images (1)В субботу глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко объявил о начале полномасштабного наступления на Мариуполь, однако позже поспешил заявить о том, что штурма города не планируется. К тотальной войне, которая почти неминуемо началась бы после взятия азовского порта, сепаратисты, очевидно, не готовы, однако их лидеры недостаточно поднаторели в искусстве политической риторики и к тому же находятся под давлением полевых командиров.

Премьер-министр Донецкой народной республики Александр Захарченко подтвердил начало наступления сил…

«Сегодня началось наступление на Мариуполь. Это будет самым лучшим памятником всем нашим погибшим», — заявил Захарченко через несколько часов после обстрела города, в результате которого погибло как минимум 30 человек.

Вскоре после воинственных заявлений лидера народной республики появились сообщения о том, что первые группы ополченцев уже вошли на окраины Мариуполя. И почти сразу же было распространено фактически опровержение Захарченко его собственных слов. Он уточнил, что не отдавал приказа брать город штурмом — речь, по его словам, шла лишь о подавлении огневых позиций украинской армии.

В свою очередь президент Украины Петр Порошенко, который назвал атаку на Мариуполь «преступлением против человечности», объявил о созыве срочного совещания Совета нацбезопасности и обороны уже в это воскресенье.

Перестрелки на окраинах Мариуполя шли все последние дни — прибрежные районы стали одной из точек активизации боевых действий, начавшейся после штурма повстанцами аэропорта Донецка.

f3ccdd27d2000e3f9255a7e3e2c488001402151157

При этом попытка штурма города могла бы стать принципиально новой вехой в вооруженном противостоянии на востоке Украины.

Во-первых, потому, что это очевидно пошло бы вразрез с минскими соглашениями, подписанными в прошлом сентябре, а значит, неизбежно привело бы и к ответным действиям украинской армии, и к новой стадии обострений в отношениях Запада и России.

Во-вторых, едва ли бы украинские войска сдали город без боя, как происходило с большинством населенных пунктов на заре противостояния прошлой весной. Тем более что именно в Мариуполе сейчас сосредоточены силовые структуры украинской Донецкой области. А значит, речь пошла бы о полноценной городской войне с тысячами погибших, с которой Донбасс до сих пор сталкивался в «облегченной форме». В таком случае на симметричный ответ в отношении населенных пунктов, занятых войсками ДНР, могла бы решиться и украинская армия. Это еще больше уподобило бы происходящее в регионе событиям в бывшей Югославии начала 90-х годов.

Именно поэтому российский политолог Алексей Макаркин сомневается, что дело дойдет до реального штурма.

«Если ополченцы начнут брать Мариуполь, то Запад будет рассматривать вопрос о новых санкциях в отношении России. Москва заинтересована в том, чтобы Киев пошел на большие уступки: например, согласился с присутствием России на востоке Украины или на приднестровский вариант (в отношении ДНР и ЛНР). Если Киев в результате дает согласие на уступки, то новые санкции не вводятся. Если отказывается — новые санкции будут введены. Например, те, о которых говорил глава ВТБ Андрей Костин, — отключение российских банков от международной платежной системы SWIFT. Это рискованная игра.

Но насколько Россия контролирует ополченцев — тоже вопрос. Считать, что она контролирует их целиком и полностью, — преувеличение. Если бы она их контролировала полностью, то все обмены (пленными) уже давно были бы завершены. Там многие рвутся в бой, и Захарченко должен соответствовать этим ожиданиям».

Численность населения Мариуполя, по данным на начало 2014 года, составляла свыше 450 тысяч человек, город входит в десятку крупнейших на Украине. После того как Донецк оказался под контролем самопровозглашенной ДНР, Мариуполь стал фактическим центром области. Прошлой осенью оттуда были выведены областные органы власти, однако там по-прежнему расположены силовые структуры региона.

Стратегическое значение Мариуполя объясняется и наличием нескольких крупных промышленных предприятий, и портом, и возможностью отсюда начать прорубать сухопутный коридор в Крым, о котором много говорили украинские СМИ и аналитики, когда в августе прошлого года возникла реальная возможность взятия города силами ДНР.

За время противостояния на востоке Украины Мариуполь несколько раз оказывался на грани большого конфликта. Прошлой весной, с момента победы «майдана» в Киеве и до начала активной фазы украинской антитеррористической операции, подобно многим другим городам Донбасса, он фактически существовал в режиме двоевластия.

В марте пророссийские активисты почти ежедневно проводили там митинги, некоторые из которых собирали несколько тысяч человек, требуя не признавать легитимность новой власти и провести референдум о статусе Донецкой области. На одном из них был избран народный мэр Дмитрий Кузьменко, которого вскоре арестовала СБУ.

В апреле, через неделю после провозглашения в Донецке народной республики, мариупольские «сторонники федерализации» захватили здание горсовета, которое затем удерживали почти месяц. Еще через несколько дней появились первые жертвы противостояния: при попытке захвата воинской части внутренних войск по пророссийским активистам был открыт огонь, погибли три человека.

7 мая украинские силовики зачистили здание горсовета, а два дня спустя во время демонстрации по случаю Дня Победы произошли самые кровавые столкновения после захвата сторонниками ДНР городского управления милиции и попытки военных восстановить контроль над зданием. Погибло, по разным данным, от 7 до 20 человек.

В результате верные Киеву подразделения покинули центральную часть города, сосредоточившись на окраинных блокпостах. 11 мая в Мариуполе состоялся референдум о независимости ДНР. Из города поступали кадры с очередями на участках, которые украинские СМИ объяснили их небольшим числом.

Лишь 13 июня бойцы добровольческого батальона «Азов» после длительного боя сумели выбить повстанцев из города.

В августе неожиданным и массированным наступлением сил самопровозглашенной ДНР на Мариуполь закончилась активная фаза вооруженного конфликта. Украинские власти, а также западные страны обвинили Россию в поддержке, в том числе вооруженной, сепаратистов. «Фактически произошло введение российских войск в Украину», — заявил тогда президент Петр Порошенко.

Livejournal

Рубрика: