040409134Находившаяся на протяжении пяти лет в следственном изоляторе и периодически под подпиской о невыезде жительница Караганды добилась полного оправдания. Сотрудники финансовой полиции в итоге прекратили расследование за отсутствием состава преступления. Но ее муж, получивший 4,6 года колонии, так и не дождался оправдания. Он умер. Вчера женщина подала иск в суд. Она требует от министерства финансов, являющегося «кошельком» правоохранительных органов, выплатить ей 14 с половиной миллионов тенге компенсации за моральный вред.

 

Елену Гирькову и ее мужа Олега Петрова задержали в 2010 году по подозрению в лже-предпринимательстве. Они были помещены в следственный изолятор. Спустя год, суд признал их виновными и вынес обвинительный приговор. Елена была осуждена на три года условно, ее муж получил 4 года и 6 месяцев реального лишения свободы.

— Сотрудники департамента финансовой полиции поспешили рассказать карагандинцам об обвинительном приговоре и разоблачении лже-предпринимателей. Статья обо мне и муже с указанием данных фамилий вышла в местной газете. Мне звонили друзья и родственники и расспрашивали, как мы могли заниматься этим криминальными бизнесом. Но это не так, и мы продолжали настаивать на невиновности, — рассказывает Елена Гирькова.

Тем временем адвокат осужденных супругов Игорь Кирьянов дошел до Верховного суда. Надзорная коллегия не усмотрела в уголовном деле доказательства их вины  и отменила приговор, вернув материалы в Казыбекбийский районный суд для проведения нового судебного разбирательства. Районный суд не смог вынести приговор, посчитав доказательства неубедительными, и вернул дело в финпол на дополнительное расследование. Следователь не торопился прекращать производство по уголовному делу, долгими месяцами размышляя, как выйти из дурацкого положения, в котором оказалось следствие – ведь преступников следствие обозначило, а преступления нет!

скачанные файлы (1)— Я оставалась под подпиской о невыезде, а супруг сидел в следственном изоляторе. Верховный суд хоть и отменил приговор, но меру пресечения мужу не изменил, — рассказывает Елена Гирькова. – Вскоре следователь вновь арестовал меня на месяц. Мне в изоляторе предлагали признать вину, обещая минимальный условный срок. Они не хотели признавать свою ошибку и тем самым подписаться под своим непрофессионализмом. Но я отказалась оговаривать себя. Мой адвокат Кирьянов убедил суд отпустить меня под подписку о невыезде. Но муж оставался сидеть.

Спустя год, неторопливый следователь финпола решил отпустить его под подписку о невыезде. Супруги терпели все ограничения, которые влечет эта мера пресечения, еще год. Наконец, в декабре 2014 года следователь финпола все же признал ошибку следствия и прекратил уголовное преследование за отсутствием состава преступления. Но до этой даты Олег Петров не дожил. Он скончался от заболеваний, которыми стал страдать, находясь в местах лишения свободы.

— За эти 4 года и 6 месяцев, пока следователи финансовой полиции мучили нас, я превратилась из цветущей здоровой женщины в больного человека. Все эти годы я жила в состоянии постоянного психоэмоционального напряжения. Четыре месяца я сидела в изоляторе и четыре года – под подпиской о невыезде. Муж практически все эти годы находился в сизо, — рассказывает Елена Гирькова.

Оправданная показывает пачку медицинских справой и рецептов лекарств, которые теперь стали ее постоянными спутниками.

— Находясь в следственном изоляторе, я подвергалась давлению со стороны сокамерниц. Они узнали, что я арестована по подозрению в совершении экономического преступления, и постоянно требовали, чтобы я обеспечивала всю камеру продуктами питания, мобильными телефонами и одеждой. Они решили, что я богатая. Сколько слез я пролила, будучи под арестом и под подпиской о невыезде, не передать словами, — говорит Елена Гирькова.

Сейчас невиновная, но эмоционально покалеченная женщина живет одна, без мужа. Иск в суд она решила подать не только с целью вернуть деньги, которые за годы следствия она не смогла получать в виде зарплаты на фирме, где она трудилась бухгалтером. Немаловажная цель – наказать правоохранительные органы за их торопливость и желание навесить на людей ярлыки преступников. Адвокат Игорь Кирьянов убежден, что только ответные иски и требования наказать людей в погонах научат работников следствия работать профессионально.

— Сотрудники ликвидированного департамента финансовой полиции сломали человеческую жизнь. Из-за них, разумеется, не напрямую, а при их косвенном участии, умер от болезней незаконно обвиненный в экономическом преступлении супруг Елены Гирьковой, — говорит адвокат Игорь Кирьянов. – Мы требуем в иске, чтобы министерство финансов, являющееся администратором бюджетной программы, выплатило Гирьковой 10 миллионов тенге компенсации за моральный вред, а также 4 миллиона тенге компенсации за материальные расходы, и полмиллиона тенге, которые она выплачивала за оказание юридических услуг. Также требуем, чтобы прокурор Карагандинской области принес официальные извинения Елене Гирьковой за низкий уровень прокурорского надзора за этим уголовным делом, что и привело к незаконному аресту и уголовному преследованию.

Вчера, в четверг, в районном Казыбекбийском суде № 2 должно было состояться предварительное слушание. Но ответчики в суд не пришли. Повторное заседание предварительного слушания состоится на следующей неделе

Находившаяся на протяжении пяти лет в следственном изоляторе и периодически под подпиской о невыезде жительница Караганды добилась полного оправдания. Сотрудники финансовой полиции в итоге прекратили расследование за отсутствием состава преступления. Но ее муж, получивший 4,6 года колонии, так и не дождался оправдания. Он умер. Вчера женщина подала иск в суд. Она требует от министерства финансов, являющегося «кошельком» правоохранительных органов, выплатить ей 14 с половиной миллионов тенге компенсации за моральный вред.

 


задержали в 2010 году по подозрению в лже-предпринимательстве. Они были помещены в следственный изолятор. Спустя год, суд признал их виновными и вынес обвинительный приговор. Елена была осуждена на три года условно, ее муж получил 4 года и 6 месяцев реального лишения свободы.

— Сотрудники департамента финансовой полиции поспешили рассказать карагандинцам об обвинительном приговоре и разоблачении лже-предпринимателей. Статья обо мне и муже с указанием данных фамилий вышла в местной газете. Мне звонили друзья и родственники и расспрашивали, как мы могли заниматься этим криминальными бизнесом. Но это не так, и мы продолжали настаивать на невиновности, — рассказывает Елена Гирькова.

Тем временем адвокат осужденных супругов Игорь Кирьянов дошел до Верховного суда. Надзорная коллегия не усмотрела в уголовном деле доказательства их вины  и отменила приговор, вернув материалы в Казыбекбийский районный суд для проведения нового судебного разбирательства. Районный суд не смог вынести приговор, посчитав доказательства неубедительными, и вернул дело в финпол на дополнительное расследование. Следователь не торопился прекращать производство по уголовному делу, долгими месяцами размышляя, как выйти из дурацкого положения, в котором оказалось следствие – ведь преступников следствие обозначило, а преступления нет!

— Я оставалась под подпиской о невыезде, а супруг сидел в следственном изоляторе. Верховный суд хоть и отменил приговор, но меру пресечения мужу не изменил, — рассказывает Елена Гирькова. – Вскоре следователь вновь арестовал меня на месяц. Мне в изоляторе предлагали признать вину, обещая минимальный условный срок. Они не хотели признавать свою ошибку и тем самым подписаться под своим непрофессионализмом. Но я отказалась оговаривать себя. Мой адвокат Кирьянов убедил суд отпустить меня под подписку о невыезде. Но муж оставался сидеть.

Спустя год, неторопливый следователь финпола решил отпустить его под подписку о невыезде. Супруги терпели все ограничения, которые влечет эта мера пресечения, еще год. Наконец, в декабре 2014 года следователь финпола все же признал ошибку следствия и прекратил уголовное преследование за отсутствием состава преступления. Но до этой даты Олег Петров не дожил. Он скончался от заболеваний, которыми стал страдать, находясь в местах лишения свободы.


— За эти 4 года и 6 месяцев, пока следователи финансовой полиции мучили нас, я превратилась из цветущей здоровой женщины в больного человека. Все эти годы я жила в состоянии постоянного психоэмоционального напряжения. Четыре месяца я сидела в изоляторе и четыре года – под подпиской о невыезде. Муж практически все эти годы находился в сизо, — рассказывает Елена Гирькова.

Оправданная показывает пачку медицинских справой и рецептов лекарств, которые теперь стали ее постоянными спутниками.

— Находясь в следственном изоляторе, я подвергалась давлению со стороны сокамерниц. Они узнали, что я арестована по подозрению в совершении экономического преступления, и постоянно требовали, чтобы я обеспечивала всю камеру продуктами питания, мобильными телефонами и одеждой. Они решили, что я богатая. Сколько слез я пролила, будучи под арестом и под подпиской о невыезде, не передать словами, — говорит Елена Гирькова.

Сейчас невиновная, но эмоционально покалеченная женщина живет одна, без мужа. Иск в суд она решила подать не только с целью вернуть деньги, которые за годы следствия она не смогла получать в виде зарплаты на фирме, где она трудилась бухгалтером. Немаловажная цель – наказать правоохранительные органы за их торопливость и желание навесить на людей ярлыки преступников. Адвокат Игорь Кирьянов убежден, что только ответные иски и требования наказать людей в погонах научат работников следствия работать профессионально.

— Сотрудники ликвидированного департамента финансовой полиции сломали человеческую жизнь. Из-за них, разумеется, не напрямую, а при их косвенном участии, умер от болезней незаконно обвиненный в экономическом преступлении супруг Елены Гирьковой, — говорит адвокат Игорь Кирьянов. – Мы требуем в иске, чтобы министерство финансов, являющееся администратором бюджетной программы, выплатило Гирьковой 10 миллионов тенге компенсации за моральный вред, а также 4 миллиона тенге компенсации за материальные расходы, и полмиллиона тенге, которые она выплачивала за оказание юридических услуг. Также требуем, чтобы прокурор Карагандинской области принес официальные извинения Елене Гирьковой за низкий уровень прокурорского надзора за этим уголовным делом, что и привело к незаконному аресту и уголовному преследованию.

Вчера, в четверг, в районном Казыбекбийском суде № 2 должно было состояться предварительное слушание. Но ответчики в суд не пришли. Повторное заседание предварительного слушания состоится на следующей неделе

Рубрика: