Арабских стран, где хиджабов прикрывались от непогоды. Там часто наблюдается ветреная погода, и ветер поднимает с земли песок. Арабские женщины прикрывались хиджабом от пыли и песка, — говорит Серик Тлекбаев. — Разумеется, каждый вправе сам решать – носить ему этот вид одежды или нет. У нас светское государство. Но если на улице носить хиджаб можно, то в учебных заведениях есть свой устав, который каждый должен соблюдать независимо от религиозных убеждений.

Один из имамов Сатпаева честно признался, что не может дать адекватный отпор влиянию экстремистских идеологов.

— Не следует ждать и требовать от простых имамов принятия эффективных мер идеологического противодействия экстремизму и терроризму. Традиционные священнослужители учились в духовных школах и высших учебных заведениях стандартным духовным вещам и практикам. Мы не специализировались на знаниях в области противодействия экстремизму. Поэтому с религиозными экстремистами, приверженцами радикальных и деструктивных взглядов общество должно бороться на всех уровнях, — высказался священнослужитель Сатпаева.

В помощники себе имамы возьмут акимов сел, районов и городов. Именно с ними встретилась группа ученых в Карагандинском институте повышения квалификации работников образования. Акимам разъяснили основные направления в государственной политике относительно религий, напомнили принципы функционирования светского общества, где каждый может выбрать себе верование по душе. Но в то же время, как отметили теологи, религия отделена от власти и государство сохраняет нейтралитет от всяческих идеологий.

Исследование феномена религиозного экстремизма показало, что религиозно-экстремистская идеология – это не какое-то ошибочное интерпретирование того или иного религиозного канона неким запутавшимся теологом. Это умышленная целенаправленная работа злых гениев, которые намеренно создают те или иные негативные общественные тенденции религиозно-радикального характера.

— Я не могу назвать официальных данных, но все люди знают, что сегодня в Сирии воюют казахстанцы, в том числе жители Карагандинской области. На чьей стороне они воюют? За что? Непонятно. Похоже, они перепутали вопросы религии и политики. Религиозные экстремисты диктуют этой армии заблудившихся ребят свою волю, прикрываясь благородными побуждениями, — заявил Бауржан Шериязданов. – Людям прежде всего не хватает патриотизма. Вместо того, чтобы работать на благо своего государства, они отправились защищать сомнительные идеи. В настоящий момент в регионе значительно улучшилась ситуация, связанная с вывозом наших земляков в «горячие» точки, сократились факты вербовки карагандинцев. Надеемся, что в этом году уже никто не поедет в Сирию.

Параллельно пропагандистская работа ведется и местными специалистами. Управление по делам религий области сформировало около 400 информационно-пропагандистских групп по работе с населением. В их состав вошли акимы районов и населенных пунктов, представители духовенства и общественных организаций.

— Зачастую под влияние нетрадиционных течений люди попадают от незнания традиций и истоков религии. Слушают арабских проповедников, которые заявляют, что у казахов якобы ислам неправильный, а у них истинный, – пояснил руководитель отдела областного управления по делам религий Серик Тлекбаев. – Немногие могут объяснить понятие «джихад». Это не война, как многие думают, а усердие на пути к Аллаху. Если человек стремится получить образование — это тоже джихад

Рубрика: