библиотека 22 февраля, 2013 Комментарии к записи Геополитика и правительства тюркских и монгольских народов Глава V отключены

Геополитика и правительства тюркских и монгольских народов Глава V

Гражданская война кочевников в XVI-XVIII веке. Ойраты.  В давние времена «родным местом» ойратов были территории на Алтае, в Прибайкалье, в верховьях Енисея. Эволюция цивилизационных процессов в этом регионе на протяжении первого тысячелетия нашей эры привела к образованию этнического субстрата, представляющего собой пестрый конгломерат многочисленных этнических групп со сходным образом жизни и деятельности. Впоследствии из этого конгломерата выделились ойраты торгуты, чоросы, дербеты, хошуты, элюты, зюнгары и другие. Этноним «ойрат» идет от слова «оорд» с ударением на «д», что по-ойратски означает «близкий».  После курултая 1206 года степные и лесные племена Забайкалья стали присоединяться к монгольскому союзу добровольно. Военный поход 1207 года Джучи, когда к нему присоединились все лесные племена, можно назвать не военным, а свадебным. «Сокровенное сказание монголов» подробно описывает присоединение ойратов к монголам. «В год Зайца (1207) Джочи — старший сын Чингиз-хана, был отправлен с войском Правой руки на Лесной народ. Бука был их проводником. Ойратский Худуха-беки прибыл с миром впереди тумена ойратов и, став проводником Джучи, довел его до Шикшита. Добровольный приход Худухи-беки высоко оценил Чингиз-хан. Этот акт доброй воли позволил породниться Дому Чингиз-хана и семье Худухи-беки.  Монгольская хроника «Шара туджи» описывает женитьбу двух сыновей ойратского хана Худухи-беки  на Цэцэйкен - дочери Чингиз-хана и Холойхан - дочери старшего сына Чингиз-хана Джучи. Две дочери Худухи-беки были выданы за Онкута и Менгу. В результате заключения браков между сыновьями, дочерьми и потомками Чингиз-хана и Худухи-беки образовалась отдельная родовая династия. Родственные связи ойратов с чингизидами были, например, с Хубулай-ханом в Китае, с Бату-ханом в Золотой Орде, с Хулагу-ханом в Малой Азии.Так, например, в середине XIII века ойраты сыграли важную роль в установлении империи Хулагуидов, основанной Хулагу-ханом. Огромная империя Хулагуидов включала современные территории Ирака, Ирана, Азербайджана, Туркмении, Афганистана, Закавказья и восточной части Малой Азии. У Рашид-ад-дина мы находим: «В Иране и Туране было и есть множество [людей] из числа эмиров ойратского племени, однако, неизвестно, кто какой ветви, только они между собою знают свое происхождение. Из их числа был эмир Аргун-ака». Эмиром, кстати, в первоначальном значении назывался глава десятитысячного войска. В 1284 году Аргун стал ильханом, т.е. правителем государства Хулагуидов, после него до 1335 года правили его сыновья и внуки Газан, Олджейту, Абу-Саид. В 1335 году ильханы потеряли влияние и правили под опекой, т.е. возводились на престол для придания законности власти новых династий Чобанидов и Джалараидов. Кроме них опеку осуществляли ойратские эмиры и визири. В 1338-39 годах ильханом под опекой Чобанидов была ойратка Сати-бек, дочь Олджейту-хана. По данным источников, в Иране и Закавказье в 13-14 веках находилось несколько тысяч ойратских семей, которые впоследствии ассимилировались в Сирии и Египте.В начале XIII века ойраты под предводительством хана Худухи-беки в составе одного тумэна переместились из верховьев Енисея в земли Западной Монголии (Джунгарию), опустевшие после ухода найманов и кереитов. Переход тумэна Худухи-беки в Джунгарию к западным окраинам владений Чингиз-хана можно трактовать как результат двухстороннего договора о взаимовыгодном территориальном сосуществовании. Ойраты должны были выставлять в общемонгольскую армию 4 тумена (40 тысяч) воинов, отсюда пошло название ойратского племенного союза «дэрбэн-тумен-ойрат». Общую численность ойратов вначале 13 в. современные ученые определяют в 200 тысяч человек.Начало первого возвышения ойратов связывают с падением монгольской династии Юань в Китае в 1368 г. В числе возвратившихся в монгольскую степь 20 туменов (из 60) — 4 были ойратскими (1/5 часть всех монгольских войск). Китайская хроника 15 в. «Минши» сообщает, что юаньский полководец Мункэ-Тэмур сам себя провозгласил правителем ойратов  населенную западными монголами (ойратами), которые делились на несколько крупных племён: чоросов, торгоутов, хошоутов и дербетов. Джунгар - от монгольского слово «джун гар», — «левая рука», когда-то — левое крыло монгольского войска. На востоке между монголами и ойратами были не урегулированы территориальные разграничения, которые периодически решались локальными войнами. С запада ойраты стали испытывать давление Могулистана (государства на территории Юго-Восточного Казахстана и Киргизии), развивавшего свою экспансию на восток. Источники свидетельствуют, что вооруженные столкновения между ойратскими и могулистанскими войсками начались в последнем десятилетии 14 века и носили довольно ожесточенный характер.В начале 20-х годов 15 века во главе ойратов из племени чорос стал энергичный и деятельный нойон по имени Тогон. Он подчинил своей власти все ойратские владения и стал единодержавным правителем созданной им империи ойратов. После этого он предпринял решительные шаги по расширению империи. В западном направлении ойраты в 1421 году продвинулись вглубь Могулистана и дошли до Иссык-Куля. Одним из важных объектов ойрато-могулистанской борьбы за контроль над важными торговыми путями был Хамийский округ, обладание которым оспаривали три основные силы: Могулистан, Ойратская империя и Китай. Расположенный на главном торговом пути, связывавшем Китай со странами Запада.  Хами играл роль дверей, открывавших и закрывавших вход в Китай. Особая роль Хами была причиной многочисленных войн, которые с древних времен Китай вел с кочевыми и оседлыми обитателями Половецкой степи и Восточного Туркестана.География ситуации такова. Тоненькая цепочка оазисов тянется вдоль хребтов Тань-Шаня и заканчивается на востоке узеньким горлышком крохотного Хамийского оазиса. Оазисы прорезают посредине огромную гибельную пустыню. По всей цепочке оазисов пролегает главный и единственный путь из Западного Китая в Восточный Туркестан и притяньшанские земли. Других путей в этом направлении нет, отсюда Хами, имеет стратегическое военное и торговое значение.В конце 14 - начале 15 века правителями Хами были потомки императоров Юаньской династии Китая. В 20-х годах 15 века округом Хами овладели ойраты. С тех пор борьба за Хами велась с переменным успехом несколькими государствами до конца 70-х годов 17 века, когда Xамийский оазис окончательно подпадает под власть Джунгарского ханства ойратов. Повладев Хами несколько лет, ойраты  оставили этот округ турфанцам, сосредоточив все свои силы на восточном направлении. Тогон выиграл несколько сражений в Монголии и в 1434 году распространил на нее свою власть. В это время у ойратов появился такое этнографическое новшество, как ношение улан-зала - небольшой кисти из красной ткани на головных уборах. Эта кисть символизирует солнце, и исходящие от него лучи. Указом ойратского хана Тогона в 1437 году ношение улан-зала было обязательным для всех ойратов, и служило наглядным выражением их отличия от остальных монголоязычных народов, сыграв свою роль в объединении ойратского этноса. Важно отметить, что калмыки Российской империи часто называли себя «улан залата», т.е. «носящие красную  кисть», вкладывая в эти слова смысл этнонима. «Улан-зала» в центре герба республики Калмыкия (принят 11 июня 1996 года).После завоевания Монголии Тогон вступил в переговоры с правительством Минского Китая, добиваясь в первую очередь узаконения свободной для ойратов торговли на китайских рынках. После того как переговоры с китайскими правителями зашли в тупик, Тогон начал готовиться к походу на Китай. После внезапной смерти Тогона в 1439 году, нападение на Китай осуществил его сын Эсен. Вождь ойратов Есен стал во главе союза племен и контролировал огромную территорию на севере, от Синцяна до Маньчжурии. Честолюбивый Есен предложил женить своего сына на девушке из царского рода Мин и, получил отказ, двинул свою армию на север Китая (1449 году). Император Ин Цзун, которому исполнилось 22 года под влиянием своего  советника евнуха Ван Цзиня, у которого не была боевого опыта, решил лично повести свою армию против ойратов. Он собрал полумиллионное войско (огромную массу неподготовленных и плохо вооруженных людей) которое, в довершение всего увязло в грязи, образовавшейся из-за беспрерывных дождей. В местности Туму (в провинции Чахар, к юго-западу от города Хуэйлай) произошло генеральное сражение, закончившееся разгромом полумиллионной китайской армии. В китайских летописях это событие фигурирует, как «Тумусская катастрофа». Началось с того, что ойраты уничтожили арьергард имперской армии. Затем бросились в атаку, охваченное паникой императорское войско было полностью разгромлено, а император Ин Цзун попал в плен. Есен не двинул свою армию на незащищенный Пекин, а отступил на север, увозя с собой богатую добычу и пленного императора. После полугода неспешных переговоров китайцев с Есеном вождь ойратов отпустил императора, и заключили с Китаем мирный договор. Есен был выдающийся человек. Он не только стал первым  в постчингисхановскую эпоху хаганом Монголии из нечингизидов, но и тем полководцем, который сумел нанести минскому Китаю сокрушительное военное поражение и взять в плен(!) императора Ин Цзун.В 1454 году Эсен провозгласил себя всемонгольским ханом, но уже в следующем 1455 году он был убит в результате заговора группы крупных вождей племен. После смерти Эсен-хана, империя ойратов стала распадаться. Восточные монголы, живущие на территории современной Монголии, разделилась на множество племенных орд, которые откололись от империи ойратов.В первой половине 16 века ойраты Джунгарии оказались под властью восточных монголов, которым удалось преодолеть раздробленность государства, благодаря стараниям Даян-хана (1470-1543). После длительной борьбы он объединил Монголию, подчинил ойратов, заставил Китай заключить выгодный для монголов мирный договор и провозгласил себя «Великим Юаньским ханом». В 1543 году Даян-хан умер. Монголия вновь распалась на множество мелких ханств и княжеств. Ойратские владения отделились от Монголии и стали самостоятельно отражать интервенции. Борьба велась со всех сторон одновременно - на юге против Турфанского султаната, на западе против Казахского ханства, на востоке против халха-монгольских и южномонгольских правителей.В 1552 году южномонголы во главе с Алтан-ханом (1507-1583), внуком Даян-хана, нанесли поражение ойратам, принудив их покинуть освоенные кочевья в верховьях реки Орхон и бежать на запад. Спустя 10 лет в 1562 году южномонгольские правители нанесли новый удар, заставив их отступить еще дальше к западу, к реке Иртыш. В 1587 году против ойратов выступили халха-монголы во главе с ханом Убаши-хунтайджи (1567-1627), борьба с которыми развернулась уже в долине реки Иртыш. Убаши-хунтайджи стал родоначальником династии халха-монголов, получившей в России известность под именем Алтан-ханов. Перед лицом опасности, угрожавшей самому существованию ойратских владений, их правители объединились, общими силами выступили против Убаши-хунтайджи и разгромили его. Во главе объединенных ойратских сил стоял правитель хошутского улуса Байбагас-хан, пользовавшийся наибольшим влиянием. Отразив нашествие Убаши-хунтайджи, ойратские нойоны вновь обособились друг от друга.В XVI веке всем обитателям Великой Татарии (Великой степи) было плохо. В 1502 году улус Джучи (Орда) распалась и перестала существовать, а к середине XVI века большую часть Орды; Казанское ханство(1552), Астраханское ханство(1556), Большая Ногайская Орда (1557), Сибирское ханство (1565)  была завоевана маленьким московским княжеством, расположившийся  среди  топи и болот. Так большая территория бывшего улуса Джучи (Татария) стала достоянием Москвы, названное романовскими историками как «собиранием всех русских земель». Л.Н. Гумилев считал причину возникновения сильного Московского го­сударства - выход на службу пассионарной части ордынцев, воинов не захотевших принять ислам. Основной этнический состав Сибирского ханства – кыпчаки, найманы, кереи и уаки  в основном отступили в Казахское ханство в составе Среднего жуза. На севере ойраты в самом конце XVI века добили остатки войск бежавшего от Строгановских казаков сибирского хана Кучума. Гибель Сибирского ханства позволила ойратам продвинуть свои кочевья на север до верховий рек Ишима и Оми. Московские отряды, состоящие из казаков, подступили к границам ойратских земель. Между казаками и ойратами были неоднократные столкновения. Таким образом, западные кочевья ойратов оказались на территории и в зоне внимания Москвы. Указом царя Ивана IV от 30 мая 1574 года уральским промышленникам Строгановым вменялось в обязанность торговать с восточными народами, в том числе и с ойратами. Начались официальные контакты и стали устанавливаться посольские отношения между Московским правительством и ойратами, которых в России стали именовать калмыками.Тюркско-монгольский календарь 12-летнего животного цикла, основывается на трех естественных показателях: месячном обращении Луны вокруг Земли, годичном обращении Земли вокруг Солнца и периоде обращения Юпитера вокруг Солнца.    Тюркские астрономы древних веков установили, что Юпитер делает полный оборот примерно за 12 лет. Разделив круг Юпитера на 12 равных частей по 30 градусов, каждой из этих частей дали наименование определенного животного. При создании календаря тюркским астрологам уже были известны семь “блуждающих” звезд, т. е. — планет, к которым они относили Солнце, Луну, Меркурий, Венеру, Марс, Юпитер, и Сатурн. Приняв за основу цикла время в два оборота Сатурна, т.е. 60 лет или один человеческий век, они получили, что Юпитер за это время совершит пять оборотов. Каждый оборот Юпитера в представлении тюрков имел свой цвет: синий, красный, желтый, белый и черный. Таким образом, в 60-летнем цикле каждый год имел присущее только ему условное сочетание. Главная его особенность — циклическая в комбинацию космических ритмов, со спиралевидностью летоисчисления: годы объединены в циклы продолжительностью в 60 лет, и каждые 60 лет этот цикл повторяется снова в течение 5 раз. Это летоисчисление можно назвать календарь Вселенский. Полный цикл вселенского календаря 2000 лет. Но есть еще галактический календарь, исходя из него построен календарь Майя. То есть с охватом ритмов большим, чем в солнечной системе и чем на планете Земля. По этому календарю 21.12. 12 (в перерасчете на григорианский календарь) заканчивается очень длинный галактический цикл в 5200 земных лет. Если же перевести на циклический календарь 12/60, то это будет вступление в силу космической эпохи созвездия Водолея. До настоящего времени – 2160 земных лет – была эпоха созвездия Рыб. После 22.12.12 по календарю Майя магнитное поле земли войдет в комбинацию космических ритмов и эпохи Водолея и нового галактического цикла.В календарях: 12-летнего животного цикла, вселенском, галактическом имеются  свои циклы подъема и упадка (волны отлива и прилива). Человеческий цикл подъема и упадка состоит из 12 летнего цикла. Это значит первые годы, начиная с рождения, начинается цикл подъема или волны везения. Постепенно она достигает своего максимума,  достигнув  максимума, волна падает. С этого периода начинается волна отлива или упадка, которая заканчивается к 12 годам, а далее  все начинается сначала. Это не значит, что во время волны падения, человек не может осуществить свои желания. Просто усилий для совершения какого-то дела ему придется затратить гораздо больше, чем во время подъема. Время по традиционным татарским (тюркским) понятиям течет не по прямой линии, придуманная жрецами Ближнего Востока, а спиралевидно-циклически. Цикл подъема и упадка у человеческого этноса составляет 400 лет. Это можно увидеть из истории развития татаро-монгольского этноса Хуннов, Тюркского каганата, Татаро-монгольской империи и т.д. Такая цикличность заслуживает отдельного внимания.Начиная с XVII столетия, начался космический цикл подъема для тюркского, монгольского, китайского и т.д. народов Востока. В этот период, почти все тюркские народы вошли в исламскую, христианскую цивилизацию. Они пользовались линейным временем и забыли о спиралевидно-цикличности времени.  Стали забывать свои традиции и обычаи, а вместе с ними уходил из них Степной дух. А раз все забывалось, значить, и не могли пользоваться своими возможностями. На космическом цикле подъема, китайский народ решил сбросить династию Мин, которая стала плохо служить народу.  Этой космической волной подъема воспользовались и маньчжуры, которые перехватили китайцев и захватили вначале Северный Китай, а затем и весь Китай. Эту же волну подъема решили оседлать и ойраты,  которая закончилось впоследствии для них трагически. Трагическая судьба постигла впоследствии и маньчжуров. Но даже поверхностный взгляд на историю ойратов (или джунгар) и маньчжуров заставляет признать, что судьба этих народов - хороший урок для любой нации и любой формы государственности. Но почему стало возможным такое? Как получилось, что государство ойратов, державшее в страхе всех своих далеко не слабых соседей, вдруг потерпело сокрушительное поражение и исчезло почти в одночасье? В ответе на эти вопросы и заключается главный урок Джунгарии для любой страны.В начале 17 века ситуация в Центральной Азии сложилась, как в начале 13 века. Чжурчжени в тот период захватили власть в Северном Китае. В начале 17 века те же чжурчжени только под названием маньчжуров захватили Северный Китай.  Если вначале 13 века Чингиз-хан с монголами отвоевал Северный Китай у чжурчженей, то в 17 веке ойратам это не удалось. Если следовать логике российского ученого Льва Гумилева, суть «пассионарного взрыва», заключается в том, что, казалось бы, ничем не примечательный народ вдруг обретает необычайную силу, становясь главенствующим на обширной территории. Первый монгольский «пассионарный взрыв» относится к ХIII веку, когда Чингиз-хан создал самую великую в истории человечества империю. А второй связан с созданием Джунгарского ханства.В конце XVI в. ойраты состояли из четырех главных племенных объединений: торгут – в районе к востоку от Тарбагатая, дербет – по верхнему течению Иртыша, хошоут бузавы – в районе современного г. Дихуа, чорос – в верховьях р. Или. В обстановке острой борьбы шел процесс объединения ойратских племен. В конце 20-х и начале 30-х годов XVII в. происходила концентрация части ойратов и на правом берегу ИртышаНачинался космический цикл подъема татаро-монгольского этноса, и правящая верхушка ойратов решила оседлать эту волну «пассионарного взрыва». Правящая верхушка ойратов решила, повторит поход Бату-хана, объединить степные племена и создать наподобие империи Чингиз-хана. В истории тюрков и монголов такое было не раз. К тому времени ойраты представляли серьёзную военную силу и могли мобилизовать и сконцентрировать в любом направлении армию численностью в 12 тумэнов. Хотя верхушка власти ойратов и была подвергнута буддийскому учению, но, ни изменение религии в верхушки власти, на подсознание простых ойратов - на­стоящих кочевников это не подействовало. У них оставался высокий боевой дух. Они избрали духовного лидера хунтайджи, который напрямую мог общаться с Небом. Такую смелую и геостратегическую задачу поддержали родовые вожди. Вдохновленные идеей и веря, что им поможет Небо, ойраты с правого берега Иртыша двинулись на Запад.Всем тюркам и монголам издавна была знакома обычная дорога тюркских походов – по ней шли хунны, гунны, кюктюрки, кыпчаки и еще многие, которых не сохранила  история. Последний поход был совершен Бату-ханом, где участвовали и ойратские отряды. По завершении похода, ойраты были поселены в Поволжье. Они стали называться татарами. Дорога, по которой шел Батый-хан ойратам был известен. Но, за несколько сот лет правления чингизидов народы Великой степи совершенно изменились и стали походить на строителей Вавилонской башни написанной в Библии.На плодородной равнине Месопотамии, где текут бурные воды Тигра и Евфрата, было тепло и сытно народу. По библейскому преданию, жители Древнего Вавилона  возгордились – решили «сделать себе имя», построив «город и башню, высотою до небес». Сказано – сделано. Наделали кирпичей и стали строить огромную башню, стремясь сравняться с Богом в непомерной гордыне своей. Долго ли, коротко ли, но башня вырастала все выше и выше. И сошел Господь посмотреть на город и башню, которые возводились тщеславными людьми, и наказал их за упрямство и дерзость, смешав язык так, что они перестали понимать друг друга и наступил хаос. Из-за этого строительство остановилось, и Бог рассеял сынов человеческих по лицу всей Земли. Так из одного народа образовалось множество других, говорящих на разных наречиях. А город, где строилась башня, назвали Вавилоном («смешение») Библия (Быт 11: 1-7). Выражение “Вавилонское столпотворение” употребляется в значении: суматоха, беспорядок, бестолковщина, неорганизованность.Люди, которые проводили Вавилонский эксперимент на чингизидах, пользовались писанием Библии, но они в своем деле пошли еще дальше. Раскололи татаро-монголов не только по языку, но и по религиозному мировоззрению. Внедрили разные алфавиты и т.д. Небесную матрицу сознание татаро-монгольского народа чингизиды разрушили, а народ принудили перейти на матрицы чужих народов. Тем самым в головы татаро-монголов вели хаотическое состояние сознания и двойственного мышления. Такое хаотическое состояние характеризуется противоречиями установок сознания, метания из одной крайности в другую.Татары. башкиры, казахи, кыргызы, узбеки и т.д, приняли ислам и вошли в исламскую цивилизацию суннитского направления. Большая часть азербайджанцев вошла в исламскую цивилизацию шиитского направления. Гагаузы, живущие на западе, приняли христианство и вошли в христианскую цивилизацию. А халха-монголов и ойратов склоняли к тибетскому ламаизму. Они вошли в буддийскую цивилизацию. Раскол на религиозной основе среди потомственной кочевой элиты обеспечила уничтожением идейного единства.Изменить язык не долго. Если приложить немного усилий и язык значительно меняется естественным образом в течение даже двух поколений. Кто принял ислам, в их языке заимствовано много слов из арабского и персидского языка, а кто принял буддизм, у них много слов заимствовано из тибетского, китайского  языка. Так у кочевников Великой Татарии (Великой степи) постепенно стал меняться язык, и со временем они стали плохо понимать при разговоре друг с друга. Так было осуществлено рассечение империи Чингиз-хана на враждующие политические проекты. После внедрения проекта “Вавилон”, эксперементателям осталось только наблюдать, корректировать, направлять и управлять Великой Татарией (Великой степью).Поход в Поволжье. В 1620 г. передовые разведывательные отряды во главе с Лоузангом и Эйденом появились на берегах Ори и Эмбы. За ними следовала сильная орда торгоутского рода, к которым в последующем примкнули с истоков Иртыша, берегов Зайсан-Нура и р. Или хошоутские и дербетские роды.Татары всех ойратские рода называли калмаками. Название "калмак" произошло от слова "калмаклар" (отстали, отлучившие) – так татары называли их за то, что они отлучились или ушли от своих. От татар русские восприняли "калмаклар" как "калмык".  Чтобы пройти по пути Бату-хана и дойти до р. Волги, калмаки, должны были преодолеть территорию Среднего, затем Младшего жузов (союзов кочевых племен),  затем кочевья Ногайской орды. В 1630 г. под руководством рода торгутов Хо-Урлюк с шестью сыновьями и пятьюдесятью тысячами кибиток, начал продвижение на Урал, а затем через казахские степи к р. Яик и к берегам Нижнею Волги. Хо-Урлюк сначала расположился кочевать между Ишимом и Тоболом, а его старший сын Дайчин остановился на яицких вершинах, по истокам рек Яика, Иргиза и Тобола.Было время, когда Бату-хан со своим войском шел по этому пути, многие кыпчакские орды добровольно присоединялись к нему, кыпчаки и татаро-монголы тогда поклонялись  Тэнри. Войско Бату-хана были естественными союзникоми кочевников, которые придерживались тэнгрианских обычаев, разговаривали на тюркском языке, и не ставили цель отнять у кочевников их родину. А в начале XVII века в Степи уже не было сильных кочевых союзов, имеющих государственную идею. По идеи ойратов - казахи, татары ногайской орды должны были встретить как освободителей и вместе с ними начать поход за освобождение татарских земель от московского правительства. В этом походе к ним должны были присоединиться татары бывших Астраханского,  Казанского, Сибирского ханств, а так же башкиры, живущие на Урале. Этой армии было достаточно, чтобы разбить московские войска, тем более в самой Москве шли непрерывные смуты. Ойраты реально могли восстановить независимость на территории бывшего улуса Джучи (Орды). Но в тюркской степи у ойратов союзников не нашлось. Они были встречены как враги. Ойраты прошли казахские степи. Слишком они были могущественны, поэтому казахи ни рискнули преграждать их продвижение.Ногайская Орда к этому времени уже не существовала.  Кровавые разборки между мангытскими биями, интриги московского государства, привели в упадок государство. В 1580 году был разрушен казаками Сарайчик – столичный город ногаев. Ногайские  племена стали переселяться  на западный берег Волги. При этом  некоторые ногайские племена ушли за Волгу,  вплоть до  степей Молдавии и Южной Украины. Обеспокоенные масштабами переселения русские власти запретили переходы через Волгу,  но видимо за мзду русские таможенники разрешали ногайцам переходить за Волгу. Вся политическая элита ногаев ушла за Волгу. Таким образом, многочисленный ногайский народ был разрезан на несколько частей - вдоль Волги  русскими крепостями на переправах. Часть ногайских улусов вошла в Казахское ханство, другая – откочевала в Крымское ханство. Остатки ногайских племен, кочевавшие между Волгой и Уралом при появлении ойратов, испугалась за сохранность своих кочевий. Башкирские беки отдавали свои земли в аренду новым поселенцам, были довольны своей жизнью. После взятия Казани войсками Ивана Грозного, татары были выбиты из седла. Они из воинов перешли в обозников. Смелые и отчаянные татары погибли во время завоевания Казанского ханства войсками московского государства.Мурзы и служивые татары, перешедшие на службу московскому правительству до взятия Казани и после её,  сами и их потомки душой и телом предано служили новым хозяевам. Казахи, разделенные на три жуза (орды) вели между собой междоусобные войны. Ни о какой новой империи ни татары, ни башкиры, ни казахи, и не думали. Кроме того калмыки для них были буддистами (то есть “неверными”), а верхушка татар, казахов считали себя мусульманами. К тому же для верхушки ойратов (калмыков) татары, казахи т.д. были мусульмане (то есть “неверными”). Кровные братья, когда то входившие в одну империю, в одну тэнгрианскую цивилизацию, были разделены по вере, по языку и это было достаточно, чтобы они встретились как враги. Сохранившиеся обычаи традиционного общества не могли изменить сознание татар, башкир, казахов, ойратов.Началась война калмыков с татарами ногайской орды, которая перешла за обладание степными пространствами Поволжья. Когда в степи была одна религия тэнгрианство, один язык проведение геноцида или поголовного истребления населения не могло быть. Исчезало только название племе­ни. Люди, из побежденных племен, раздавались по куреням победителей,  воины, попавшие в плен, пожелавшие служить чужому племени, включались в племенное объединение. Но война между ойратами и ногайскими татарами стала не этнической, а религиозной. Жившие между Волгой и Уралом ногайские орды, ставшие союзниками московского княжества еще при Иване Грозном, не получили от московского правительства помощи. Потерпев поражение, ногайские татары добровольно не вошли в калмыцкую орду. Ногайские татары не хотели стать буддистами, а калмыки не хотели быть мусульманами. Ногайские татары продолжали войну и после длительной и упорной борьбы, которая продолжалась три года, были разбиты пришедшими калмыками.Многие погибли, остальные рассеялись, оставив свои земли калмыкам. Из остатков, часть ногайских племен образует Младший жуз и каракалпаки, другие остатки переселились на правый берег Волги, где смешались с ногаями из Малой орды. До середины 18 века ногаи оказались зависимы от Крымского ханства и Османской империи. Ногаи жившие между Волгой и Уралом перестали существовать.Калмыцкое ханство. К середине 30-х годов XVII в. калмыки-торгоуты занимали уже значительное пространство междуречья Яика и Волги, а отдельные разведывательные отряды даже выходили на левый луговой берег Волги, что постоянно приводило к вооруженным столкновениям между калмыками и московскими отрядами. В 1633г. ойраты создали государственное образование: Калмыцкое ханство (1633-1771гг.). Им нужна была столица.  В 1395 году эмир Тимур разрушил столицу Орды Сарай-ал-Джадид (новый дворец), в 1502 году крымский хан Менгли-Гирей разрушил столицу Орды Сарай Бату. Все они лежали в руинах, один недалеко от современного Волгограда, другой недалеко от Астрахани. В 1556 году в Ногайской Орде шла междоусобица. Когда московские и казацкие отряды подошли к Астрахани, татары в степи недалеко от города воевали между собой, выясняя свои отношения. Защищать Астрахань было некому. Хан Дервиш-Али бежал. Астрахань была взята без единого выстрела. Восстанавливать столицу Орды Сарай Бату, разрушенную самими татарами, калмыки не стали. Калмыки решили начать с восстановления Астраханского ханства и сделать г. Астрахань своей столицей.В 1643 г. калмыки напали на Астрахань, но им не удалось взять ее штурмом.  Отдать легко, вернуть тяжело. В 1644 г. калмыки вторглись на северный Кавказ, но были разбиты московскими стрельцами, кабардинцами и терскими казаками. На протяжении примерно трех лет после этой неудачи калмыцкая армия, вторгшаяся на северный Кавказ, оставались в степях к северу от реки Кумы.Первые шейхи Сефевиды жили в Ардебиле. Их влияние было велико, у них были мюриды не только в Азербайджане, но и в Западном Иране (Исфахане, Ширазе и т.д.), особенно в Руме (Малой Азии). В XV веке главной опорой Сефевидов первоначально были семь тюркских кочевых племен, говорившие на огузском (азербайджанском) языке. Позднее эти племена получили общее название кызылбаши (красноголовые), за то, что надевали чалму с 12 пурпурными полосками в честь 12 шиитских имамов. Кызылбаши брили бороды, отпускали длинные усы, а на бритой голове оставляли чуб. Кызылбашские племена со своими эмирами  духовно подчинялись дервишскому ордену Сефевидов. Под предлогом “войны за веру” сефевидские шейхи, стоявшие во главе кызылбашских племен, начали войну. Воинственные кочевники стали систематически, из года в год, организовывать набеги на немусульманские страны – на Дагестан, Северный Кавказ в страну черкесов. Прикрываясь религией, эти набеги были чисто грабительскими, приносящими воинственным кочевникам богатую добычу, коней, скот и пленников. Когда кызылбаши почувствовали силу, воспользовавшись междоусобицей в среде правителей Ак-Коюнлы, они завладели Южным Азербайджаном и заняли Тебриз. Вождь сефевидов Исмаил сделал Тебриз своей столицей, и принял персидский титул шахиншах. Впервые в тюркском государстве государственной религией была объявлена религия шиитского толка, а само государство названо Ираном (1501г.). В 1503 году шах Исмаил наголову разбил близ Хамадана и обратил в бегство султана Ак-Коюнлы Мурада, завладев всем Персидским Ираком, Государство Ак-Коюнлу перестало существовать. Затем Исмаил овладел и остальной частей Западного Ирана. В 1501 году возле Мерва войска шаха Исмаила вступили в бой с армией Шейбани-хана. После кровопролитного сражения, которое отличалось необыкновенным ожесточением, почти все узбекские эмиры пали, сам Шейбани-хан был убит. Изуродованный и обезглавленный труп его был отбит узбеками и похоронен в Самарканде. С начала XVII века началось война между Османской империей и Сефевидским государством. Эта война была религиозная, между двумя мусульманскими народами, османы сунниты напали на сефевидов шиитов. Османская армия наступала на г. Тебриз и в Закавказье. Османский султан упорно добивался оккупации всего Закавказья, в т. ч. Азербайджана. По приказу султана в Азербайджан через Дербенд неоднократно вторгались войска крымского хана - вассала Османов. Азербайджан переходил из рук в руки. Кызылбашским войскам приходилось вести тяжелую борьбу на два фронта против Османской империи и Крымского ханства. Бои были упорными. Однако, несмотря на разительное неравенство сил, сефевидским войскам удавалось не раз наносить сокрушительные удары по османской армии. Война не принесла успеха не одному из воющих сторон. В сентябре 1639 г. шах подписал с султаном мир.Появившееся калмыкское государство в нижнем Поволжье, заинтересовало сефевидского шаха и османского султана. Это подтверждают документы, что в 1656 г. калмыки принимали послов от сефевидского шаха и османского султана и сами направляли к ним посланников. Ни сефевиды, ни османы не изъявили желания помочь калмыкам завоевать г. Астрахань. Кызылбаши хотя и были тюркскими кочевниками, но впоследствии они приняли ислам. А это значит в калмыках, они видели “неверных” и не имеет значения, были они тэнгрианцами или буддистами. Во-вторых, их не интересовал улус Джучи (Орда), они продолжали традиции хулагуидов. Их интерес связан был с Азербайджаном, Кавказом, Персией, Ираком. Османское правительство состояло из греков, армян, евреев, албанцев, хорватов, сербов и т.д., которые по разным причинам приняли мусульманство. Конечно, они были далеки от идеи возрождения Орды. В калмыках они видели “неверных” и соответственно о какой-то помощи в завоевании г. Астрахани и не могло быть речи. Интересы османов были на Ближнем Востоке, Побережье Средиземноморья и Европа. Ханами крымских татар были Гиреи-чингизиды. Они приняли ислам, были вассалами Османской империи. Хан Менгли-Гирей, союзник московского княжества, в июне 1502 г. разбил войско хана Большой Орды Шах-Ахмета  и покончил с Ордой. Соответственно Гиреи не стали помогать этим “неверным” калмыкам в восстановлении Орды, а стали их непримиримыми врагами. Так калмыки стали “чужими” среди своих.Во главе московского государства стали Романовы (люди из Запада). Московское государство стало рабовладельческим. Всех русских крестьян окончательно перевели в рабов (крепостных). Вооружения, ружья, пушки, специалистов и т.д. получали из Запада.  Москва в обмен на все это вооружение ничего не могла дать, кроме торфа которое было много вокруг Москвы. Все товары, меха, пушнина, продукты шли на Запад, с завоеванных земель бывших татарских ханств. Калмыки во всех этих тонкостях не разбирались. Но они понимали одни, им московское государство не одолеть. Московское правительство видя, что калмыки, крымские татары, ногаи не могут договориться, решило калмыков использовать в своих интересах и стало вести с ними переговоры. 4 февраля 1655 г. ведущие калмыцкие тайши заключили договор (шерти) с царем Алексеем. Согласно договору калмыки обещали не нападать на русских, татар и башкир, а русские, татары и башкиры не должны нападать на калмыков.  В 1657 году было вновь подписано соглашение, которое повторяло основные пункты договора 1655 г., но к нему было добавлено два новых условия: калмыки должны были предоставить заложников, которым надлежало жить в Астрахани; также они давали клятву не иметь дипломатических отношений ни с турецким султаном, ни с крымским ханом. Московское правительство за это разрешило калмыкам беспрепятственно переходить на правый берег Волги и пользоваться пастбищами на правом берегу реки Волги (то есть которые находятся за ногаями и крымскими татарами). Не сумев наладить отношения с крымскими татарами, не боясь, что русские, татары и башкиры нападут им с тыла, тайша Мончак повел свое войско против союзников крымского хана – татар и малых ногаев в районе Азова (они были вассалами турецкого султана). Калмыки причинили значительный ущерб малым ногаям и возвратились с добычей. Начиная с этого времени и далее, калмыки оказывали регулярную поддержку Москве в войнах против крымских татар.В декабре 1660 г. правительство Москвы, направило Горохова, со специальной миссией к калмыцким тайши с целью заключения нового договора, о более эффективной военной помощи Москве со стороны калмыков. Горохова сопровождал кабардинский князь – Касбулат Муцалович Черкасский, чей дядя, князь Г.С. Черкасский, был воеводой в Астрахани. Донские казаки послали на эти переговоры своих депутатов, для того, чтобы достичь соглашения с калмыками о совместных действиях против крымских татар. Новый договор был заключен 8 июня 1661 г.  Калмыки дали клятву вести войну против крымских татар совместно с донскими казаками и не вести переговоров с крымским ханом отдельно от Москвы. Если когда-нибудь во время военных операций калмыкам удастся освободить от татар тех русских, которые были взяты в татарский плен, калмыки обязаны передавать их русским властям без какого-либо выкупа. Со своей стороны московское правительство гарантировало калмыкам защиту от нападений башкир или кого-либо еще из царских подданных с учетом того, что калмыки не будут причинять вреда этим племенам.Крымские татары были опытными наездниками, и татарская кавалерия по маневренности превосходила русскую. Калмыки не уступали татарам в искусстве верховой езды, что делало их военную помощь Москве неоценимой. После договора от 8 июня 1661 г. калмыки каждый год направляли войска против Крыма, взаимодействуя с донскими казаками, а иногда и с московскими стрельцами.Московское правительство никогда ни признавало Калмыкское ханство. Хотя московское правительство относилось к калмыцким тайши как к царским вассалам, сами тайши продолжали считать себя независимыми правителями и рассматривали отношения между ними и царем только как военный альянс, который требовалось время от времени возобновлять. Каждая вновь согласованная “шерть”, которая с русской точки зрения была подтверждением вассального статуса тайши, означала для самих тайши новое военное и дипломатическое соглашение с Москвой, а не постоянное подчинение царю.Такое недопонимание связано было с тем, что у русских практически не было специалистов по монгольским языкам. В такой ситуации обе стороны вынуждены были пользоваться татарскими переводчиками, которые, однако, не умели писать на калмыцком языке. Перед началом переговоров по поводу нового соглашения в московском посольском приказе составлялось два черновых текста идентичного содержания, один на татарском языке, другой на русском. После переговоров тексты пересматривались в соответствии с согласованными пунктами. Тайши не могли прочитать ни один из текстов. Они знали только о тех особых обещаниях, которые они давали русским, и наоборот, но их не беспокоили юридические основания договора в целом. Эта ситуация порождала недопонимание между русскими и калмыками, которое время от времени требовало переговоров по поводу нового соглашения. Недопонимание также могло возникать вследствие отсутствия централизации политической власти среди калмыков. Для всяких совместных действий необходимо было согласие среди всех тайши. Даже если старшие тайши достигали подобного согласия, какой‑либо другой тайша, не принимавший участия в совещании, никоим образом не был связан решениями и мог проводить свою собственную политику. Бывали случаи, когда не принимавший в совещании участия тайша действуя самостоятельно, предпринимал набеги на царских подданных или их вассалов, таких как башкиры и татары, или даже разорял русские деревни в приграничных районах. Калмыкские тайши веря на слово и подписывая дипломатические документы, которые они не могли сами прочесть, не задумывались, что эти документы об их вассалитете в будущем будут показывать их потомкам.Создание казачества с центром в Дубовке сокращали кочевья калмыков, которые кочевали от Северного Кавказа (на юге) до Самары (на севере) и от Урала (на востоке) до Дона (на западе), нередко выходя за эти пределы. Болевой точкой в русско‑калмыцких отношениях были постоянные стычки между калмыками и башкирами, которые являлись подданными царя, и которых надо было защищать от калмыцких набегов. До русско‑калмыцких соглашений 1655‑1661 гг. калмыки нападали на башкир и разоряли их с намерением установить над ними свое господство. Башкиры отбивались, но они были слабее, чем калмыки и, возможно, они вошли бы в калмыкское ханство, если бы не вмешательство русских. Кульминационный момент наступил в 1644 г., когда русско‑башкирские силы во главе с воеводой Львом Плещеевым разбили калмыков в бассейне верхнего Яика. Эта победа сделала башкир смелее, и они начали предпринимать ответные набеги на калмыков. Хотя русские не принимали участия в этих набегах, они не препятствовали им. В 1662 году началось башкирское восстание. Причин на это было несколько. Башкирская верхушка, князья или предводители кланов, имели статус тарханов, то есть, они были освобождены от уплаты ясака. Вместо этого от них требовалось оказывать Москве военную помощь в том же духе, что и от русского дворянства. Русские армейские офицеры, расквартированные в Башкирии, получали поместья, так же как и в других частях московского государства. Постепенно это привело к экспансии русских земельных угодий в Башкирии и к урезанию земель, находившихся во владении у башкир. Еще одним фактором явилась агитация тех потомков хана Кучума в Западной Сибири, которые продолжали противостоять Москве. И наконец, третья: после заключения русско‑калмыцких соглашений, особенно после калмыцкой “шерти” 1661 г. Московское правительство потребовало освободить калмыцких пленников, чем возмутило башкир.Восстание вспыхнуло в двух центрах: на так называемо Ногайской дороге и на Сибирской дороге, где восставшие действовали от имени Кучумовичей (потомков Кучума). На Ногайской дороге башкирские князья вступили в переговоры с калмыцкими тайши. Это может показаться парадоксальным ввиду прежних недружелюбных отношений между башкирами и калмыками. Перемена отношений башкир объясняется тем, что башкирские князья решили признать вассалитет калмыцких тайши, а последние станут относится к ним как к вассалам, и перестанут воевать с ними. Едва начавшись, восстание распространилось по всей территории Башкирии. Башкиры нападали на русские города, земельные угодья и крестьянские поселения – там, где они были (как в западной Сибири). Отряды башкирских всадников совершали набеги на казанские земли и на другие территории за пределами Башкирии. Поскольку русские гарнизоны в Башкирии были немногочисленны, восставшие сначала одерживали верх. Москва мобилизовала войска, расположенные в районах Перми и Казани, и русское контрнаступление набрало силу в 1663 г. В виде карательной меры за нападения башкир на русские поселения разрушались башкирские лагеря и аулы. Одновременно, русские власти пытались вступить в переговоры с башкирскими князьями. Москва опасалась, что к восстанию примкнут и калмыки, и тогда оно перерастет в большую войну. В 1664 г. губернатор Уфы, князь Андрей Волконский пообещал группе ведущих башкирских предводителей, что их заложники, депортированные в Казань во время восстания, будут возвращены в Уфу и что Москва подтвердит привилегии и земельные права башкирский князей. После этого последние прекратили сопротивление, и дали клятву верности царю. Башкиры послали своих представителей в Москву, и их привилегии были полностью подтверждены. Лишь в двух периферийных районах – на севере и востоке Башкирии, а точнее, в районе Осы на реке Каме и в Западной Сибири – беспорядки продолжались на протяжении еще трех лет. Как видим в этом восстание башкирскии вожди воевали только за свои привилегии, а договорившись уступок, прекратили восстание. У башкирской правящей элиты не было государственной идеи, не было и стратегического решения на будущность башкирского народа.В XVII - XVIII вв. Калмыцкое ханство было военно-государственным образованием, где значительный экономический потенциал и людские резервы использовались исключительно в военных целях. Калмыцкое ханство обладало внушительной военной силой, состоящее из хорошо выученной и закаленной в боях легкой кавалерии. Численность воинов достигала 40-50 тысяч человек. В середине и во второй половине XVII века основной боевой единицей калмыцкого войска стал полк. В 60-е годы XVII века было скомплектовано до 32 конных полков. Полк состоял из трех видов воинов: стрелков, вооруженных ружьями, которые во время боя сходили с коней и открывали оружейный огонь; лучников, которые засыпали противника стрелами; копейщиков, которые должны были завершить атакой боевую операцию. Калмыки старались вести войны, и даже незначительные сражения с противниками большой массой конницы, для которой были присущи высокая подвижность и умелое маневрирование на местности. Огромное внимание калмыки уделяли походному порядку, поскольку им приходилось преодолевать большие расстояния на чужой территории. Наибольшего могущества Калмыцкое ханство добилось при правлении Аюки-хана (годы правления 1669-1724). Он надеялся расширить территорию калмыкского ханства. Аюка-хан неоднократно совершал походы против крымских и кубанских татар. В первый же год своего правления он разбил и взял в плен непобедимого Аблая, разгромил под Перекопом крымских татар и взял в плен брата Азовского Паши. С 1684 года Аюка ведет войну за Уралом, разбивает киргиз-кайсаков, покоряет туркмен Мангышлакского полуострова и становится твердой ногой по обе стороны Волги. Кроме того, совершал неоднократно победоносные походы против горцев Северного Кавказа. Калмыки проникли на Северном Кавказе до границ, которые были в обладании кабардинцев. Похищение табунов и споры за обладание степью и привольными пастбищами вызвали вражду и, вот Аюка ведет грозные войны на юге, на всем протяжении нынешней Ставропольской губернии, борется с дагестанцами, кумыками, кабардинцами и кубанцами. Кровопролитные войны эти охватывали огромное пространство, и кости павших в боях калмыков рассеяны по всему пространству от Кубани до Терека и Маныча. Испытанные в боях, хорошо вооруженные кавказские горцы, поддерживаемые и другими племенами, представляли грозную силу, но стремительное нашествие калмыков не раз сламывало беззаветную храбрость этих противников и предавало безжалостному истреблению все, что принадлежало им.Во времена русско-турецких войн для решения исхода того или иного боя допускались поединки лихих молодцев от противоборствующих сторон. Об одном из них сохранилось следующее предание. Из рядов турок выскочил на красавце-жеребце богатырь, которому молва приписывала славу непобедимого. Размахивая кривой саблей – ятаганом, он стал вызывать на бой русского храбреца – кто отважится вступить с ним в единоборство? Сразиться с янычаром вызвался калмык Амрсанан Черенжалов. Это был небольшого роста, но бесстрашный, верткий, как черт, сообразительный казак. Противники сошлись на бешеной скорости. Турок своим ятаганом свалил скакуна Амрсанана. Калмык, мгновенно среагировавший на выпад янычара и уклонившийся от страшного удара, кошкой взлетел на круп лошади врага и срубил голову с его удалых плеч. Нацепив голову янычара на клинок, Черенжалов, прискакал к своим. Турецкие войска в смятении покинули поле боя.«Калмыкская армия и отряды принимали активное участие почти во всех войнах, начатых Российским государством.  Но самое активное участие калмыки приняли в войне на северном Кавказе, с крымскими татарами. Калмыки понесли тысячи этих потерь. «России калмыки оказали неоценимую услугу. Разгромили ногайскую орду. И тем самым сделали возможным проведение имперской политики Петра I в южных сте­пях. России не пришлось брать на себя незавидную роль уничтожения степного населе­ния для освобождения жизненного пространства оседлому крестьянству. За­воевание Крыма, заселение степи поселенцами уже проводилось при Екатерине Второй и помешать этому калмыки не могли. И это обстоятельство позволило присоединить к территории России не только южные степи до Черного моря, но и заволжские земли.Калмыкам возродить Орду и создать падобие империи Чингиз-хана не удалось. Новый западный поход наоборот усилил Россию. Все обернулось тем, что они помогли России в уничтожение степняков и остатков Орды. Все их победы достались московскому правительству».23 Идея возрождения Орды рухнула. Окончательно поняв это, в январе 1771 года большая часть калмыков торгутов  около 124 тысяч (по русским источникам около 33 тыс. кибиток или около 170 тысяч человек), во главе с Убаши откочевала с Поволжья на Родину в долину р. Или в Джунгарию. Джунгария была в 1759 году    завоевана Цинской империей, и, не смотря на это, калмыки решили вернуться на Родину, считая, бут что будет, на месте будет виднее. Поводом для такого спешного возвращения, был слух, якобы императрица Екатерина Вторая решила призвать всех калмыков на войну на захват Крыма. Для калмыков это означало, что с ними обращаются не как с союзниками, а как подданными. Но не ради этого они пришли в Поволжье и на Урал. Кроме того, российское правительство дало добро на крещение калмыков. Православные миссионеры “кнутом и пряником” крестили калмыков. Отвернувшись, раз от религии предков и приняв буддизм, калмыки стали неустойчивыми и поэтому легко переходили в другие религии. Это понимали и буддийские ламы. Видимо и они ратовали за возвращение, чтобы калмыки были поближе к Тибету.Возвращение было унылое и безрадостное. Дух был сломлен. «Пассионарный взрыв» упал. Что их ждет на Родине. Зима была теплая, и переправиться по не замерзшей Волге было трудно. Поэтому ушли в основном калмыки, кочевавшие на правой стороне Волги. Калмыки пошли той дорогой, какой пришли на Волгу. По дороге разграбили четыре русских городка. Екатерина, услышав об этом, возмутилась и отправила генерала с несколько десятками тысяч войск в погоню, чтобы вернуть. Но калмыки вступили на территорию казахских орд. Их путь пролегал через степи Младшего и Среднего жузов, мимо Балхаша и от него через Семиречье в Или. На пятидневном пути через эту песчаную степь, хотя и были ключи, но травы не было, от чего пало много скота. Казахи, опасаясь за свои кочевья, в то же время с завистью смотрели на торгутский скот и людей. Эти чувства толкало их на нападения и грабежи. Между калмыками и казахами происходили ежедневные схватки, где с обеих сторон были потери в людях убитыми и раненными. Но при этом казахи не пытались навязать ойратам решающего сражения.Хан Младшего жуза Нурали, был вассалом императора маньчжурской династии Мин и получивший за это чин с достоинством шарика и павлиным пером на голове. Он доложил главнокомандующему (китайскому) в Или о продвижение торгутов в Джунгарию и стал ждать от него указания. Одновременно хан Нурали сообщал о передвижение калмыков русскому командованию. Чтобы помочь России вернуть калмыков, он просил у сибирского губернатора С. Станиславского прислать ему регулярные войска и башкирские отряды. Но желание помочь русским властям имело вполне практическое значение: поживиться за счёт разграбления беглецов.  Торгуты сосредоточили свои войска, и хан Нурали  увидел, что их многочисленности ему самостоятельно не одолеть. Между тем Убаши тоже видел, что войско хана Нурали тоже многочисленно и поэтому не решался продолжить путь. Так войска стояли почти друг против друга полмесяца. Торгуты, вернувшиеся в родные степи могли представлять в дальнейшем угрозу для Китая, и поэтому главнокомандующий предписал казахам недозвалять торгутам проходить через пастбищные места, а в случае их неподчинения убивать их. Получив такое уведомление, хан Нурали передал послание Убаши. Когда Убаши узнал о предписании илийского главнокомандующего, то не знал, что делать, и решил заключить мир с ханом Нурали. После заключения мира хан Нурали напал на торгутов и сумел их разделить на две части и начал грабить. «В этом бою казахи захватили множество женщин и детей в плен. Нурали  потребовал от остальных торгутов возвращения назад в Россию. Торгутские тайджи не подчинились его требованию и продолжали движение в обход кочевий Младшего жуза. Весной ойраты переправились через Тургай и почти без остановок прошли через степь Сары-Арка и остановились на реке Шошил у озера Балхаш. По пути казахи постоянно нападали на ойратов, отбивая мелкие группы от основного потока, захватывали в плен отставших. Ойраты постоянно теряли людей, скот, имущество. Но при этом казахи не пытались навязать ойратам решающего сражения».24На стоянке у Балхаша ойраты были окружены войском Аблай-хана, собранным заранее для решающего удара по ойратам. После трехдневных переговоров, ойраты внезапно пошли в атаку и прорвали окружение, бросившись вдоль южного берега Балхаша. Когда они достигли южных пределов Шарабековых, то очутились в соседстве с бурутами. Когда услышали об этом буруты, то прыгали от радости и поздравляли друг друга с таким небесном дарами. Они собрали несколько тысяч конницы. Убаши принужден был уклониться от них к северным Шара-бековым пределам, и вступить в песчаную степь, которая на тысячу км пространства не имела ни травы, ни воды. Люди принуждены были пить кровь лошадей и рогатого скота, от чего сделалась сильная моровая язва.   В этом переходе умерло много людей и скота. Через десять дней с большими потерями торгуты выбрели из песчаных степей: но буруты уже давно ожидали их за степями. Нападая ежедневно на торгутов со всех сторон, они преследовали их и захватили много пленных и скота. В урочища Тамги, торгуты приблизились к китайским пограничным караулам. Тогда буруты, собрав свои войска, отступили. Убаши, по приходу в Тамгу, еще имел до 20 тысяч человек обоего пола взрослых и малолетних.   Главнокомандующий отправил трех генералов с несколькими офицерами спросить о цели прихода. Убаши с тайцзиями и ламами советовался около семи дней, и, наконец, решился объявить, что он поддается великому императору. И так они представили Убаши главнокомандующему, которому он поднес яшмовые вещи, столовые часы, фарфоровую посуду, ружье с замком, лагорские деревянные чаши и золотые монеты; при сем еще представил яшмовую печать с надписью из древних китайских иероглифов, жалованную предку его домом Мин в 8-е лето правления Чэнь Цзу (1410 г.). После чего главнокомандующий разместил народ по разным местам в Джунгарии. Джунгарские ворота были заперты русским гарнизоном, границу засе­лили верными царю казаками, подкрепленных ополчением тюркских кочевых племен.Калмыцкое ханство прекратило свое существование. Оставшиеся калмыки были включены в российскую имперскую систему управления инородцами. Основная часть их проживала в Калмыцкой степи. Небольшие группы калмыков входили в состав Уральского, Оренбургского и Терского казачьих войск. В конце XVIII века калмыки, жившие на Дону, были зачислены в казачье сословие области войска Донского.Джунгария (Ойратия). Как у всех кочевников Великой Татарии (Великой степи), у джунгар много названий для одного народа: ойраты, западные монголы, калмыки, черные калмыки, чорос, джунгары. Есть сложности и с определением политических структур, на основе которых создавалось Джунгарское ханство. Неурядицы есть даже с названием ханства. В статьях и книгах оно почти всегда выступает в качестве Джунгарского, а в толковых словарях и справочниках чаще все-таки дается как Ойратское. Поэтому по мере своих возможностей разберемся в трагическом периоде Великой степи, в котором создавалось это государство.Новое ойратское ханство, с чоросским правящим домом во главе, возникло в конце XVI века. Носителем этнонима чорос (чурас, цорос) были среди монголоязычных и тюркоязычных кочевых  племен Центральной Азии. Тогдашний чоросский владетель Хара-Хула в многолетней борьбе победил других претендентов на власть, в особенности своего главного соперника, правителя хошоутов Байбагаса. Часть ойратов — чоросы, несколько родов торгутов, баяты, туметы, олеты, они же ойраты, они же калмаки, они же джунгары создали на западе Монголии Джунгарское ханство (от монг. «джун гар», — «левая рука», когда-то — левое крыло монгольского войска). Род чорос как более сильное, чем остальные, и определило общее название представителей этого союза - джунгары. Около 1630 г. Хара-Хула способствует переселению торгутов во главе с Хо-Урлюком из Джунгарии в междуречье Урала и Волги, и тем самым увеличивает ареал ее влияния в регионе. В 1634 году Хара-Хула умер, оставив своему сыну и преемнику Хото-Хоцин-Батуру пост второго (наряду с Байгасом хошоутским) «первенствующего члена» ойратского чулган. Датой рождения Джунгарского ханства считается 1635 (1635-1755) год, когда к ойратской династии чоросов во главе с Хото-Хуцином, прозванном Эрдэни-батуром к власти пришел сильный и целеустремленный лидер - Батур-хунтайджи. Во главе государства стоял хунтайджи (хан). Джунгарское ханство (иначе Ойратское ханство) - государство, располагавшееся к северу от гор Тянь-Шаня. В 1-й пол. XVIII в. его границы определялись линией, идущей от оз. Балхаш у устья р. Лягуз на север до р. Иртыш, по Иртышу до его истоков, далее на юг до вост. оконечности хребта ТяньШань, на запад по этому хребту до р. Алай, далее по Ферганскому хребту до его сев.- зап. конца, затем к совр. г. Алма-Ата в Казахстане, пересекая сред. течение р. Чу и идя вверх по ней до юж. берега оз. Балхаш. Вскоре после этого события большая часть хошоутов переселилась на юго-восток в район озера Кукунор, Хошоуты с Кукунора в середине XVII века захватили политическую власть в Тибете и создали Хошутское ханство Тибета (1637-1720), а торгоуты, дербеты и некоторое количество хошоутов ушло на запад, в низовья Волги.Казахи, кыргызы. татары называли своих соседей калмаками. От тюркского слова «калмаки», то есть «оставшиеся», видимо они долго оставались в религии своих предков и не перешли в ислам. Еще называли одних Кара калмак (черные-дикие калмыки) – вероятно, это наиболее стойкие в сохранение своего мировоззрения. Других Куба калмак (светлые калмыки) – вероятно, это те калмаки которые были буддистами, но проявляли интерес и  к другим религиям. Русские джунгар называли на свой манер - калмыками. Как называли себя джунгары (ойраты) неизвестно, скорое всего по названию родов.В 1640 году в Джунгарии в урочише Улан-бура в районе Тарбагатая по инициативе Эрдэни-Батора – сына Хара-Хулы, основателя и правителя Джунгарского ханства, ойратские ханы провели курултай (съезд). На этот курултай (съезд), созванный по инициативе Эрдэни Батора  хунтайши, прибыли  представители всех ойратских ханских и княжеских родов, собравшихся с обширной территории – Джунгарии, Халхи-Северной Монголии, Кукунора, Поволжья, Северного Кавказа, Малой Азии, Средней Азии, Западной Монголии, Урала, Сибири, Восточного Туркестана, Тибета. Главная цель джунгарского съезда  заключалась в том, чтобы на базе объединенных Халхи и Джунгарии создать империю на своеобразной федерации ханств и княжеств,  объединить усилия халха и ойратов в борьбе против общих врагов и обеспечить взаимную помощь в случае нападения извне. Как раз в это время объединившиеся маньчжуры воевали за обладания Северного Китая, которые впоследствии захватили и установили свою власть  маньчжурской династии Цин. У  принятого съездом документа Ике Цаадж главная цель - сплотить разные монголоязычные племена в рамках буддизма и единых правовых норм и законов. На этом всеойратском съезде был принят юридический документ под названием Икэ Цааджин Бичиг (Великое Степное Уложение), регулировавшее правовые отношения между ойратами и их ойратских государств. Этим законом, ойратское правящее руководство показало, что они остаются верными последователями законов своих предков. Среди прочего, это уложение утвердило тибетский буддизм в качестве официальной религии ойратов. От высшего буддийского духовенства в работе съезда принял участие ойратский просветитель и религиозный деятель Зая-Пандита (1599-1662).Буддизм пришел в Тибет в первой половине 7 века. В этот период в Тибете появились первые монастыри и крупные учебные заведения. Начала складываться школа Ньингма «Старая традиция». Остальные школы: Сакья, Кагью и Кадам сложились в 10 веке. В 14 веке тибетский монах Чже Цонкапа (1357-1419) преобразовал традицию Кадам в Новую Кадам или Гелуг – «добродетель», которая получила наибольшее распространение среди всех монголоязычных народов. Южномонгольский правитель Алтан-хан принял буддизм в 1571 году. В 1615 году буддизм принят в Джунгарии. В 17 веке традиция Гелуг пришла к маньчжурам в Китай.В начале 17 века в Тибете разыгралась религиозная война между школами Кагью и Гелуг. В 1637 году ламаистские иерархи Гелуг направили монаха Гару-лозава в Джунгарию за помощью. Ойраты послали свои тумэны во главе хошутского хана Торубайху, известного в истории под именем Гуши-хана (1582-1654). В 1642 году на окраине Кукунора ойратское войско в кровопролитном сражении разгромило 30-тысячное войско монгольского вождя Цохор-Цогто, союзника Кагью. Затем Гуши-хан основал ойратскую династию правителей Тибета – Ладзан-ханов. В 1648 году Зая-Пандита, буддийский монах, учёный, просветитель и переводчик сутр, создал ойратский алфавит «тодо бичиг» - «ясное письмо». В калмыцком языке письмо тодо-бичиг официально употреблялось до 1924 года, после чего было заменено кириллицей, в ходе, проводившейся в то время кампании вирилизации алфавитов народов СССР.Завоевав Северный Китай маньчжурам надо было удержать власть. Самих маньчжуров в Китае было мало, поэтому они были вынуждены использовать монгольские войска в своей внутренней политике, на­правленной на подавление китайского населения. В этом деле и маньчжуры, и монголы были естественными союзниками. Но монголы не должны были быть настолько сильны­ми, чтобы выступить против самих маньчжуров. Объединения Монголии маньчжурский Китай не допустил, и пошел еще дальше, расколов западные и восточные племена. Сим­биозное сращение тэнгрианского культа предков и тибетского буддизма, начатое при им­ператоре Хубулае, дало неожиданный результат, использованный в учении тибетского ламаизма. Верховная духовная власть, позволяющая прямое общение с богом, передается по наследству, но его передачу обеспечивает секта «гелугпа».Для восточных монголов таким духовным отцом при посредстве заинтересованных лам стал маньчжурский богдо хан, проводящий политику Юаньской династии подавления всего китайского. А у западных монголов-ойратов появились свои претенденты на это духовное звание.Маньчжурская династия Цин к этому времени на севере столкнулась с русскими казаками, которые вышли на берега Амура. И маньчжурам потребовался сильный союзник, который смог бы помочь отразить угрозу с севера. Идейной основой этой имперской политики послужила политическая литература. В XVI веке уйгурскую письменность стали применять и маньчжуры. И произведения монго­лов, написанные уйгурским алфавитом, появились только после того, как маньчжуры стали владыками Китая. Объявление себя богдо ханом позво­лило маньчжурскому повелителю найти общий язык с монахами ламаистами. И первое же произведение, написанное на монгольском языке, это описание похода хана Батыя на запад. Это показывает, что это произведение опять же политическое произведение. Написано оно для того, чтобы из остатков кочевых племен создать подобие империи Чингиз-хана.Создав в 1635 году в центре Азии самое воинственное из ойратских государств Джунгарское ханство, вдохновленные литературой о предках, почувствовав «пассионарный взрыв» и высокий боевой дух, ойраты, оседлав своих коней, развернули имперскую политику по всем сторонам света. Идейной основой этой имперской политики послужила политическая литература. Они решили создать подобие империи Чингиз-хана. Торгоуты, дербеты и некоторое количество хошоутов ушло на запад, по пути Бату-хана в низовья Волги. Уход торгоутов на будущем могуществе ойратов сказался не очень сильно. Второе направление наступления калмыков (чоросов, джунгар) было на Моголистан (Восточный Туркестан) и Казахские степи. В тюркской степи союзников у калмыков не нашлось, одни враги, хотя калмыки и казаки (казахи) в разное время входили в состав разных государств то вместе,  то врозь. Племена считались братскими как по родству, так и по крови. Межгосударственные переговоры и официальная переписка велись без переводчиков. Значить язык был очень близкий.В середине XIV века Улус Чагатая разделился на два государства: на востоке - Моголистан с центром в Алмалыке, а на западной части было создано  государство Тимура с центром в Самарканде. Территория Семиречья и Восточного Туркестана составляла Моголистан. Территория Восточного Туркестана населяли в основном разные оседлые народы, жившие там с древних времен. Моголы там были в меньшестве. На территории Семиречья  кочевали моголы – тюрко-монгольские племена - кочевники- скотоводы: дулаты (доглаты), канлы (бешик), кереиты (кереи), арганут, барын, арлат, барлас и другие племена. Могольские  племена - жалаиры, кереиты, дулаты, уйсыны (хушины) – древние племена сторонников и соратников Чингиз-хана, а аргыны – молодое сборное племя.  А государство эмира Тимура составляло Мавераннахра, большинство жителей составляли ираноязычные земледельцы и торговцы. Там тюрки были в меньшинстве и составляли правящую династию и военное сословие. Чагатаи, жители Мавераннахра, пользовались двумя языками, тюрки и фарси.В 1348 году первый ханом Моголистана стал Туглук Тимур из династии Чагатая. Он правил до 1363 года. Средневековый автор Мухаммед Хайдар Дулат так описывал границы Моголистана: “Восточная окраина граничит с землями калмыков и охватывает Барысколь, Емель, Иртыш. На севере в его территории входили Кокче тениз (озеро Балхаш), Бум и Каратал. На западе Моголистан граничит с Туркестаном и Ташкентом, на юге - с Ферганским вилайетом, Кашгар, Аксу, Чалыш и Турфаном”. Хан Могулистана Туклук-Тимур (1347—1362) принял ислам и его преемники носили мусульманские имена, многие кочевые племена, проживавшие в отдаленных восточных районах государства Моголистан вплоть до начала ХУI века оставались еще “язычниками”. Поэтому новый этап распространения ислама среди кочевых племен Моголистана связан с деятельностью ордена Накшбандия, основателем которого был влиятельный бухарский шейх Беха-ад-дина Накшбанди (1318-1389). Подвижники этого суфийского братства проводили активную пропаганду мусульманской веры среди кочевников Моголистана, Татарии  (Орды) и западной Сибири. Именно благодаря активной миссионерской деятельности суфийских отшельников мощного и разветвленного ордена Накшбандия было покончено с остатками буддизма и тэнгрианства в Восточном Туркестане, значительная часть которого еще в начале ХV века оставалась под влиянием буддизма.Политический центр Моголистана переносился несколько раз в зависимости от внешней угрозы. При образовании государства он был в Алмалыке в долине Или. Во времена походов Тимура он был перенесен на север Восточного Туркестана в Турфан. Затем снова был возвращен в Алмалык, а в начале XVI века  перенесен на юг  Восточного Туркестана в Яркенд. В конце концов, политическая жизнь моголов переместилась  в Яркенд, Кашгар, Турфан, Аксу. Старый политический центр - долина Или оказалась на периферии и стала театром военных действий  между казахами, киргизами,  моголами и ойратами. Вышеуказанные моголы и чагатаи перманентно воевали друг с другом. Сначала моголы неоднократно завоёвывали и разоряли Мавераннахр, затем при эмире Тимуре, наоборот, чагатаи не раз вторгались в Моголистан. Да и впоследствии оседлые ираноязычные жители Восточного Мавераннахра часто подвергались нападениям кочевников соседнего Моголистана. После кратковременной стабилизации и  успехов в первой половине XVI века Моголистан снова погрузился в пучину междоусобиц. Власть могольских ханов стала ограничиваться Восточным Туркестаном, да и там она была чисто номинальной.  Западная часть Моголистана постепенно  стала  окраиной, куда бежали опальные  могольские рода при сменах ханов в Яркенде, Кашгаре и Турфане. Первая волна  дулатов была в 1514 году, когда их коренной юрт на западе Восточного Туркестана завоевал Султан-Саид хан. Вторая волна была в 1533 году, когда пришедший к власти  Абд-Рашид хан (сын Султан-Саида) начал новое преследование дулатовской аристократии. При последующих ханах Моголистан продолжал делиться на все более мелкие улусы.Первый крупный поход калмаков после образования Джунгарского ханства против Моголистана состоялся весной 1643 г. Непосредственное участие в нем приняли войска халхаского Алтан-хана и главы части калмаков Хо-Урлюка. Затем калмаки двинулись на Ташкент и Туркестан, но войско казахского султана Джахангира при поддержке прибывшего на помощь узбекского войска во главе с Ялангтуш-аталыком остановило наступление, Батур-хунтайши не сумев продвигаться дальше, закрепился на захваченных землях. Батур-хунтайши сумел распространить свою власть на западе до р. Чу. В 1653 г. умер основатель Джунгарского ханства Батур-хунтайши. С его смертью началась междоусобная война калмакских племенных вождей за власть. В 1660 ханство под властью Сенге, расширило свои владения на севере до г. Красноярска. После смерти Сенге, убитого своими братьями (1671), его родной брат Галдан Бошокту отомстил убийцам, изгнал своих дядьёв из пределов Джунгарии.В 1678 г. новый хан Джунгарского государства Галдан-Бошокту, начал новые завоевательные походы в Моголистан. Читателю предлагается в сокращенном виде записи из книги Чокана Валиханова "Избранные произведения" М. 1986. о том, как был завоеван Моголистан калмаками. “XIV и XV столетия особенно замечательны для среднеазиатского мусульманства появлением многих учителей, которые приобрели имя святых и чудотворцев. Самарканд и Бухара были средоточием религиозной учености Востока, и развившийся там казуизм достиг, наконец, и Кашгара. Один из сеидов, потомков Магомета, происходивший в ближайшем колене от имама Ризы, ходжа Махтуми-Азям, приобрел богословскую известность в Бухаре. Приехавши в Кашгар, он был встречен народным уважением и получил от кашгарских ханов богатые поместья, а после смерти Махтуми-Азяма сыновья его, Имам-Калян и ходжа Исак-Вали, были почтены таким же уважением и сделались религиозными патронами мусульман Восточного Туркестана.С этого времени ходжи начали пользоваться большим значением. Ханы воздавали им почести, а народ оказывал им глубокое уважение. Каждый из двух сыновей ходжи Махтуми-Азяма был окружен толпой последователей, а также множеством фанатических суфи(наибов), дувана (дервишей) и послушников.Таким образом, образовались две партии, отличавшиеся не столько существом учения, сколько характером и качествами лиц, стоявших во главе их. Последователи Имама-Каляна назывались и ш к и я, а последователи ходжи Исака-Вали называли себя и с а к и я, а впоследствии усвоены первыми названия белогорцев, а последним – черногорцев.Вскоре по зарождении этих партий проявились и враждебные между ними отношения, конечно, сперва религиозного характера, но когда все население Шести городов разделилось на два неприязненных лагеря, тогда к религиозным распрям присоединились и стремления к политическому преобладанию. Такое направление ясно выразилось, когда ходжи Аппак, глава белогорской партии, достиг через посредничество джунгаров светской власти; оно привело Восточный Туркестан к потере своей независимости, потому что как джунгары, так и китайцы умели воспользоваться взаимной ненавистью белогорцев и черногорцев и, поддерживая одну из сторон, успели подчинить всю страну своей власти......Пользуясь раздорами в семействе Аппака, другой брат Измаил-хана, Акбаш, утвердился ханом в Яркенде и вызвал черногорского ходжу Даниеля, который находился в Ходженте. Кашгарцы, которые были всегда ревностными белогорцами, призвали Ахмет-ходжу и провозгласили его ханом. Между Кашгаром и Яркендом завязалась кровопролитная война. Кашгарцы,  при поддержке  дикокаменными киргизами, осадили Яркенд, чтобы схватить Даниель-ходжу; яркендский хан Ашем из киргизских султанов, призванный в этот город после того, как Акбаш-хан, неизвестно почему, вместе с сыном Аппака Мехди уехал в Индустан, разбил с своими кайсаками наголову кашгарцев, но вскоре, по проискам ходжей, должен был уйти в свои степи, и светская власть над городом Яркендом и Хотаном сосредоточилась в руках Даниель-ходжи.В это самое время калмыки пришли с большим войском в Яркенд. Даниель-ходжа воспользовался этим случаем, чтобы заслужить внимание джунгаров: с своими яркендцами он присоединился к калмыцкому войску, которое направилось в Кашгар. Кашгарцы после нескольких сражений должны были отворить ворота. Калмыки по выбору народа назначили хакимбека, а кашгарского ходжу Ахмеда увезли вместе с союзником и семействами их на Или...” В 1679 году калмаками был полностью захвачен Моголистан, который стал его вассалом. В результате наступления на Моголистан некоторые кыргызские племена на Тянь-Шане были оттеснены калмаками в Ферганскую долину и в Восточный Туркестан. В 1679 г. в знак признания военных заслуг Галдана (победа над «неверными» в Восточном Туркестане в 1678 г.) Далай-лама 5 пожаловал ему, первому из чоросов — правителей Джунгарии, ханский титул и имя Галдан Бошокту-хан (букв. "Имеющий Благословенную Судьбу").«В 1680-1684 гг. началась «Сайрамская» война Джунгарского ханства и казахов. Поводом для войны был отказ казахов от предложения джунгарского хана исповедовать религию ойратов (буддизм). В 1680 г. Галдан Бошокту-хана вторгся в Семиречье и Южный Казахстан. Захват джунгарами Сайрама, Ташкента, Шимкента, Тараза. В 1684 г. джунгары послали карательный отряд против восставшего Сайрама. Разрушение города и увод жителей в Джунгарию и Восточный Туркестан (ойратские гарнизоны ушли из захваченных городов, видимо, после ухода Галдан Бошокту в Халху в 1688 г.).» 25  В 1686 Галдан-Бошокту покорил тянь-шаньских кара-киргизов и проник в Фергану до Сарыкола.После распада Моголистана большинство кочевых племен моголов дулаты (доглаты), канлы (бешик), кереиты (кереи), арганут, барын, арлат, барлас и другие племена откочевали в Казахское ханство, остальные слились с кыргызами и уйгурами. Они не хотели станавиться буддистами. Сохранившиеся в Алматинской области джунгарские названия:  Алматы, Балхаш, Каскелен, Чемолган, Бурундай, Капчагай, Курдай, Кегень, Тургень, Нарынкол  и др. красноречиво свидетельствуют о тогдашних  хозяевах этих мест.  Другая часть могулов, откочевали в горные долины Иссык-Куля и Ферганы, и вошла в состав кыргызов.Моголистан был завоеван и присоединен к Джунгарии так же быстро и бескровно, как и во времена Чингиз-хана. После такой победы Галдан-Бошокту-хан решил захватить и присоединить к своей расширяющиеся империи Монголию. Он считал, халха-монголы близкие по родству племена, они исповедуют буддизм, и присоединение Монголии будет быстро. Но оказалось не так.  В Монголии не оказалось у них союзников, кругом враги. Халха-монголы хоть и были буддистами, но они поддержали маньчжуров.Маньчжурская политика в степи была продолжением политики Минской династии, с некоторыми характерными особенностями. Объявление себя богдо ханом позволило маньчжурскому повелителю найти общий язык с монахами ламаистами. Для восточных монголов духовным отцом при посредстве заинтересованных лам стал маньчжурский богдо хан. Первое про­изведение на монгольском языке по истории монголов «Эрдэни иин тобчи» написано по заказу маньчжурского повелителя Энхэ Амгалана в 1662 году Саган Сэцэном. Затем был написан вариант «Сокровенного сказания» на монгольском языке. Алтан Тобчи был якобы написан буддийским ламой из Ордосского рода Лубсан Данжином или Лубсан Данзаном. В нем сохранены 234 главы из 282 глав «Сокровенного сказания». Раз­брос мнений о времени написания этого произведения значительный от 1601 года англи­чанина Буле, до 1736 г. американского монголиста Мостерт.Китайская элита с пренебрежением относилась к маньчжурам, считая их “варварами”. Во дворце постоянно плелись заговоры, чтобы изгнать маньчжур. Так как самих маньчжуров было мало, то они были вынуждены использовать халха-монгольские войска в своей внутренней политике, на­правленной на подавление китайского населения. В этом деле и маньчжуры, и халха-монголы были естественными союзниками. Поэтому маньчжуры не хотели отдавать халха-монголов ойратам. Но халха-монголы не должны были быть настолько сильны­ми, чтобы выступить против самих маньчжуров. Кроме того маньчжурская династия Цин не желала объединения Монголии и усиление ойратов. Эта была внешняя опасность для маньчжур. Объединения Монголии маньчжурский Китай не допустил, и пошел еще дальше, расколов западные и восточные племена.  Для этого они  взяли себе в союзники восточных монголов, которые начали войну против западных.Маньчжурская династия Цин подталкивали ойратов, чтобы они наступали на Запад и на Север, где они в конечном итоге должны были столкнуться с Россией, а они наступали на Монголию. Ойраты для маньчжуров не представляли  опасности. Тюркский и монгольский мир был разделен на разные религии, и это было достаточно, чтобы ойраты не могли объединить весь тюрко-монгольский мир, а это значит они будут в одиночестве против Китая.В 1688 г. войска Галдана Бошокту-хана вторглись на Халку, в Восточную Монголию. Очень быстро войска халхасцев были разбиты, которые не имея возможности бороться самостоятельно, запросили помощи у Китая, решив отдаться в подданство китайскому императору богдо хану. Вторжение армии (ойратов) в Монголию, затронуло интересы маньчжурской империи Цин и на стороне халхасцев в войну вступила Цинская империя, сама мечтавшая о подчинении  Монголии. Цинской империи даже призрак возрождения державы Чингиз-хана, был не допустим,  поэтому маньчжуры решили срочно пресечь  желания Галдан-Бошокту-хана. В 1689 году в результате подписания Нерчинского мирного договора Российская и Цинская империи пошли на взаимные уступки. Россия, потеряв значительную часть земель Албазинского воеводства, достигла стабильности своих границ в Приамурье. Цинская империя получила возможность снять свои военные силы с Приамурья и направить их на уничтожение Джунгарского и Хошутского ханств ойратов.И только в 1696 г. маньчжурам, в тяжелом для обоих сторон сражении у Дзун-Мод, удалось одержать верх. «Поводом для первой ойрато-цинской войны стало обращение тушету-хана Чихун-Дорджи и других противников Галдана в Халхе с просьбой о помощи к цинскому императору Шэнь-чжу (Кан-си). Цинская армия вошла в Монголию. 21 июня 1690 г. армия Галдана, 20-25 тысяч воинов у озера Ологой разгромили армию цинского военачальника Арани численностью 20 тысяч воинов. Но император Шэнь-чжу (Кан-си), объявивший Галдана злейшим врагом династии не собирался сдаваться, тем более, что в Джунгарии, метрополии Бошокту-хана, поднял мятеж его племянник Галдан – Церен, который отрезал дядю от родных кочевий. Узнав об этом Галдан начал отступать на север, но был настигнут в Улан-Бутуне маньчжурской армией. 1 августа 1690 г. произошло  генеральное сражение в местности Улан-Бутун, недалеко от Пекина. Цинская армия во главе с императором  Кан-си численностью 100-110 тысяч воинов, начала наступление на джунгар численность которых составлял 20 тысяч воинов, но не смогла разгромить их. Следующие 4 дня сражения не принесли успеха ни одной из сторон. В итоге сражение закончилось в ничью. Ночью 5 августа Галдан снялся с позиций и ушел на север. Цины не преследовали его. Сражение при Улан-Бутуне демонстрирует блестящие боевые возможности джунгарской армии: несмотря на 5-ти кратное превосходство в живой силе, наличие артиллерии и резервов Цины (лучшая армия Дальнего Востока не так давно сокрушившая многомиллионный Китай) так и не сумели уничтожить войска Галдана Бошокту-хана.В мая 1691 г. прошёл  долоннорский курултай, где нойоны Халхи приняли подданство Цинской империи. Война шла упорная. Будучи между двух огней                                                                                       (цинами и халхасами), лишенный баз, Галдан сражался еще 6 лет.  В июне 1696 г. цинская армия захватила ставку Галдан-Бошокту-хана на реке Керулен.В мире появилась артиллерия. В 1696 году император Шэнь-чжу (Кан-си), лично решил возглавить армию численностью 35-40 тысяч человек, оснащенную мушкетами западного образца (пехота, кавалерия, артиллерия). В его армии были маньчжуры, китайцы и халха-монголы.  Он повел ее через пустыню Гоби и в решающем сражении к югу от Урги (Улан-Батора), цинская армия благодаря артиллерии и мушкетов разгромила ойратское войско численностью 5-6 тысяч человек. Впервые и навсегда военная техника изменила соотношение сил на поле боя. Император дал приказ, открыт огонь из орудий, но Галдан с женой Ану и другими воинами, невзирая на пушки и стрелы, сражались, побросав лошадей. Натиск их был настолько силен, что не было возможности нанести им поражение. Еще неизвестно чем бы кончилась эта битва, если бы не артиллерия, которая сломила ход битвы. Большая часть ойратской армии (более 3 тыс. человек попало в окружение, и было уничтожено), а меньшая бежала с поля боя. Император Шэнь-чжу (Кан-си) предложил капитуляцию, на что джунгарский хан Галдан наотрез отклонил. Потерпевший поражение, окруженный со всех сторон неприятелем и не имеющий возможности возвратиться в Джунгарию, где у власти оказался ранее преследуемый им племянник Цэван-Рабдан, хан Галдан в марте 1697 в урочище Ача-Амтатай в результате болезни умер (по официальной китайской версии покончил с собой, приняв яд).» 26     После поражения Галдана в Халхе все земли до Иртыша перешли в руки его восставшего племянника Цэван-Рабдана (1697-1727).Объединить Монголию, как это сделал Чингиз-хан, Галдан-Бошокту-хану не удалось. Халка-монголы предпочли войну с ойратами,  и принять подданство Китая, чем создать новую империю.  Шестилетняя война китайцев с ойратами, закончилась поглощением в 1697 году Халха-Монголии империей Цин. В составе Цинской империи территория Монголии представляла собой отдельное имперское наместничество, поделенное на многочисленные хошуны (племенные уделы). Все мужчины в хошунах считались солдатами-ополченцами (цириками) империи, и по первому требованию маньчжурских властей каждая административная единица должна была выставлять и содержать, из расчёта один воин от десяти семей, вооружённых всадников в полной экипировке, т.е. по системе Тарарии (Великой степи).Последствия войны 1690–1697 гг. были тяжелыми для ойратов. Они понесли серьёзные потери в людских и материальных ресурсах, лишились своих кочевий в долине р. Кобдо, Урянхайском крае и были оттеснены маньчжуро-халхаскими войсками на запад, за Алтай. Влияние джунгарских правителей на своих кыштымов в Южной и Юго-Западной Сибири резко ослабло. Перед Цэван-Рабданом встала нелёгкая задача возродить и укрепить Джунгарское ханство. Оазис Хами был включён императором Канси в состав цинских владений в 1697 г.В 1697 г. Цэван-Рабдан (букв. "Прочный Владыка Жизни") стал юридически правителем Джунгарии, хотя фактически он был им с 1689 года. Ставку правителя перенесли  на реку Или (в район города Кульджа). Старая ставка на реке Эмиль была передана двоюродному брату Цэрэн-Дондобу Старшему, ставшему наместником Северо-Восточной Джунгарии. В 1700 г. пришло в Джунгарию 10 тысяч хошоутов во главе с двумя тайджами из Кукунора, вероятно, не пожелавших принять китайского подданства, навязанного Цинами правителям Кукунора, после разгрома Галдан Бошокту-хана в 1696-1697 гг. «В 1701 г, в результате ссоры с отцом,  один из сыновей калмыцкого хана Аюки Санджиб, откочевал с Волги в Джунгарию со своим улусом в 15-20 тысяч кибиток или 60 тысяч человек (любопытно, что среди них был дед Амурсаны, последнего правителя Джунгарского ханства). Цэван-Рабдан улусных людей оставил в Ойратии, в районе реки Юлдуз, а Санджиба отправил назад к отцу с пятью-шестью людьми. Сын Аюки был прощен отцом, но вскоре «нечаянно» погиб в результате несчастного случая.»27Во время войны с Китаем, Восточный Туркестан и Семиречье стали нарушать свои договорные обязательства перед джунгарами. Развитое земледелие, богатые торговоремесленные центры Восточного Туркестана были необходимы джунгарам. Они покрывали недостаток в сельскохозяйственной продукции и товарах которое получали на рынках Китая, доступ  который был закрыт во время войны маньчжурскими власти. Поэтому новому ойратскому хану Цэван-Рабдану было необходимо восстановить политическое господство в Восточном Туркестане, а также в Семиречье и в Южном Казахстане. Ойраты вновь вторглись и в ходе войны 1698–1699 гг., вторично завоевали Восточный Туркестан в 1700 г., подчинив себе такие важные политические центры как Яркенд, Кашгар. После войны с Китаем Джунгарии нужно был время для восстановления от войны.  Политическое положение Цэван-Рабдана было еще весьма непрочно, и первые годы своего правления он должен был, прежде всего, употребить на восстановление единства и сил государства, расшатанного десятилетними войнами Галдана с халхасами и китай­цами. Значительная часть лучших сил джунгаров погибла в этих войнах, тысячи лю­дей были захвачены в плен и задержаны в Халхе и в южной Монголии. Уставший народ был разорен и ослаблен из-за войны с Халхи, Китая и джунгарских изменников, предводимых самим Цэван-Рабданом. Пользуясь такою слабостью джунгаров, казахи и тяньшанские кыр­гызы возобновили на них свои набеги, а покоренные Галданом города Восточного Туркестана пытались возвратить независимость. При таких обстоятельствах Цэван-Рабдану пришлось заботиться, прежде всего, о восстановлении внутреннего порядка в Джунгарии и укреплении своей собственной власти, которая признана была, по- видимому, не без колебаний со стороны джунгарских старшин, из которых некоторые удалились к китайскому двору и возбуждали императора против Цэван-Рабдана. Воспользовавшись нежеланием Кан-си возобновить недавно оконченную трудную войну, новый джунгарский хан сумел сохранять мирные отношения с Китаем, не без усту­пок, но и не слишком поступаясь своими интересами и достоинством. Завоевание Халхи оставалось в перспективе и, предвидя неизбежную со временем борьбу за нее с Китаем, Цэван-Рабтан должен был всего менее желать враждебных столкновений с Россией. Яблоком раздора с русскими являлись кыр­гызы, а потому Цэван-Рабтан решил переместить их в Джунгарию, где нетрудно было найти место для нескольких тысяч новых кочевников. Оставлять беспокойных кыр­гызов не только на старых их землях, где отношения их с русскими достигли крайней степени обоюдной ожесточенности, и где не было возможности предотвратить новые столкновения, но и вообще на русской границе, он не мог. Енисейские кыргызы с Джунгарским ханством были в отношениях «албату» - покровительство за военную службу и неоднократно привлекались джунгарами для ведения боевых действий. Джунгария после галдановых войн особенно остро нуждалась в людских ресурсах. В июне 1703г. Цеван-Рабдан для осуществления своего плана отправил в Хонгорай 2,5-3тыс. воинов во главе с тремя чайзанами: Духаром, Сандыком и Арамжама Ченбилем. Он приказал своему наместнику Аба-зайсану всех кыргыз и кыргызских кыштымов привести в Джунгарию, дабы они «от него контайши не отложились». Население Хонгорая при помощи кыргызских князей было собрано в долине р. Абакан в устье р. Аскиз. Из енисейских кыргызов в Джунгарию ушли алтырский князь Тангут Батур-тайджи, езерский князь Шорло Мерген, алтысарский князь Агалан Кашка-тайджи, а также князь Корчун Иренаков, сын знаменитого алтысарского князя Иренака, который в 60-80-х годах XVII века держал в страхе русские волости по Томи и Енисею, неоднократно грабил округу Красноярского острога. По трем дорогам жители хонгорайских улусов под конвоем джунгарских отрядов были препровождены в Джунгарию. Переселена была большая часть населения Хонгорая – 15-20 тыс. человек. Переселенцы были размещены на приграничной с казахами территории. Однако основная часть переселенных кыргызов обосновалась при большой Урге (ставке) контайши. В дальнейшем они локализуются на р. Эмель, которая впадает в оз. Алаколь. В Джунгарии енисейские кыргызы составили отдельный оток – административно-хозяйственную единицу, находящуюся в личном подчинении джунгарского хана. Причем в Джунгарии из 24 отоков было, только два неджунгарских, иноплеменных по этническому составу отока: кыргызский и теленгутский. в Джунгарии, После разгрома Джунгарского ханства, часть енисейских кыргызов вернулась обратно на Енисей, некоторые остались на месте, часть оказалась среди казахов или ушли в горные долины Иссык-Куля. Были и такие, которых угнали в Монголию и в Маньчжурию.Трагедия Великой степи. У казахов много ритуалов, легенд и преданий, где фигурируют только калмаки (ойраты). Ни один другой народ столь явно не присутствует в устном народном творчестве казахов. По казахским устным преданиям, казахи, ойраты, ногайцы и некоторые другие народы происходят от единого родоначальника, предка. Казахи по внешности похожи на ойратов. А разделила их религия. Казахи и ногайцы приняли ислам, ойраты и монголы - буддизм. Это стало границей. Конечно у  ойратов и казахов много общего в историческом прошлом, что вполне объяснимо:  объединяет общая кочевая цивилизация, культура и законы Степи.  Племена считались братскими как по родству, так и по крови. Они вместе входили в татаро-монгольскую империю и при Чингиз-хане назывались татаро-монголами. Межплеменные и межгосударственные переговоры велись без переводчиков. Значить язык был очень близкий. Между ними были конфликты за пастбища, водопои и т.д. но это было у всех кочевников.  Но все это было тогда, когда эти народы верили в бога Тэнгри.  А сейчас они были разделены по религиям: ойраты– буддисты-ламаисты, а казахи, ногаи, кара-калпаки, киргизы  - мусульмане и это было достаточно, что они не могли объединиться в новую империю. Хотя это не означает, что среди кочевников исчезло тэнгрианство. Оно сохранялось в традициях и обычаях, но элита не хотела тэнгрианства. Началась крупномасштабная религиозная война, и этому не мешало то что среди казахов и калмыков были династийные браки, а  в простых семьях это было обыденное дело.Стратегическая цель джунгарских правителей в начале XVIII века была ясна — подчинение огромных просторов Казахской степи и Средней Азии, с выходом к границам Калмыкского ханства на Волге. Это то, что сделал Чингиз-хан, а до него Кюктюрки, а до них Хунны.  В те далёкие времена такое объединение проходило быстро и без больших потрясений. Наступление ойратов на Казахское ханство сильно отличалось от похода Чингиз-хана. Если у Чингиз-хана в Степи и в Средней Азии было много союзников и единоверцев Тэнгри, то у ойратов таких союзников не было. Их встретили как врагов. Казахи не хотели становиться ламаистами-буддистами, а ойраты мусульманами. Не у кого и в мыслях не было об объединение и возрождение татаро-монгольской (тюрко-монгольской) империи. Все были готовы решать все вопросы только войной.Вторжение джунгар в Казахское ханство шло медленно и постепенно, столкновения сменялись перемириями.  Война началась с мелких стычек, которая в последующем переросло в длительную (продолжалось 27 лет), ожесточенную и кровопролитную войну.  Крупное вторжение джунгарских войск в пределы Казахского ханства произошло в 1708–1711 гг. Джунгарские войска оккупировали часть Семиречье, передовые их отрады дошли до р. Сарысу в Центральном Казахстане. Последствия джунгарских вторжений побудили известных старшин, биев, народных батыров, наиболее дальновидных чингизидов приложить усилия к объединению военно-людского потенциала трех жузов.  В 1710 г. в районе Каракумов собрались представители трех казахских жузов (орда). Было решено создать общеказахское ополчение во главе с видным народным батыром Богенбаем, которое сумело бы отбросить джунгарское войско на востоке. Отряды казахских войск начали наступление и не только возвратили утраченные кочевья, но и вторглись в пределы джунгарских владений и захватили много пленных. Но успехи казахского ополчения были временными. Воспользовавшись разногласием среди владетелей трех жузов (только лишь в Среднем жузе было три хана: Болат, Семене, Абулмамбет), в 1713 и в 1714 году джунгары повторили вторжение в Казахское ханство.В том же 1710 году джунгары разорили Бие-Катунский острог и уничтожили первую российскую экспедицию, посланную Петром Первым в район Иртыша на поиски золота. В феврале 1716 года у Ямышева озера русский отряд под командованием подполковника Бухгольца столкнулся с войсками Джунгарского ханства, которое уже восстановило достаточно сил, чтоб заставить считаться с собой. В результате разгрома ойратами одного из отрядов российской экспедиции подполковника И. Бухгольца на Иртыше был захвачен шведский сержант-артиллерист Юхан-Густав Ренат (годы жизни 1682-1744), который находился в восточных пределах России после того, как попал в плен во время Полтавской битвы. Ренат пробыл среди ойратов семнадцать лет, став «Архимедом» джунгарских правителей Цэван-Рабдана и Галдан-Цэрэна. Им были построены артиллерийские, оружейные, горнодобывающие заводы. Деятельность Рената и других пленных шведов и русских способствовала возникновению военного производства, усилению военной мощи Джунгарского ханства. Петру пришлось в 1716 году отправить джунгарскому хану посольство с целью недопущения подобных инцидентов.Отряд подполковника И. Бухгольца отступил, хотя уже на следующий год казаки и солдаты снова пошли вверх по Иртышу, оставляя за собой крепости с гарнизонами. Не желая ввязываться в очередную войну с могущественным противником, джунгары позволили России протянуть тонкую ниточку русской экспансии на юг. Ее, возникни такая необходимость, легко было порвать. Стороны, дабы не провоцировать военных столк­новений, научились не замечать друг друга.В 1718 г. по приказу джунгарского хунтайджи номады Алтая (телеуты), кочевавшие между Иртышом и Обью, оставили районы своего традиционного пребывания и переселились во внутренние районы Джунгарии (Ойратии). В условиях сложной внешнеполитической обстановки Цэван-Рабдан потерял часть территории, но предохранил Джунгарию от «обезлюдевания».Но основные военные действия джунгаров в 1717–1722 гг. вернулись на территории Кукунора и Тибета. Началась Вторая ойрато-цинская война. Поводом для войны стало ввод войск Цэван-Рабдана в Хамийский оазис, расположенный на юго-восточной границе с Цинской империей. Попытки ойратских войск закрепиться в Хами (1714 г.) не увенчались успехом. Хошутское (Кокунорское) ханство контролировало центр буддизма в Тибете, что было недопустимо для Цинской правящей верхушки. В 1716 г. цины захватили Баркуль. В 1717-1720 гг. военные действия происходили на тибетском фронте: 1717 г. — войска Цэрэн-Дондоба Старшего, родственника хунтайджи, захватили Тибет и разграбили Лхасу. В 1719 г. — ойраты разбили, вторгшиеся в Тибет, цинские войска.  «В 1720 году император Цинской (маньчжурской) династии Шэнь-чжу (Канси) (1654-1722) организовал военную экспедицию в Тибет, захватил и уничтожил Хошутское ханство ойратов. Затем маньчжуры в том же 1720 году захватили Xамийский и Турфанский оазисы и создали там опорные пункты для военных действий против Джунгарского ханства.»28 1720-1721 гг. цинские войска, развивая успех в Тибете, продвинулись в Восточный Туркестан, захватили Турфан и Урумчи (вскоре отбитый джунгарами). В это же время в центре Джунгарии на реке Черный Иртыш, внезапно для ойратов, появились российские экспедиционные силы. Возникла реальная угроза войны на четыре  фронта: с Китаем, Россией, Халха-Монголией и Казахским ханством. В 1721 году джунгарский посол Борокурган был принят Петром Первым (1672-1725) с просьбой о помощи, однако вернулся ни с чем. «Война приняла затяжной характер.»29  «В декабре 1722 г. умер цинской император Кан-си, старый недруг ойратов. Его сын и преемник Юн-чжэн (1722-1735), ввиду тяжелого финансово-экономического положения в Китае, остановил военные действия и пошел на мирные переговоры с Цэван-Рабданом. Итоги войны: обе стороны не смогли реализовать свои задачи; граница  между Джунгарией и Цинской империей не претерпела серьезных изменений; однако геополитические изменения, вызванные войной, имели для ойратов тяжелые последствия — Тибет фактически вошел в состав Китая, была ликвидирована ойратская государственность в Кукуноре в 1723-1724 гг.»30 В 1722 году был заключен джунгарско-китайский договор, перемирия. Наступила своеобразная передышка, когда оба государства находились в состоянии «ни войны, ни мира».Вступив в новый военный конфликт с Китаем Цэван-Рабдан смог избежать поражения в борьбе с таким мощным соседом. Менее удачной была его политика в отношениях с Россией. Враждебные отношения с главным противником — Цинской империей заставляли ойратских ханов воздерживаться от войны с Россией и даже просить у нее защиты. Посольство Унковского (1721 —1723 гг.) предложило ойратам от имени Петра I принять русское подданство и разрешить постройку на их землях крепостей с русскими гарнизонами в обмен на обязательство России защищать их от Цинской империи. Но хан перевел разговор и выдвинул споры о границах и ясаке. Мир с Россией был обеспечен дорогой ценой — потерей пятой части территории государства в результате «тихой колонизации» русскими Прииртышья и Алтая. В 1715-1720 годы, несмотря на противодействие джунгар, началось строительство сибирскими казаками Иртышской укреплённой линии, заложены крепости Омская (1716), Семипалатинская (1718), Усть-Каменогорска (1720) вверх по Иртышу. Россия  утверждалась на Алтае.Воспользовавшись тем, что вся джунгарская армия воевала в Кукуноре и в Тибете с маньчжурами, казахские султаны, собрав 30-тысячное войско, двинулись в Джунгарию.  Летом 1717 г. возле реки Аягуз их встретил однотысячный калмыкский отряд.  Произошло сражение между 30-тысячным казахским войском и одной тысячей калмыкским отрядом. Калмыки отступили. Казахское войско в излучине рек загнало в осаду калмыков. Калмыки, нарубя лесу, сделали деревянный вал, и сели в осаду. Казахские ополченцы соорудили деревянный вал выше калмыцкого, откуда вели обстрел противника. Так продолжалось три дня. Заблокировав осажденных, казахи стали ждать, считая, что как только продовольствие закончится, то рано или поздно калмыки выйдут. Ситуация близкой победы породила у казахских султанов беспечность. Они не выставили ни охранения, ни разведку. Неожиданно для казахов пришло еще тысячи с полторы войск калмыков, это были копейщики, то есть тяжелая латная кавалерия, которые ударили по тылам и ставке казахов. Удар латников был страшен. Началась паника. Дальше началось избиение, казахи оказались зажатыми в излучине рек между двумя калмыкскими отрядами. Люди, оказавшиеся между ними, погибли, «одинаково поражаемые как с фронта, так и с тыла». Казахи «побежали все и за ними калмыки гнали полдня и их людей побили, колико, того он не знает». Из-за беспечности казахских командиров погибло почти все 30 тысячное войско. Сами султаны-чигизиды смогли спастись и ускакать с поля боя. В Аягузской катастрофе казахская армия была уничтожена до такой степени, что султан вернулся в свою орду только с двумя телохранителями. Документальные свидетельства этих событий крайне скудны. В основном все исследователи исходят из сообщения русского посланника Бориса Брянцева, составленного со слов «мурзы Кутлубая» «о войне Казачьи орды с калмыки, … на которой войне был и он». Видимо казахское войско столкнулось не с джунгарами, а с калмыками. Ведь сообщение Брянцева говорит о калмыках, а не о «зюнгорцах». Джунгары-чоросы на тот момент держали свою армию на китайском фронте. А калмыки-торгоутского рода в то время продвинули свои кочевья через Сары-Арку до Иртыша, где сомкнулись с джунгарами.Казахские улусы потеряли лучших воинов. Битв армий больше не было. Мелкие отряды ополченцев не могли противостоять двум тысячам калмыкам, профессионально закаленным в боях воинам. Казахи без боя утратили контроль над Сары-Аркой (кроме части Тургая). Далее, калмыки прошли через реки Арысь, Бугень, Чаян. Калмыки остановились только перед крепостью Туркестана. Их целью было захватить ставку казахских ханов — Туркестан. Аягузское побоище показало, что у калмыков командовали способные полководцы, выдвинутые наверх своим талантом.  Казахские султаны в мирное время правили бездарно. У них не было государственного мышления. Жили одним днем, занимаясь интригами среди своих родственников. А когда начались геополитические события, они даже не понимали суть того времени. А во время военных баталий, не имея военного таланта, с выдвинутыми по породству командирами, и вовсе загубили себя и своих воинов.  К сожалению, казахи по сегодняшний день, так и не сделали выводов из этой трагедии.В 1722 г. после смерти цинского богдыхана Канси (Юнь-чжена), длительное время воевавшего с ойратами, на границе с Китаем установилось некоторое затишье, что дало возможность Цеван-Рабдану перебросить армию на границу Казахского ханство. «В 1723 г. армия джунгар «семью клиньями» вторглись в долину р. Талас на территории Старшего и Среднего жузов. Казахские ополчения вступили в бой и в этом сражении  потеряли несколько тысяч человек убитыми и 10 тысяч пленными.  Казахские роды, дорого заплатив за беспечность своих султанов, под напором джунгарских войск вынуждены были покинуть веками насиженные места, что повлекло за собою откочевки части казахов Среднего жуза к пределам среднеазиатских ханств. Многие роды Старшего жуза также отступили к Сырдарье, перешли её и направились в сторону Ходжента. Казахи Младшего жуза откочевали вдоль рек Яик, Ори, Ыргыз к границам России. Ведя непрерывные бои, часть казахов Среднего жуза приблизилась к Тобольской губернии.В 1723 году казахи потеряли города Ташкент, Сайрам, Туркестан и т.д. ( 25 городов). В зависимость от джунгар попали узбекские территории с Ходжентом, Самаркандом, Андижаном. Десятки тысяч казахов бежали в Среднюю Азию, оставив родные места. Не найдя там удобных свободных пастбищ и вступив в столкновение с бухарскими и хивинскими вождями, казахи откочевали на запад, ближе к русским границам, в район рек Эмбы, Яика (Урала), Илека. Приближение тысячи семей к пределам Средней Азии и владениям волжских калмыков обострили взаимоотношения в регионе. Российские казаки, каракалпаки, узбеки, нападая на обессилевших казахов, усугубили и без того их критическое положение. В 1724 г. — Абулхаир, хан  Младшего жуза, возвращает общеказахскую столицу — Туркестан. Ойраты подчиняют (отпавших?) кыргызов. В 1725 г. джунгары разгромили каракалпаков.»31Нападение и преследование войсками Цэван-Рабдана в 1723-1725 годов казахов, принесло огромные бедствия не только последним, но и жителям среднеазиатских городов, куда устремились беженцы. Вторжение кочевников в эти земледельческие оазисы привело к упадку хозяйства и к запустению многих городов. Нанесение удара по казахам, позволило Цэван-Рабдану не только разорить и обескровить их, но и подчинить Ташкент, Туркестан, заставить признать зависимость от ойратского хана Ходжент, Самарканд, а также предложить военно-политический союз бухарскому эмиру, и это притом, что только в декабре 1722 г. закончилась война с Китаем.Казахский ученый Чокан Валихансв говорил, что период джунгарского нашествия был «ужасным временем» в жизни казахов. Преследуемые повсюду свирепыми джунгарами киргизы, подобно стадам испуганных сайгаков..., бегут на юг, оставляя на пути своем имущество» детей, стариков, домашний скарб и исхудалый скот, и останавливаются: Средняя орда — около Самарканда, Малая орда — в Хиве и Бухаре... Не находя в среднеазиатских степях пастбищ и вступив во вражду с новыми соседями, они обращаются к границе могущественной России, чтобы искать помощи и покровительства». Джунгарское вторжение 1723-1725 годов вошло в историю казахов под названием «Актабан Шубрынды» (годы великого бедствия), принесло страдания, голод, разрушение материальных ценностей, нанесло невосполнимый урон развитию производительных сил: тысячи мужчин, женщин и детей были угнаны в плен.Трагедия стала возможной отсутствием в казахском обществе политического единства. Кахахское ханство было разделено на три жуза (орды) и даже в то время, когда калмыки разоряли аулы, не успевшие откочевать на восток, чингизиды стоявшие во главе этих жузов (орд), были бездарны и враждовали между собой. В этот критический момент  спасения себя и страны взял на себя сам народ. Народу пришлось брать основную тяжесть в организации отпора врага, выдвинув из своей среды батыров, которые стали предводителями народного ополчения. Семейно-кланавая система управления, которым пользовались чингизиды, показала свою нежизнеспособность. За время правления  чингизидами татаро-монгольская империя была расчленена на враждующие государства, которые, в конечном счете, были завоеваны другими государствами. То, что происходило в те далекие времена сейчас можно и нужно говорить, так как, изучая историю своих предков, испытываешь внутри себя - дискомфорт. История наших предков состоит из множества тёмных пятен и дыр, которые не дают нам покоя сегодня. В середине XVIII века заканчивалось управления династии чингизидов, которые еще сохранились в Казахском и в Крымском ханстве. Чингизиды стоявшие во главе Казахского ханства (орды), явно не могли управлять государством. Более десяти лет идет затяжная война. Враг наступает, государство находиться в критическом состоянии, народ гибнет от врага, голода и скитаний по чужим государствам. Явно это вина правителей, которые не подготовились и допустили такой трагедии. Война продолжается, правители не могут исправить положение в лучшую сторону, но, несмотря на это никто из султанов не собирается отдать власть достойному или хотя бы собрать вокруг себя  талантливых людей. Напуганные наступлением джунгар, они начинают искать государство, которое взяло бы их под защиту и они управляли бы под чужим покровительством (подданство). Ещё в 1717 году хан Тауке впервые обратился к Петру I с просьбой принять казахов в российское подданство, но без выплаты ясака, без исполнения повинностей и при сохранении власти хана. Петр I сразу же оценил значение Казахского ханства во внешней политике России: «Всем азиатским странам и землям оная орда ключ и врата, и той ради причины оная орда потребна под Российской протекцией быть». Султан младшего жуза Абулхаир в 1730 году снова запросил защиты уже у императрицы Анны Иоанновны, Россия, имевшая свои далеко идущие планы, теперь сразу согласилась (миссия Тевкелева, 1731). Абулхаир преследовал свои цели. Обиженный на другие жузы из-за неизбрания его всеказахским ханом, он повёл свою политику, выпрашивая у России в обмен на подданство передачи ханства по наследству своим детям. В Орске в 1740 г. вместе с  Абульмембетом султан Аблай принял присягу России. А впоследствии и подданство империи Цинн. Народ бедствует, а высшей власти, нет до этого дела. Она занята думой о своих наследниках, как в будущем пристроить своих детей на тёплое место. Ради личной и семейной выгоды султаны (ханы) предают национальные и государственные интересы, совершают все это в тайне, за спиной собственного народа.  Как видим, нравственность – система координат в пространстве добра и зла, должного и недолжного, охватывающая все стороны человеческой жизни была разрушена. Разрушена социальная совесть. У власти не было идеи объединяющей все слои населения, народные традиции были разрушены, не было вектора развития, которая могла бы успешно развивать государство и успешно противостоять внешним вызовам. Самостихийное создание ополченцев выдвинутых из народа батыров, решали временные во время войны сплочения народа. А изменить семейно клановую систему управления, таких сил и людей не было. Поэтому все шло к потере государственности.В  Китае династии тоже строились на семейно-клановой системе управления. Но у них было доктрина (договор), где император был обязан быть добродетельным и служить своему народу и государству, в противном случае народ имеет право свергнуть его и его династию. Что и произошло с 25 династиями в Китае. Чингизиды такой доктрины с народом не имели, поэтому служили себе и своей семье до последнего, пока не продали все тюрко-монгольские народы.Если в XIV – XVI веках кочевники были разделены на разные исламские течения и с рвением вырезали друг друга в течение нескольких веков за “чистоту ислама”, то начиная середины XVII века, началась новая религиозная война среди кочевников, но уже с другим оттенком. Великая Степь от Семиречья до Алтая, от Урала до Крыма была расколота на три религиозно-мировоззренческие системы – буддийскую, мусульманскую и китайскую. Кочевникам объединяться стало невмочь. В горах Алтая, в степях Джунгарии, в Казахстане, Восточном Туркестане, в Поволжье и в степях Дона полыхал огненный смерч. Кочевники разделились на три лагеря и успешно вырезали друг друга. Они уже не помнили о своем былом родстве. По Великой Степи пошла волна национально-религиозного, этноязыкового разделения. Война между кочевниками превратилась в геноцид с обеих сторон, что никогда не было, когда они были тэнгрианцами. Опустошение в степи было изрядное. Богатства побежденных ко­чевых племен становилось богатством победителя-кочевника, сопротивляющихся этому просто убивали. Женщин и детей забирали в плен и раздавали победителям. По кочевым обычаям на пленных женщинах женились победители.Цинская империя внимательно следила за войной в Казахском ханстве и по мере ее расширения и ожесточения наращивала усилия по подготовке к новой войне со своим противником. Китай имел артиллерию и мушкеты, которая решила исход битвы в Халха-Монголии. Цэван-Рабдана осознавал неизбежность войны с Китаем. Готовились к войне и ойраты. Результаты второй джунгаро-цинской войны не заставили Цэван-Рабдана отказаться от мысли одержать победу над грозным противником. Поэтому внутри страны Цэван-Рабдан готовился, основал военную промышленность, упорядочил административно-территориальную систему управления, построил новую столицу, обустроил перемещенных на новые земли хошоутов, торгоутов, кыргызов, телеуток. Возросшая военная мощь позволила вести продолжительные войны с соседями, часто на двух-трех фронтах одновременно. В Ургу собрано было много ремесленников делать оружие. Пленный шведский офицер сержант Юхан-Густав Ренат, бежавший из сибирской ссылки в 1716 году, обучал ойратов литью пушек. 1726 году в Джунгарии (район Чесык-Кум) был построен первый завод по производству артиллерийских орудий. На этом заводе пленные русские под началом шведа Рената изготавливали не только пушки, но и разные огнестрельные оружия.В 1726 г. на курултае в Ордабасы было создано Второе общеказахское ополчение во главе с Абулхаир-ханом.  В 1726 году в среднем течении р. Сарысу, при впадении в нее р. Буланты, казахское объединенное войско нанесло ощутимое поражение джунгарским силам. Это была первая крупная победа казахского ополчения в длительном, изнурительном противоборстве с Джунгарским ханством. Место сражения надолго сохранилось в народной памяти и получило название "место гибели калмаков" (калмак кырылган), что отразило значительность поражения джунгарских сил. Осенью этого же года казахские султаны Абулхаир, Семеке и другие султаны с 10-тысячным войском, напав на волжских калмыков, так часто беспокоивших западные границы казахского ханства, вынудили их отступить. Однако, неблагоприятная ситуация для казахов, вызванная прежде всего опасностью втягивания в затяжную борьбу с волжскими калмыками, заставила казахов пойти на перемирие с ними, чтобы обезопасить свои западные границы в условиях продолжающейся борьбы с самым опасным противником на востоке — Джунгарским ханством.Джунгарское ханство (иначе Ойратское ханство, или Калмыкия) - государство, располагавшееся к северу от гор Тянь-Шаня. В 1-й пол. XVIII в. его границы определялись линией, идущей от оз. Балхаш у устья р. Лягуз на север до р. Иртыш, по Иртышу до его истоков, далее на юг до вост. оконечности хребта Тянь Шань, на запад по этому хребту до р. Алай, далее по Ферганскому хребту до его северо-западного конца, затем к современному г. Алмата в Казахстане, пересекая среднее течение р. Чу и идя вверх по ней до южного берега оз. Балхаш.В 1727 г. умирает правитель Джунгарии Цевен-Рабдан и, в Джунгарии вспыхнула кровавая борьба за власть между сыновьями хун-тайджи. «С приходом к власти в Джунгарии в 1729 году Галдан-Церена началась третья ойрато-цинская война (1729-1739гг.) Джунгария подверглась нападению со стороны маньчжурских войск, ойраты вынуждены были перейти к обороне своих западных границ. В течение года ойраты успешно оборонялись, нанося противнику ощутимые потери. В 1731 г. джунгарская армия численностью в 30 тысяч воинов во главе с родственником хунтайджи Цэрэн-Дондобом Младшим отправилась в поход в Халху. Джунгары нанесли поражение у Кобдо цинской армией Фу Эрдэня численностью 20 тысяч воинов. После этой победы, заколебались позиции цинов в Монголии. Маньчжурское посольство в России тщетно добивалось от правительства Анны Иоанновны, калмыцкого хана Цэрэн-Дондука и джунгарского принца Шоно-Лоузана вступления в войну против Галдан-Цэрэна. В августе 1732 г.,  джунгарская армия в битве на реке Орхон у монастыря Эрдэни-дзу, потерпела поражение от цинской и халха-монгольской армии. Ойраты отступили из Халхи. В 1734 г. начались мирные переговоры. В 1737 г. смерть джунгарского посла оборвала первый этап переговоров, вновь возобновились боевые столкновения. В 1739 г. обе стороны заключили мир. Границей между двумя государствами стали хребты Монгольского Алтая. Император Цяньлун (1735-1795) согласился на пропуск торговых караванов из Джунгарии вглубь Китая, а также паломников в Тибет. Кроме этого цины обязались не строить военных укреплений и не расквартировывать войска в пограничной зоне.»32 Во время третьей цино-джунгарской войны, и главные силы ойратов были отправлены в Западную Монголию: Джунгария объективно не могла воевать в это время на два фронта - против казахов и маньчжур. Военно-политическое руководство ойратов бросило все имеющиеся военные и людские резервы на оборону против наступления цинов. Естественно, что так называемый «западный фронт» против казахов оказался практически незащищенным. Свидетельством тому является самое кровопролитное сражение с джунгарами, которое произошло весной 1730 года в местности Аныракай в 120 верстах на юго-восток от южной оконечности озера Балхаш у озера Алакуль, известное у казахов под названием “итишпес Алаколь” (озеро Алакуль, воду которого не станет пить собака, т. е. плохая — горько-соленая). Битва началась с поединка батыров. Вот как описывается в сказаниях об этом поединке: “казахи и калмаки стоят на холмах друг против друга, а посередине перед войсками один лишь сын джунгарского хунтайши, зять самого Галдан Церена, батыр Чарыш казахских батыров на поединок вызывает. Молодой пастух Абильмансур, по прозвищу Сабалах, (имя Абылая), пасший овец у Толе бия, стал воином ополчения, спросив разрешения у хана выйти на поединок и получив его благословение, разогнал коня и, издав клич: “Аблай! Аблай!”, налетел и сразил Чарыша. Одним махом отрубив ему голову, он с криком “Враг сражен!” увлек за собой казахских воинов. Калмаки дрогнули, отступили и были рассеяны казахами. Так Сабалак превратился в легендарного Аблая. В память о поединке с Чарышем народ присвоил ему имя Аблай. Казахи рода аргын, караул выбрали его своим султаном. В Аныракайской битве, театр военных действий которой занимал около 200 километров, казахи одерживали победу, но неожиданно все поменялось. Внезапно умер хан Болат. Возник спор, кому же быть старшим ханом в трех казахских жузах. Главнокомандующий объединенными силами Абулхаир и владелец Среднего жуза Семеке покинули район сражения. Как видим у казахской элиты, даже в такой сложной ситуации не было речи о национальных интересах. Главной их целью было сохранить свою неограниченную власть. Эти разногласия среди ответственных за судьбу страны батыров, султанов и других крупных племенных вождей облегчили действия джунгар и свели на нет достигнутые результаты. Абулхаир-хан с подчиненными ему отрядами Младшего жуза отступил к границам России. Значительная часть Среднего жуза откочевала на север, часть Старшего жуза, в наибольшей степени испытывавшая давление джунгарских сил, оказалась прижатой к Сырдарье и была вынуждена покориться джунгарам. После поражений от казахов и начала третьей ойрато-цинской войны Галдан-Цэрэн вывел войска из Южного Казахстана, но сохранил под своим контролем Семиречье.В  1731 году   ойратский нойон Лозон-Цэрэна, зять Галдан-Цэрэна, со всеми подвластными ему людьми (до 30 тысяч) откочевал на Волгу. Откочевка нойона имела для Джунгарии серьезные последствия: во-первых, потеря такого количества боеспособных людей в условиях тяжелой войны на два фронта, против казахов — на западе и цинов — на востоке, была смертельно опасна сама по себе; во-вторых, уход с войском Лозон-Цэрэна, открыл ойратский фронт у Ташкента, и спровоцировал поход казахских отрядов в глубь Джунгарии.В 1733 году,  после семнадцатилетней службы на посту «главного архитектора» военной промышленности Джунгарии, через Сибирь и Россию, в отечество свое возвратился шведский сержант-артиллерист Юхан-Густав Ренат. Галдан-Церен решился отпустить своего инженера-самородка, наградив его «золотом, серебром и каменьями», только при условии подготовленной шведом замены из числа местных или русских мастеровых. Однако, как оказалось, отъезд Рената оказался трудновосполнимой потерей для ойратов.Воспользовавшись войной ойратов с цинами, казахи поспешили пройтись по беззащитным ойратским улусам. За добытую там поживу, казахи потом заплатили высокую цену. Заключив мирный договор с китайской империей Цин, Галдан-Цэрэна решил наказать казахов Среднего жуза за нападение на территорию ойратов в период третьей ойрато-цинской войны (1729-1739 ). Летом  в 1739 году ойратские войска численностью 24 тысячи человек под командованием Церен-Дондота двумя ударными колоннами вторглись на территорию Старшего жуза и захватили пять волостей. Зимой 1739 года против казахов вошли две армейские группировки: северная под командованием полководца Септеня, южная группа ойратских войск, возглавляемая нойоном Сары Манджи (общая численность — 30-35 тысяч).  Казахские кочевья, охваченные с двух сторон ойратами, бежали в сторону Урала и Сырдарьи…Галдан-Цэрэн предложил хану Младшего жуза Абулхаиру принять ойратское подданство за города Туркестан и Ташкент. В 1740 г., осенью и зимой 1741 г., казахи под руководством султана Барака и Лжешоно-Лоузана (Карасакала) сами организовали поход в пределы Джунгарии. В феврале 1741 началось очередное вторжение джунгар, три группировки ойратов (две с юга и одна с востока) под командованием Септеня и Лама-Дорджи, сына Галдан-Цэрэна, разоряют Средний жуз. Во время этих действий а плен попали казахские султаны и батыры, в том числе и султан Аблай. В плену, как рассказывает казахское сказания, калмыки  задали будущему хану Аблаю вопросы. После ответа на эти вопросы его отпустили. Он был им не страшен. Да, Аблай был сильным, ловким, отважным воином, настоящим батыром. Но у него не было Степного Духа. Он не знал тэнгриянского мировоззрения. Оставшиеся обычаи традиционного общества не могли заменить государственную исламскую религию.  Код Степного духа – это страсть, совесть и правда.В мае 1741 г., окончились военные действия, правители Среднего жуза признали подданство Джунгарии и отправили аманатов (заложников) ко двору Галдан-Цэрэна. Позднее и хан Абулхаир отправил к хунтайдже своего сына. В ноябре 1743 г. по февраль 1744г. выступило запоздалое российское посольство из Оренбурга во главе с майором К. Миллером в Джунгарию с требованием прекратить со стороны ойратов все враждебные действия против казахов Среднего жуза, подданных Российской империи. Российские представители не были пропущены Сары-Манджи, наместником Северо-Западной Джунгарии, в Ургу хунтайджи (уловка Галдан-Цэрэна!) под предлогом свирепствовавшей в Ойратии оспы. 1743 г. — султан Аблай, подписав в Урге договор о мире, был отпущен на родину. В этом году джунгарское подданство признали каракалпаки.»33  Гибель джунгарского ханства. Почти беспрерывные внутренние и внешние войны истощили не только казахские орды, но и само Джунгарское государство. Поубавилось людей, пооскудели табуны коней и стада скота. Да и сам Галдан-Цэрэн сильно сдал. В 1745 году умирает хунтайджи Галдан-Цэрэн. После его смерти началась кровопролитная борьба за трон Джунгарского государства. Всего 13 лет отделяют смерть Галдан–Цэрэна от гибели Джунгарского ханства. У Галдан-Цэрэна в это время было три сына и несколько дочерей. Старшему сыну — Лама-Доржи в год смерти отца исполнилось 19 лет, среднему — Цэван-Доржи-Аджа-Намжилу — 13, младшему — Цеван-Даши только минуло семь лет. Галдан-Цэрэн завещал трон среднему сыну, который в 1746 году и был провозглашен ханом под именем Аджа-хана (букв. "Алмазный Владыка Жизни"). Далай-лама пожаловал ему ханский титул и имя Аджа-Намджил-хан (букв. "Побеждающее Солнце"). Галдан-Цэрэн, назначая своим наследником Цэван-Дорджи, рассчитывал на то, что страной, в период малолетства сына, будут править закон и зарго, состоявший из его преданных соратников. Расчеты старого хунтайджи не оправдались. Преемственность и относительная стабильность сохранялись первые два года. Затем возобладали факторы объективного и субъективного характера, разрушившие за несколько лет то, что было создано руками четырех поколений чоросских династий в течение столетия. Трон достался тринадцатилетнему садисту, любившему мучить собак и рубить им головы. Затем свою жестокость и самодурство юный хан перенес на окружающих его людей, в том числе князей и зайсанов. Начались казни и убийства ойратских нойонов (князей), соратников Галдан-Цэрэна, и оргии малолетнего хана - похищение жен и дочерей ойратской знати и т.д. Страна оказалась без справедливой власти. Начались неповиновения хану. Отказы, под разными предлогами, нойона Даваци, родственника хана, на неоднократные приглашения приехать в Ургу. Цэван-Доржи ханствовал недолго. Первая попытка была Лам-Баира и зайсана Басы отравить или зарезать хана. Заговор был раскрыт и три сотни заговорщиков были публично казнены. Сестра Цэван-Доржи была отправлена в ссылку в Аксу, где была тайно умерщвлена в 1749 г. В Джунгарии ввели запрет на всякое передвижение по территории ханства без соответствующего разрешения.«В 1749 году в Джунгарии произошёл государственный переворот. Против Цэван-Дорджи выступили с оружием в руках его братья и родственники Олдзы, Лама-Дорджи и Сайн-Белека. Сторонники Цэван-Дорджи потерпели поражение. Они выдали хана его противникам. Цэван-Дорджи был низложен, ослеплен, сослан в Аксу, где и был убит. Ханом Джунгарии стал Лама-Доржи, принявший титул Эрдэни-Лама-Батур-хунтайджи.  Но и его правление не было длительным: титулованная ойратская знать не желала признавать ханом Лама-Доржи — человека незнатного происхождения, побочного сына Галдан-Цэрэна, рожденного от наложницы. Возник новый заговор, имевший целью свержение Лама-Доржи и возведение на ханский престол малолетнего Цэван-Даши. Заговор был раскрыт, его участники понесли суровое наказание.»34Лама-Доржи проявил себя весьма подозрительным и жестоким человеком, не желавшим давать противникам шансов на успех. Угроза расправы нависла над всеми остальными представителями джунгарской знати, имевшими права на ханский титул. Происхождение Даваци, давало ему преимущественное право на престолонаследие. Родовое владение Давачи находилось в Тарбагатае, как и владение другого ойратского нойона — Амурсаны, с которым Давачи был в тесной связи и дружбе. Давачи и Амурсана в 1751 году бежали к султану Среднего жуза Аблаю. Почти год они прожили на территории среднего жуза. Узнав об этом, Лама-Доржи потребовал: ”Или выдавайте беглых, или сами возьмем!” Дело оборачивалось бедой. Султан Аблаю было чего всполошиться. Он собрал всех султанов и старшин Младшего, Среднего и Старшего жузов, чтобы сообща решить что делать. Многие считали, чтобы дело не доводить до войны, выдать беглецов. Но султану Аблаю удалось уговорить  всех султанов не выдавать. После этого Аблай дал решительный отказ Лама-Доржи. Когда отряды джунгар вошли в казахские земли, Давачи и Амурсана бежали в свои родовые кочевья,  и возобновили борьбу против Лама-Доржи. Опытные полководцы и их воины воевали в казахских степях,  в Урге оставалось малочисленные отряды. Воспользовавшийся таким случаем, в самом начале января 1753 года, Амурсана и Давачи, совместно казахско-ойратским отрядом совершили рейд по Джунгарии и успешно напали на ставку джунгарского хана. Лама-Доржи был захвачен в плен и 12 января 1753 года казнен. Давачи был провозглашен джунгарским ханом. Однако ряд нойонов возвели на престол своего ставленника — Немеху-Жиргала, и в Джунгарии оказалось сразу два хана. С помощью Амурсаны Давачи низложил и убил конкурента.Цинская империя внимательно следила за перипетиями междоусобной борьбы в Джунгарии и по мере ее расширения и ожесточения наращивала усилия по подготовке к новой войне со своим слабеющим противником. Так, в 1748 г. цинский двор запретил джунгарам торговать в Пекине. Спустя два года маньчжурские власти не разрешили ойратским паломникам проезд через цинские владения в Лхасу. Джунгарские послы, добивавшиеся в Пекине положительного для себя решения этого вопроса, в конце концов, уехали из столицы Поднебесной "с великим сердцем", т. е. крайне недовольные отказом правительства.В 1751 г. Цины запретили джунгарам торговать в приграничных городах империи. Вначале 50-х гг. цинская династия начала непосредственную подготовку к войне с Джунгарией.В 1752 году подготовка к войне против ойратов усилилась. В Халхе был получен приказ о поголовной проверке и переписи всех без исключения мужчин, годных к военной службе, и их вооружения. На лето 1752 года в районе Эрдэни-Дзу был назначен смотр халхаских войск. Здесь была построена крепость, от стен которой до самой ойратской границы протянулась цепь постов и застав, где были использованы войска халхаских князей. С весны 1753 г. на джунгарскую границу стали подтягиваться новые части цинской армии, снабженные артиллерией, значительными запасами вооружения, снаряжения и продовольствия.Осенью 1753 года в Китай из Джунгарии перебежало более 3 тысяч ойратских семейств во главе с двумя внуками Галдан-Цэрэна. Цинские власти ускорили подготовку к походу против Джунгарии. В армию, предназначавшуюся к вторжению в Джунгарское ханство, наряду с маньчжурскими воинами стали широко привлекаться китайцы (ханьцев), восточные монголы и халха-монголы, которым предстояло сражаться под началом маньчжуров. В 1753-1754 гг. цинское командование приступает к захвату приграничных с Китаем районов Джунгарского ханства — Монгольского Алтая, создавая стратегический плацдарм и овладевая горными проходами для наступления на ойратов. Цинское правительство открыто готовилось использовать благоприятно складывавшуюся обстановку, вторгнуться в Джунгарию и навсегда покончить с этим ойратским государством.Вскоре после воцарения Давачи Амурсана стала одолевать мысли. Он  помогал Давачи захватить трон и удержаться у власти, хотя Давачи туповат, об этом все знают. Дальше своего носа не видел и одним днем жил. А вот он Амурсана хотя по родовитости не мог сравниться с Давачи, вот по уму и смекалке – дело другое. А он находится в подчинении. В будущем может он станет хунтайджи! Амурсана хотел проверить привязанность к нему Давачи и попросился в свои кочевья. Давачи задерживать не стал. Уехал Амурсана из Урги. Жил в своем владении. Ждал приглашения Давачи, но от него посыльных не было. Росла обида, нашлось в душе место и для зависти. «Возгордился Давачи, совсем не хочет признавать, что я для него сделал». Не приглашает к себе, даже ко мне в гости не желает заехать. Так думая Амурсана, совсем потерял покой. «Повезло же этому увальню, а все потому, что знатнее родом. Он, Амурсана, и по уму, и смекалке, и по храбрости во много раз превосходит Давачи. А вынужден довольствоваться почти тем же, что и было. Поэтому он должен стать хунтайджи, он и только он. Нет людей сейчас во всей Джунгарии более достойных его». Неуемная жажда власти иссушала его разум.Подавшись порыву, Амурсана написал письмо и изложил горечь своих обид. Выходит, что он, который старался ради хунтайджи, не щадя жизни, остался теперь не у дел. “В одной земле два державца не живут“, - без обиняков ответил Давачи Амурсане, не желая ни с кем делиться властью. “Раз дело упирается в землю, то почему бы ее и не поделить? – не отступал Амурсана. – Отдай мне во владение людей каннских и каракольских, телеских и телеутских улусов и делу конец. Будем жить в добром соседстве и мире.”  “Владей тем, что пока еще имеешь. Ради собственного же добра не проси большего”, - гласил ответ из Урги. Ханский трон заслонил все: и старую дружбу, и дни скитаний и забот. Обуреваемый честолюбивыми замыслами, Амурсана решил бороться за трон Джунгарии до конца.Зимой 1754—1755 гг. между Давачи и казахами происходили ожесточенные столкновения. Казахские отряды вторгаются уже в глубинные районы Джунгарии. Угроза завоевания со стороны казахов на некоторое время объединила джунгар вокруг хана. Так, десятитысячное войско Аблая было разгромлено ойратами на р. Каратал.И вновь над ойратскими улусами, обескровленными междоусобицами и налетами осмелевших казахских султанов, запахло, какой уже по счету, кровопролитной войной. В этой борьбе султан Алай встал на сторону Амурсана. Амурсана совместно с тремя нойонами, напал на ставку Даваци в 1754 году, проиграл сражение, и бежал через Телецкое озеро, Кобдо и Уланком в Халху, где явился к цинским властям и заявил о своем желании служить Цинской династии. Его отправили в Пекин. При дворе Амурсану встретили с большой радостью. Царевич Амурсана обратился за помощью к богдыхану императору Китая с просьбой дать ему войско, чтобы захватить Даваци и представить его в Пекин, и император маньчжурской династии откликнулся немедленно. Это был хороший предлог, богдыхан решил использовать Амурсану как орудие для разгрома Джунгарии и ее последующего расчленения на отдельные, независимые друг от друга владения.В конце 1754 года была объявлена мобилизация, в ходе которой было собрано 150 тысяч лошадей для похода, собрана огромная казна в 3 млн. лян серебра для обеспечения боевых действий. Ударный отряд цинов составили: 10 тысяч воинов из Халха-Монголии, 20 тысяч воинов из Южной Монголии, 10 тысяч знаменных маньчжурских войск, а также 10 тысяч китайских (ханьских) солдат, которые в основном оставлялись в гарнизонах и охраняли обозы с продовольствием. Было очень тщательно проведено планирование нападения. Были учтены особенности дорог в Джунгарию, были подсчитаны запасы воды вдоль маршрутов, созданы магазины с продовольствием. Армия разделилась на две группировки, и двумя маршрутами двинулась в Джунгарию. Император Хун Ли считал, что силы Даваци истощились, и настало время его разбить.Ранней весной 1755 г. цинская армия двумя колоннами: из Баркуля под командованием Юн Чана и из Улясутая под командованием Баньди — выступила против Джунгарии.  Общая численность обоих отрядов цинской армии составляла — по оценкам разных источников — от 90 до 200 тысяч человек. Северным отрядом командовал маньчжурский генерал Баньди. Отряд получил задание выступить из района Улясутая и двигаться в долину реки Боротала, перейдя реки Булугун, Чингиль, озеро Айрик-нор. Южному отряду под командованием маньчжурского генерала Юн Чана было предписано двигаться к долине Боротала по дороге Баркуль — Урумчи. Каждый отряд имел сильный авангард, которым командовали ойратские князья, перебежавшие на сторону Цинской династии. Начальником авангарда северной колонны цинских войск, двигавшейся из Халхи, был назначен Амурсана, получивший от императора княжескую степень цинь-вана. Авангардом южной колонны командовал ойратский князь Сарал. В конце апреля оба отряда, соединившись в долине реки Боротала у озера Эбинор, подошли к реке Или, переправились через нее и двинулись дальше, не встретив ни малейшего сопротивления.Узнав, что с войском идёт Амурсана, многие ойраты переходили на сторону цинской армии. Во время похода Амурсана демонстрировал ойратам свою независимость от цинского командования, убеждал население Джунгарии, что он лишь использует в борьбе с Давачи цинские войска. Амурсана и подчиненные ему войска фактически не вели боевых действий против населения Джунгарии. Население видело в них не завоевателей, а избавителей от многолетней междоусобной войны. К тому же цинское командование в распространяемых в Джунгарии прокламациях, также заверяло ойратов, что войска пришли только для установления мира и наказании Давачи, в то же время, предлагая жителям за вознаграждение признать подданство маньчжурского императора.«В районе р. Или 30-тысячная армия Давачи в трехдневном сражении была разбита. Хан бежал по одним данным в Уч-Турфан, по другим — в Аксу. Хан Давачи, потерпев полное поражение, с остатками своего войска бежал к границам казахских владений. Султан Аблай дал ему в подкрепление 3 тысячи воинов. Давачи намеревался отбить Кашгарию, но ничего сделать не успел. Передовой отряд цинских войск под командованием Амурсаны, в мае 1755 года настиг хана в его ставке на реке Текес, одном из притоков Или. Давачи бежал, не приняв боя. Даваци ускакал со своим телохранителями к правителю Уч-Турфана Хожжа-Сы-беку. Давици назначал его првителем Уч-Турфана и думал, что он его скроет на время. Но он ошибся, 8 июля 1755 года Хожжа-Сы-бек за вознаграждение здал его императору Хун Ли.»35  Пленного Давачи отправили в Пекин. «Император Хун Ли принял Даваци как знатного вассала. Он был удостоен степени циньвана, получил прислугу и право ежедневно лицезреть императора. Сын Даваци Лубджа был впоследствии женат на императорской племяннице. Даваци был нужен Цяньлуну на случай захвата власти в Джунгарии Амурсаной. 19 июля 1755 г. — указ императора об окончании «западной кампании» и включении Джунгарии в состав Цинской империи. Это был конец Джунгарского ханства, было официально присоединено к Цинской империи.»36Цинские власти распространили на Джунгарию общую административную систему, введённую ранее в завоёванных частях Монголии; институт всеойратского хана был упразднён. На обломках ханства цинские власти образовали 4 самостоятельных, независимых друг от друга княжества — Хойт, Дербет, Хошоут и Чорос, правители которых были подчинены непосредственно Пекину. Завершив войну, цинские власти стали срочно выводить войска и распускать их по домам, ибо содержание огромного войска в такой дали, оказавшегося в итоге ненужным, ложилось тяжким бременем на казну, а в Халхе, в которой было мобилизовано огромное количество мужчин, начинало зреть народное недовольство. Лишь в важнейших пунктах Халхи и Джунгарии были оставлены небольшие гарнизоны.Амурсана рассчитывал с цинской помощью стать всеойратским ханом, но оказался обманутым. Амурсану же, после того как явственно обозначились его намерения занять ханский престол в Джунгарии, было велено казнить на месте, в крайнем случае доставить в Пекин. Цзянцзюнь Баньди не решился убить Амурсану в Джунгарии и под предлогом необходимости присутствия нойона на торжествах в Пекине, по случаю покорения Джунгарии, отправил его под конвоем в столицу, в сопровождении халхаского князя Эринчина. По дороге, узнав от хотогойтского князя Цэньгунчжаба о предстоящей казни, Амурсана обманул сопровождающих и бежал в свои родовые кочевья, где и поднял знамя антицинской борьбы.Побег Амурсаны вызвал переполох в Пекине. Демобилизованных воинов начали срочно возвращать в армию. Уничтожив оставшийся в Джунгарии отряд цинских войск во главе с Баньди, покончившим жизнь самоубийством, разрушив цинские почтовые станции и пикеты, Амурсана обосновался в верховьях р. Боротал в заброшенном "Каменном городке" и жил там до начала зимы. Оттуда он рассылал письма к джунгарским князьям и урянхайским зайсанам. Он призывал всех ойратских князей изгнать завоевателей и восстановить независимое Джунгарское ханство. Среди сподвижников Амурсаны русские источники упоминают его брата Банчжура, зайсанов Басутая, Эсугара и др. Многие ойраты Джунгарии поддержали антицинское восстание Амурсаны. Бесцеремонное поведение маньчжуро-китайских властей, начавших сразу же после низвержения Даваци грабить богатства страны, осквернять ойратские религиозные святыни, открыла народу глаза на подлинные цели Пекина. На призыв откликнулись не все нойоны: бывшие сторонники Даваци опасались мести Амурсаны, большинство князей отказались признать над собой власть Амурсаны, как не являвшегося по прямой мужской линии потомком джунгарских ханов из дома Чорос, считая унизительным для себя подчиниться человеку низкого происхождения. Сторонники Амурсаны провозгласили его ханом, но вскоре в их стане начались раздоры, вооружённые столкновения, и потерпевший поражение Амурсана был вынужден вернуться на реку Или и начать собирать войска вновь. Амурсана использовал зиму 1755—1756 годов для реорганизации своих сил. Между тем попытки все еще остававшейся в Халхе семьи Амурсаны, его ближайших родственников и подвластных возвратиться в Джунгарию были пресечены цинскими войсками. Жена Амурсаны Делик-Доржи с детьми была доставлена в Пекин. Узнав о приближении большой маньчжурской армии, Амурсана оставил Джунгарию и в начале лета 1756 года бежал к казахам.Весной 1756 г. цинская армия, возглавляемая халха-монгольским князем Цэрэном, вступила на территорию Джунгарии. Цинское правительство двинуло на ойратов новое огромное войско из маньчжур, халха-монголов и южных монголов. Разрозненные отряды ойратских князей не смогли сдержать неприятеля. Наводнившие Джунгарию цинские войска, не имея перед собой организованного противника, приступили к массовой резне и поголовному истреблению ойратского населения. Маньчжуро-монголо-китайцы истребляли все живое на своем пути — убивали мужчин, насиловали и замучивали женщин, убивали детей и стариков, женщин и детей уводились в Китай, сжигали жилища, резали скот, они перебили несколько сотен тысяч калмыков... Вскоре в стране воцарился голод, одни начали умирать голодною смертью. За голодом шла оспа. Джунгария была буквально усеяна трупами, ее воды покраснели от пролитой человеческой крови, а воздух был полон дыма от горевших улусов, лесов и трав... все, что имело ноги и могло двигаться, бросилось из Джунгарии в Сибирь, а некоторая часть бежала в казахские степи и осела среди казахов. Одновременно с этим из глубинных пунктов ойратского ханства к границе России двигались тысячи беженцев, унося остатки своего имущества. Князья и араты с семьями и остатками скота искали спасения от неминуемой гибели. Из 600 тысячного населения ханства уцелело 30-40 тысяч ойратов, спасшихся в пределах Российского государства. Многие джунгары нашли защиту у стен русских крепостей. Сам Амурсана, бежал к казахам. 2 мая 1756 г. императрица Екатерина II подписала указ о приеме в российское подданство бежавших под защиту русских крепостей ойратов и алтайцев.В июле 1756 года двухтысячный цинский отряд вступил в пределы России и, разыскивая Амурсану, подошел к Колыванскому заводу, под стенами которого укрывались ойратские беженцы. 25 октября того же года ещё более многочисленный отряд маньчжурских воинов подошел к Усть-каменогорской крепости, желая увести с собой находившихся здесь урянхайцев, бывших подданных ойратского хана. Казаки не выдавали «гостей» их врагам, хотя к крепостям, гарнизоны которых составляли всего по нескольку десятков человек, подходили многотысячные отряды цинов. После легкой передышки джунгарские семьи отправлялись вглубь русских пределов. Многие из них погибали от голода, становились легкой добычей разбойников всех мастей, но все равно уходили на новую для себя родину. Многие из них по указанию российского правительства были переселены в кочевья волжских калмыков.Узнав, что Амурсана скрывается в кочевьях султана Аблая, отряд цинов направился в Средний жуз. Однообразная безлесная равнина, это было внове для маньчжуров дауров, солонов, сибо, баргинцев и уроженцев иных земель, которые волею правителя Поднебесной оставили свои таежные места и оказались в неведомых для них местах. Прирожденные охотники и звероловы, они прибыли сюда для необычной охоты. Им было предписано найти и взять не дикованную птицу, не редкого зверя, а человека, пошедшего против воли их повелителя. Амурсама скрывался у казахского султана Аблая. Принц Амурсана приходился султану Аблаю родным шурином (по-татарски “балдыз”), то есть Аблай был женат на родной сестре Амурсаны. Султан Аблай не выдал императору Китая своего шурина, но и долго прятать не мог, так как это грозило войной с Китаем. В конце осени 1756 г. Амурсана после пятимесячного пребывания у султана Аблая вновь появился в Джунгарии. Зиму 1756—1757 годов он провел в горах Тарбагатая, сколачивая новые силы для борьбы против цинского господства.С наступлением весны 1757 года Амурсана с отрядом своих сторонников направился на восток, к халхаско-ойратской границе, напал на гарнизон цинских войск в Баркуле и уничтожил его. Весной и летом 1757 года в горах Тарбагатая и в долине реки Или отряды ойратов общей численностью в 10 тысяч воинов, руководимые Амурсаной и его единомышленниками, развернули активные операции против цинской армии. Несмотря на героические действия, эти отряды не могли противостоять многократно превышавшей их численностью и оснащением цинской армии, отразившей натиск повстанческих отрядов и перешедшей в новое наступление. Ойраты терпели поражение, всех попадавших в плен каратели беспощадно истребляли.Амурсана, потерпев ряд поражений, 28 июля 1757 года явился в Семипалатинск, прося убежища. Он был принят местным командованием, через два дня доставлен в Ямышево, где выяснилось, что он болен оспой. В Ямышевской крепости ему оказали медицинскую помощь, а 31 июля отослали в Тобольск, куда он прибыл 20 августа. 22 августа в беседе с вице-губернатором Сибири Грабленовым Амурсана сообщил, что решил бежать в пределы России по примеру других ойратских князей. Амурсана обратился за помощью к российскому правительству, и получил ответ, что переход Амурсаны в российское подданство на предложенных им условиях неприемлем, но российские власти могут гарантировать убежище лично Амурсане с небольшой свитой. Амурсану поселили в окрестностях Тобольска, где он жил в полном довольстве, однако 15 сентября 1757 года болезнь обострилась и через шесть дней он умер.«Возле российской границы маньчжурский разъезд захватил едущего на телеге человека. Пленного схватили и доставили в лагер. Допрашивать пленного генерал Фу Дэ пожелал самолично. – Как звать тебя? – Иван. – Какой ты к черту Иван, с таким-то обличьем, - не сдержался Фу Дэ. – Иван я, - упрямо повторил допрашиваемый. – По происхождению ойрат. Но крещен был. Нарекли Иваном. – Вот в чем дело. А жил где? – На форштдате, у Семипалатинска. – Так, так… - Фу Дэ поиграл пальцами. – Вот что, Иван. Ты теперь в наших руках. О возвращении твоем не может быть и речи. Что дальше тебя ожидает – от тебя самого зависит. Наш государь-император поручил нам изловить вора и мятежника Амурсану. Кажется нам, что он укрылся на русской стороне. Расскажи нам, что слышно там о нем. Скажешь правду – богатым и знатным станешь, если же что запамятуешь, у нас есть чем заставить тебя вспомнить. – Амурсану я знаю давно. – начал Иван. Еще с той поры, как с моим хозяином Добачи бегал к казахам. И вот довелось опять встретиться в Семипалатинске. Он зашел в дом майора, и больше я его не видел. Говорят,  что отправили его к белой царице. – Можно ли тебе полностью верить? Человек ты, видно, неустойчивый. С рождения одной веры был. Теперь, религию и имя другую принял. Раз легко изменил обычаю своих предков, то уж, и соврать не оробеешь. – Иван вновь подтвердил, что видел Амурсану в Симипалатинске.»37 Узнав от пленного, что Амурсана скрылся у русских, маньчжурский отряд во главе Фу Дэ подошел к Семипалатинской крепости и стал требовать его выдачи.   Фу Дэ обратился к коменданту крепости с такими словами: “Амурсана сгубил своего повелителя со всей его фамилией, убил брата своего, сноху и жену, разорил всю Джунгарию, привел под меч всех урянхайцев. Разве достоин злодей сей быть в покровительстве такого государства, как Россия? Из-за укрывательства этого злодея, будут лишь неурядицы, которые возникнут между нашими государствами”. Но комендант крепости заявил, что Амурсана к его крепости не приходил».39 «Когда пришло официальное извещение, что Амурсана задержан русскими властями и, находясь в заключение, умер от оспы, пекинское правительство потребовало выдачи трупа. Несколько раз российским чиновникам приходилось извлекать останки Амурсаны из земли для предъявления маньчжурским представителям, но выдать их Пекину Россия отказалась. Отклонив это требование, царское правительство 1 ноября 1757 года предложило сибирскому губернатору отправить труп Амурсаны на границу, в Кяхту, куда и пригласить представителей цинской администрации, чтобы они могли удостовериться в его смерти. 13 марта 1758 г. в Кяхту прибыли представители цинских властей, которым была дана возможность убедиться в том, что Амурсана действительно мертв.»38    Истребительная война в Джунгарии закончилась лишь в 1759 году, когда цинским войскам удалось ликвидировать последний очаг освободительной борьбы ойратов в горах Юлдуса. В 1759 г. умер Даваци. Тогда же войска «покорителей ойратов» Чжао Хоя и Фу Дэ завершили завоевание Восточного Туркестана. В 1760 году на территориях Джунгарии и Восточного Туркестана  было образовано китайское наместничество Синьцзян (букв. "Новая граница").Прошло два столетия, но даже сегодня исторические события Джунгарского периода не стирается в памяти татарского, казахского, киргизского, алтайского, тувинского и самого калмыкского (ойратского) народа, а наоборот оно обостряется, так как по прежнему нет адекватной картины событий того времени. Поэтому еще раз проанализируем причины подъема и упадка Джунгарского ханства.В 1640 году в районе Тарбагатая ойратские ханы провели курултай (съезд). На этом съезде было решено создать новую империю. Идея создания империи была верна. Ойраты решили повернуть время вспять и победить его. Для осуществления такой программы  было подобрано благоприятное время, началось цикл подъема или волны везения. Оставалось главное, выбрать идеологию или мировоззрение, которая могла бы сплотить все народы тюркско-монгольского мира. На принятом съезде документе  было решение сплотить все племена и народы в рамках буддизма ламаизского течения. Сразу было очевидно, что буддизм не сможет сплотить идейное единство  монголов и тюрков в Великой степи. Но почему этот документ был принят. Ведь не могли ламаисты быть духовными наслед­никами тэнгрианца Чингиз-хана. Это совершенно разные религии. Конечно, не трудно догадаться, кто подсунул ойратам такой ламаиский проект, а ойратская и халха-монгольская элита купились на это. Ламаиский проект заранее был обречен на поражение. Это была обыкновенная “разводка”. Вновь тюркско-монголький мир “развели” по крупному. Ясно, создать империю ойратам не удалось. В тюркской степи союзников у них не нашлось. Более сто лет шла кровавая война ойратов с татарами, казахами, киргизами, башкирами, халха-монголами и т.д. погубила с обеих сторон сотни тысяч людей, принесла страдания, голод, разрушение материальных ценностей, нанесла невосполнимый урон развитию производительных сил. Племена кочевников алтайцы, сибирские тюрки,  казахи и т.д. после ужасов испытанных во время двойного нашествия калмыков добровольно пошли под за­щиту Белого Царя. После окончания Степной войны началась гибель и самой Джунгарии. Джунгария, приняв государственную религию буддизм, могла только рассчитывать на создание своего государства, которое в дальнейшем  завоевали бы сильные соседнии империи, как Китай или Россия. Эта трагическая история должна послужить важным уроком для нашего поколения, которое это должно суметь понять и извлечь из всего этого урок.Следующая причина гибели Джунгарии, была обусловлена внутренними причинами. После смерти Галдан-Церена в 1745 г. и до маньчжурского нашествия в 1755-1758 гг. Джунгарское ханство реально не имело единого правителя. Внутренняя междоусобная война семейного клана правителей Джунгарии, до предела истощив Джунгарию, привела в итоге к полнейшей децентрализации власти в государстве. Все девять правителей Джунгарского ханства происходили из династии чоросов (цоросов). Восемь — по мужской линии; один Амурсана — по женской. Всю свою мощь Джунгария потеряла в гражданской войне, которую вели между собой войска претендентов на ханский трон. Некогда могучая кочевая империя стремительно распадалась изнутри, «растаскивалась» многочисленными соседями или просто «расползалась», утрачивая контроль над своими прежними кыштимами и их землями. Один из многих участников семейной усобицы, Амурсана в дальнейшем, обуреваемый честолюбивыми замыслами, выступил в качестве претендента на ханский престол, пригласил цинов в Джунгарию, что привело к краху государства и народа ойрат. Гибель Джунгарии, еще раз показывает отрицательные стороны  управления семейно-кланой системы, если она не ответственна перед своим народом. Система управления Джунгарии потерпела крах и разрушение государства.Геноцид, устроенный маньчжурами над ойратами – это не первый случай. Первый был во времена Чингиз-хана в далёких временах. В начале XI века тюркские племена кидани захватили северные территории нынешнего Китая и образовали огромную империю киданей под названием Ляо. В 1115–1125 гг. тунгусы, обитавшие в долине Уссури и Сунгари, объединились в орду под название чжурчжени, сумели организоваться и разгромить империю киданий Ляо. В 1120 г. они захватили Северный Китай и его столицу, располагавшуюся в окрестностях современного Пекина. Чжурчжени стоящие у власти Китая, боялись, черных татар проживающих в Забайкалье, которые могли быть конкурентами против чжурчженей. В те времена всех тюркских и монгольских кочевников называли татарами. Чжурчжени   попытались уничтожить эту опасность в корне. Каждые три года стали совершаться походы против черных татар в Забайкалье с целью ослабить про­тивника, уничтожая население под корень. Эта политика неприкрытого геноцида сначала была поддержана белыми татарами. Но, затем белые татары отказались от убийства своих родственников, и один отряд татарских наемников восстал против чжурчженей, и двинулся в Забайкалье. Этот отряд был разбит отрядом Темучжина. А в дальнейшем сам Темучжин (Чингиз-хан) победил чжурчженей, захватил Северный Китай и вытеснил их далеко на северо-восток. Прошло время, и история повторилась, но в ином виде. В 1616 году вождь тунгусских племен и потомков чжурчжэней Айсиньгиоро Нурхаци (1559 - 1626) объявил себя ханом и основал Маньчжурскую империя. В 1644 году вождь маньчжуров Хуан Тай Цзи захватил Северный Китай и объявил себя новым императором и основал новую китайскую династию, которую назвал Цинн. Наиболее опасными претендентами на власть Северного Китая стали джунгары или как казахи их называли кара (черные) калмаки.Джунгарские правители никак не могли смириться с покорением маньчжурами Северного Китая и Южной Монголии и никогда не отказывались от идеи возрождения единого монгольского государства под эгидой ламаистской церкви. Началась борьба маньчжуров с ойратами, длившаяся почти целое столетие. Маньчжуры опирались на земледельческую экономику китайской империи, а ойраты, опирались на кочевую экономику Джунгарского ханства. Если во времена Чингиз-хана чжурчжэни посылали карательные отряды и устраивали геноцид против Забайкальских татар, белых татар (онгутов), то маньчжуры использовали в геноциде ойратов халха-монголов и южных монгол. И этим были посеяны семена вражды между восточными и западными монголами. Но если в те далекие времена против чжурчженей выступили кочевники, объединенные Чингиз-ханом. и победили их, то против маньчжур воевали одни ойраты и их вассалы телеуты, енисейские кыргызы, урянхайцы, алтайцы и т.д. Эта война закончилась победой маньчжур, войска которых не только стерли ойратское государство с лица земли, но и истребили сотни тысяч его обитателей. Маньчжуры уничтожили именно ойратов, поскольку боялись, что, не сделав этого, они сохранят в их лице потенциального соперника. Так по выражению академика В. В. Бартольдта, погибла последняя кочевая империя Центральной Азии.  Кочевой мир ушел, оставив нам в наследство наш менталитет.Гибель Джунгарии нельзя считать гибелью всех джунгар, или, если применить другое название народа, ойратов, калмыков. Сегодня их в мире насчитывается не менее полумиллиона. Наиболее многочисленные группы ойратов проживают в России, Монголии и Китае.Джунгарское ханство исчезло, а на её землях Цинская империя создаёт в 1761 году свою провинцию Синьцзян (Новая граница). Но дальше её интересы сталкиваются с интересами Российской империи, спешно претендовавшей на Туркестан, а казахские степи уже остались в зоне российского влияния.В 1771 г., после смерти Абулмамбета, в Тюркестане, в мечети Ходжи Ахмета Ясави, ханы и султаны подняли на белой кошме нового хана Среднего жуза – Аблая. Сам он стал считать себя ханом всех трех казахских жузов, поскольку фактически его власть распространялась, кроме Среднего, в значительной степени на Младший и Старший жузы.23 февраля 1778 г. Аблай через своего сына султана Тугума и старшин, сопровождавших его в Петербург, просил Екатерину II утвердить его ханом. Обращаясь к Екатерине, он имел в виду, что это даст ему возможность добиться получения российских войск для упрочения своего положения. Несмотря на то, что Аблай помогал Пугачеву и сам участвовал в нападениях на российские крепости, императрица признала Аблая ханом Среднего жуза.После смерти Аблая в 1781 г. ханом в Среднем жузе был провозглашен его старший сын султан Вали. После смерти Букей-хана в 1817 г. и Вали-хана в 1819 г. новые ханы в Среднем жузе не были утверждены. Российское правительство, упразднив ханскую власть, создало новый аппарат управления, опираясь на "Устав о сибирских киргизах", который был разработан в 1822 г. генерал-губернатором Сибири М.М. Сперанским. К концу первой половины XIX в., а именно к 1847 г., в русское подданство перешло подавляющее большинство казахов Старшего жуза – процесс присоединения Казахского ханства к России перешел в стадию завершения. На присоединенных территориях Среднего и Старшего жузов строятся укрепления Актау, Алатау, Капал, Сергиополь (Аягуз), Лепсинск, которые стали опорными пунктами для упрочения позиции России в Казахском ханстве. Для управления присоединенными районами Старшего жуза в 1848 г. учреждена должность "Пристав Большой Орды", который подчинялся западносибирскому генерал-губернатору.В этот период в казахском Семиречье сложилась парадоксальная ситуация четверовластия. На данную территорию помимо местных жителей казахов претендовали: Кокандское ханство (аргумент — реальное обладание местностью), Китай (аргументация — исторические права с 1756—1758 годов, как победителей и правопреемников Джунгарии), Россия (аргументация — присяга на русское подданство различных владетелей Большой орды, начиная от султана Тугума в 1793 году и заканчивая сыном Аблай-хана султаном Сюка в 1819 году). Последнее, включая военную мощь Российской империи, и предопределило ситуацию, в которой вопрос об установлении западного участка русско-китайской границы перешёл в практическую плоскость. Начало договорному определению этой границы было положено в ноябре 1860 года подписанием Пекинского дополнительного договора и связанного с ним Чугучакского протокола 1864 года, закрепивших фактическое положение, которое сложилось в результате присоединения к России Казахстана и ряда районов Киргизии.В 1782 году российские войска вторглись в Крым. Крымские татары приготовились к обороне полуострова. Еще до начала войны с крымскими татарами к крымскому хану чингизиду Шагину-Гирею был послан со специальной миссией генерал Самойлов. Он передал хану предложение оставить престол Крыма ради более высокого – персидского. И хан Шагин-Гирей, поверил всерьез и согласился занять древний трон падишахов! И даже сообщил об этом русскому командованию письменно, после чего князь Потемкин уверенно обещал своей высокой покровительнице Екатерине II: "Вам он Крым поднесет в нынешнюю зиму". В конце 1782 г. хан Шагин-Гирей торжественно объявил татарским старейшинам, что "не хочет быть ханом такого коварного народа", не забыв в этом последнем своем обращении к землякам призвать на них кару Аллаха. Воспользовавшись, что татары остались без руководства, русские войска полностью заняли полуостров, а флот – крымские порты. В январе 1783 г. царица милостиво объявила хану Шагин-Гирею, сохранение его на престоле "не составляет для государства интереса". 8 февраля 1783 г. был опубликован документ – манифест "О принятии полуострова Крыма, острова Тамань и всей Кубанской стороны под Российскую державу". В этом манифесте царица обосновывала "принятия победой силы и победы оружия Российской."Так, закончило свое существование последнее татарское государство управляемое чингизидами. Конечно, исчезновение кочевой цивилизации было исторически обусловлено и неизбежно, но этот объективный процесс был особо скоротечен, болезнен и трагичен для кочевых народов, прежде всего из-за их постоянной внутренней борьбы. Если правящая верхушка татаро-монгольской империи или государств, имела бы стратегические программы развития и умела планировать будущее страны, то  кочевая цивилизация должна была плавно постепенно переходить на оседлую жизнь. При этом сохранились бы государства, и не было бы таких потрясений и Смут. А они жили одним днем, в постоянной вражде между собой и не были ответственны перед своим народом. Народ присягал чингизидам на верность, а они, поклявшись служить народу, клятву нарушали. Сегодня надо признать, что чингизидами была совершена грандиозная ошибка, и за эти ошибки расплачивался тюркско-монгольский народ, что в конечном итоге привело к трагическому концу тюркских и монгольских государств.Кроме того причиной гибели татаро-монгольской империи и Джунгарского ханства, которые как яркие звезды вспыхнули и загорели в том, что была утрата собственной геополитической идеологии, выражением которого на протяжений многих столетий был концепт “Мэнге Иль (Эль)” – “Вечная Родина”.  Начиная с правления чингизидов, эта идеология была размыта и разрушена. Империя в лице чингизидов избрала так называемый китайский, мусульманский, христианский путь развития. Элита пошла в эти цивилизации, а народ остался на своей Родине. Произошел полный разрыв между элитой и народом, усугубленный междоусобицами, религиозными войнами и завоеванием Родины соседними государствами. Так потомки Чингиз-хана неправильным выбором вектора развития татаро-монгольской империи, загубили как саму империю Чингиз-хана, так и тэнгрианскую цивилизацию.Дэн Сяопин в 1962 году сказал такую фразу: ”Не важно, какого кот цвета – черный он или белый. Хорош кот такой, который ловит мышей.”  Когда китайская элита и народ окончательно поняли, что маньчжурская династия Цин перестала работать (плохо стала ловить мышей) на государство и народ, в 1911 году подняли восстание и свергли императора  и его династию. На смену монархии пришла республика. Мандат Неба, которым императорский дом владел на протяжении трех тысячелетий, был отозван, и могущественная династия, правящая страной почти триста лет, быстро и тихо ушла в небытие. Малолетнему императору вместе с семьей разрешили жить в Запретном городе. В 1924 году его выселили из дворца, впоследствии он был марионеточным правителем в оккупированной японцами Маньчжурии, а закончил свою жизнь в 1967 году простым рабочим в Китайской Народной Республике. Многие маньчжуры ассимилировались среди китайцев, другие живут под названием монголы в Северном Китае (Внутренняя Монголия).  В Пекине 1 октября 1949 года Мао Цзэдун объявляет о создание Китайской Народной Республики. Так родилась новая династия, и ее в основе лежит не генеалогия и не семья, а коммунистическая партия.Содержание:Глава I: https://www.altyn-orda.kz/library/geopolitika-i-pravitelstva-tyurkskix-i-mongolskix-narodov-glava-i/ Глава II: https://www.altyn-orda.kz/library/geopolitika-i-pravitelstva-tyurkskix-i-mongolskix-narodov-glava-ii/ Глава III: https://www.altyn-orda.kz/library/geopolitika-i-pravitelstva-tyurkskix-i-mongolskix-narodov-glava-iii/ Глава IV: https://www.altyn-orda.kz/library/geopolitika-i-pravitelstva-tyurkskix-i-mongolskix-narodov-glava-iv/ Глава V: https://www.altyn-orda.kz/library/49789/ Глава VI: https://www.altyn-orda.kz/library/geopolitika-i-pravitelstva-tyurkskix-i-mongolskix-narodov-glava-vi/ Глава VII: https://www.altyn-orda.kz/library/geopolitika-i-pravitelstva-tyurkskix-i-mongolskix-narodov-glava-vii/ 
Загрузка...

Комментирование закрыто.