09 августа, 2018 Нет комментариев

10 лет после войны с Грузией: как работает закон об оккупированных территориях

В этом году исполняется 10 лет с момента вступления в силу грузинского закона об оккупированных территориях. Документ был принят после признания Россией независимости отколовшихся от Грузии регионов Абхазии и Южной Осетии.

Москва призывает к отмене этого закона и говорит о рисках для российских туристов. В Грузии, напротив, многие считают закон неработающим из-за отсутствия политической воли.

Оксана (имя изменено) в этом году уже дважды приезжала в Грузию. До этого она побывала в Абхазии. «Конечно, я въехала в Абхазию из России, я же россиянка. Как обычно, въехала по внутреннему паспорту», — объясняет она.

О том, что она нарушила грузинский закон, Оксана не знала. Вопросов о посещении Абхазии или Южной Осетии на грузинской границе ей не задавали.

По закону об оккупированных территориях, въезд иностранцев и лиц без гражданства в отколовшиеся регионы со стороны России запрещен, кроме случаев, когда на такие поездки получено специальное разрешение от грузинских властей.

За нарушение может грозить штраф или лишение свободы на срок от двух до четырех лет.

Не нарушая грузинского законодательства, иностранцы могут въехать в Абхазию только с направления Зугдиди, а в Южную Осетию — со стороны Гори.

При этом власти Южной Осетии запрещают въезжать с грузинской стороны — и требуют пересекать границу из России. В случае с Абхазией такие ограничения действуют в отношении российских граждан.

Несмотря на то, что, по сути, въехать в отколовшуюся республику, не нарушив ничьих законов, невозможно, Абхазия остается одним из самых популярных направлений для россиян. По данным Ростуризма, в 2017 году чаще россияне ездили только в Турцию.

Растет поток российских туристов и в Грузию — в прошлом году страну посетили на 36% больше россиян, чем в 2016-м.

В то же время количество зафиксированных нарушений закона об оккупированных территориях, наоборот, снижается: по данным грузинского МВД, которые приводит (IDFI), в 2009 году было отмечено 78 случаев, а в 2016 году — всего 19.

«Об этом [законе] я вообще первый раз слышу. Вот я недавно вернулась из Грузии, и проблем никаких не было. Я вот знаю, что с территории Абхазии нельзя въехать в Грузию и, соответственно, обратно», — говорит Оксана.

Неработающий закон?

Одним из самых известных нарушителей этого закона стал бывший мэр Москвы Юрий Лужков, посетивший с супругой Грузию в мае прошлого года.

Еще в должности мэра Москвы он посещал как Южную Осетию, так и Абхазию, но затем беспрепятственно приехал в Грузию.

В грузинском МВД тогда заявили, что в его паспорте не было данных о посещении отколовшихся республик, а в соответствующей базе, которая была создана после вступления в силу закона об оккупированных территориях, информации о нем также не было.

Следствие в отношении Лужкова не начали — из-за истечения срока давности, но пообещали, что бывший мэр будет внесен в список нежелательных лиц и больше не сможет въехать в Грузию.

Тем не менее этот инцидент в очередной раз заставил критиков говорить об игнорировании закона со стороны властей.

«Если у нас есть этот закон, мы должны его соблюдать. Как минимум, надо перепроверять, нарушали или нет люди этот закон, были или нет на территории Абхазии и Южной Осетии. Такая работа должна проводиться постоянно. Но факт, что этот закон полноценно не исполнялся ни раньше, ни сегодня, — говорит Леван Авалишвили, директор программ IDFI. — Сокращение статистических показателей указывает на то, что особой активности со стороны наших властей в этом отношении нет и, наверное, это соответствует существующей политике — избегать напряженности в отношениях с Россией».

Осетин перед колючей проволокойПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image captionЖители Южной Осетии тоже жаловались на то, что регион трудно покинуть

С тем, что грузинская сторона лояльнее стала относиться к нарушителям, соглашается и старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа в МГИМО Николай Силаев. По его мнению, эта норма закона не решает никаких политических задач.

«Понятно, что грузинские власти находятся в таком положении, что они не могут эту норму отменить, потому что они столкнутся с критикой оппозиции по этому поводу. Но, очевидно, что если ее применять, ситуация очень быстро станет абсурдной», — говорит он.

Россияне могут въезжать в Абхазию и Южную Осетию по общегражданским паспортам, но даже тем, кто въезжает по загранпаспорту, отметку в паспорте не ставят, отмечает Силаев.

Кроме того, после постоянных предупреждений российского МИДа о рисках оказаться в тюрьме в Грузии, россияне внимательнее, чем прежде, относятся к этим вопросам, полагает российский эксперт.

Грузия прервала дипломатические отношения с Россией в сентябре 2008 года, поэтому возможности по защите российских граждан и дипведомства ограничены, заявляли в МИДе.

Экономические ограничения

Закон об оккупированных территориях ограничивает не только передвижение, но и любую экономическую деятельность в Абхазии и Южной Осетии, которая требуют разрешения или лицензии со стороны государственных структур Грузии. Запрещается также финансирование такой деятельности и организация денежных переводов.

По словам аналитика Международной кризисной группы на Южном Кавказе Олеси Вартанян, этот закон — довольно серьезный рычаг в руках грузинского руководства.

«Когда осенью 2008 года приняли этот закон, даже некоторые российские компании прекратили свою деятельность в Абхазии. Они испугались, что после того, как принят этот закон, у них возникнут проблемы с тем, чтобы осуществлять деятельность в западных странах или получать там кредиты», — говорит она.

Теоретически на осуществление экономической деятельности в отколовшихся регионах сегодня можно получить разрешение грузинских властей. Это предусмотрено в законе, но на практике попыток получить «зеленый свет» от Тбилиси немного.

«Среди этих разрешений нет ни одного, которое бы казалось коммерческой деятельности компании, которая бы, допустим, занималась торговлей. Как правило, все эти разрешения касаются легализации работы гидроэлектростанции на Ингури. Даже этого достаточно, чтобы понять, что никто не хочет с этим связываться и получать какие-то разрешения», — говорит она.

Смягчить, но не отменить

Попытки смягчить санкции за незаконное посещение Абхазии и Южной Осетии предпринимались после смены власти в Грузии в 2013 году. Но изменения так и не были приняты из-за резкой критики со стороны оппозиции.

«Обсуждение этих, на самом деле формальных, поправок, было самым длинным в истории грузинского парламентаризма. Это было настолько тяжело, что даже те единицы людей в тогдашнем правительстве, которые хотели начать реформировать практическую часть закона, были вынуждены отказаться от этой идеи», — говорит Олеся Вартанян.

Изменения в законе появились в рамках мирных инициатив Грузии в июне этого года.

Эти инициативы касаются как упрощения доступа к образовательным программам в Грузии и заграницей для жителей отколовшихся регионов, так и поощрения торговли через разделительные линии — непризнанные границы.

Изменения также дадут возможность жителям отколовшихся регионов получить в Грузии различные акты гражданского состояния, пользуясь документами, выданными в Абхазии и Южной Осетии. Раньше такой возможности не было.

Не исключают в Тбилиси сейчас и смягчения санкций и за нарушения правил въезда в Абхазию и Южную Осетию в будущем, но отменять сам закон не собираются.

По словам министра по вопросам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили, закон — один из правовых инструментов в борьбе с оккупацией, и основанием для его отмены может быть лишь вывод российских войск с территории Грузии.

«Я бы очень хотела, чтобы и у меня, и у грузинского государства было основание для отмены этого закона. Таким днем был бы день нашей деоккупации «, — говорит Цихелашвили

https://www.bbc.com/russian/features-45119933

Загрузка...

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.