Совсем скоро на российский рынок вернутся не только запрещенные в настоящее время грузинские вина и минеральные воды, но и цитрусовые, заявил на днях премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили. Как выяснилось, реальной конкуренции между грузинскими и российскими производителями не существует.

«Грузия была представлена на российском рынке очень скромно, — поясняет начальник отдела садоводства и виноградарства министерства сельского хозяйства Краснодарского края  Евгений Крицкий. — И вино, и цитрусовые поставлялись оттуда в небольших объемах. «Киндзмараули» и «Хванчкару» производят в Абхазии, а Абхазия как была доступна, так и останется. Так что я проблемы здесь большой не вижу».

По утверждению Крицкого, отсутствие на рынке грузинских товаров не послужило толчком для укрепления позиций отечественных производителей. «Запрет на ввоз молдавского вина сыграл большую роль в развитии российских винодельческий предприятий, а грузинского — нет, никак не повлиял», — отметил он.

О конкуренции в производстве цитрусовых, по словам краснодарского чиновника, и вовсе не стоит вести речь. «Сейчас Россия завалена завозными цитрусовыми. Тех же апельсинов ввозится миллионы тонн. При этом для Краснодарского края производство цитрусовых — это настолько незначительная доля, что мы даже не ведем отдельную статистику в этой области. Тут ситуация примерно такая же, как с чаем. Знаете, сколько чая мы производим? 0,1 процента от потребляемого в России. И это притом, что предприятия по производству чая еще работают. С цитрусовыми, думаю, положение еще хуже — предприятий по их производству уже почти нет».

Начальник отдела комитета по виноградарству и регулированию алкогольного рынка Республики Дагестан Даниял Абдулатипов согласен, что грузинские виноделы не составят конкуренцию российским, однако причины указывает несколько иные: «Основное направление виноделия в Дагестане — производство игристых вин и коньяков. 80 процентов винограда идет на эти цели. Эта наша ниша, здесь у нас позиции сильны. Всем известны дербентский и кизлярский коньяк, а Дербентский завод игристых вин входит в тройку лидеров российских производителей шампанского. Производство других видов вина не столь быстро прогрессирует, потому что рынок заполнен дешевыми винами, зачастую сомнительного качества. Как правило, такие вина даже не имеют в своей основе винограда. Наша же продукция производятся непосредственно из дагестанского винограда, поэтому его себестоимость и, соответственно, рыночная цена — выше. Как ни крути, цена — это решающий фактор. Мы не можем конкурировать с дешевыми марками, а в классе «премиум» российский рынок заполнен французскими и итальянскими винами, конкуренцию с которыми мы тоже пока не вытянем».

К числу основных причин отставания в производстве вин Абдулатипов относит и неготовность к серьезной конкуренции винодельческих предприятий. «Заводы находятся в государственной собственности. Оборудование там устаревшее, — говорит представитель дагестанского Минсельхоза. — Мы разработали целевую программу «Развитие виноградарства и виноделия до 2020 года», куда включили ряд предприятий, которые нуждаются в модернизации. Сами они не смогут перейти на новые рельсы — нет таких средств. Если будет уделено достаточное внимание этим предприятиям, в будущем мы сможем рассчитывать на лидерские позиции».

«Порошковым» винам удалось навязать свои стандарты качества, — продолжает Абдулатипов. — Но это временно. Если вино за 50 рублей пахнет ежевикой, это говорит лишь о том, что туда добавили ароматизатор! Чтобы у вина появились ежевичные или земляничные тона, нужно использовать сорта винограда, которые у нас даже не растут — их выращивают во Франции. Они дают эти тона с годами, в процессе выдержки и специального хранения. И эти вина могут стоить 50 евро, но никак не 50 рублей. Думаю, скоро наш потребитель поймет, что вино в принципе не может стоить дешево. Сейчас Осетия, Кабарда, где нет ни одного куста винограда, производят вина в десять раз больше нас. Из чего, спрашивается?»

Возвращаясь к грузинским винам, собеседник «БК» заключает: «Пусть возвращается грузинское вино — будет, с чем сравнивать. Грузины в производстве вина имеют вековые традиции. Но многое будет зависеть от того, какое они возьмут направление — станут ориентироваться на качество, как Европа, или на количество. Если на качество, то придется поднимать цену, возникнут трудности как у нас. Так что посмотрим».

» Возвращаясь к грузинским винам, собеседник «БК» заключает: «Пусть возвращается грузинское вино — будет, с чем сравнивать. Грузины в производстве вина имеют вековые традиции. Но многое будет зависеть от того, какое они возьмут направление — станут ориентироваться на качество, как Европа, или на количество. Если на качество, то придется поднимать цену, возникнут трудности как у нас. Так что посмотрим».

Напомним, что запрет на ввоз в Россию грузинских вин и минеральной воды «Боржоми» был введен Роспотребнадзором РФ весной 2006 года после обострения российско-грузинских отношений. Согласно официальной версии, на подобные меры российское ведомство пошло из-за низкого качества грузинской продукции. 14 ноября 2012 года в МИД России сообщил, что стороны готовы обсудить возврат грузинского вина и минеральной воды на российский рынок.

Бадма Бюрчиев

Рубрика: