30 сентября, 2012 11 комментариев

Формулировка национального призыва современности

Зиманов М.К. z-marlen@bk.ru

— из книги «АЛТАЙСКАЯ ЗВЕЗДА. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ ТУРАНА. Часть 2.
глава 12 – 12. МОДЕРНИЗАЦИЯ КУЛЬТУРНО-ЭТИЧЕСКОГО ТРАДИЦИОНАЛИЗМА

Казахская традиционалистская душа является произведением духовной культуры Турана, более древней, чем все мировые религии. Она естественна для цивилизации кочевничества, создавшей мировые империи в геополитике и мировоззрение Аруах в своей этнокультуре. Туранизм, как и все мировые религиозности, утверждает о бессмертности души человека. Вместе с тем туранский субъективный традиционализм утверждает также и о двухсторонней связи живых и мертвых. А эта, казалось бы, субъективная связь достаточно объективна, причем именно в своей осовремененной материалистической трактовке. Ведь генеалогия создается генетической наследственностью, то есть передается через реально существующее кровное родство. И эта связь не противоречит и религиозности, поскольку в древнейшем откровении авраамической традиции утверждается о том, что душа человека живет в его крови. Поэтому к потомкам вместе с кровнородственной преемственностью передается не только так называемый паспорт генетического здоровья, но «родовая запись» благодеяний и злодеяний. Из этой записи создается «карма крови».

Это представление отражается в казахской духовной субъективности. Конечно, в отличие от мировых религий современности, она утеряла такую важную этнокультурную цивилизационную «запись» как руническая письменность. Но она сохранилась как субъективность традиционалистского сознания, сохранившего основные этические запреты. Так, например, казахский традиционализм, как и другие естественные и религиозные культуры, рассматривает убийство невинного в качестве величайшего злодеяния. Туранизм связывает этот грех как с Божественным наказанием, так и с кармическим проклятием, согласно которому душа безвинно убиенного не прощает дух виновного. Более того, проклятие переносится на родовой дух виновного, ведь Аруах рассматривается как преемственность родового духа, имени и судьбы. Поэтому-то, желая избежать этого чужого родового проклятия, казахская культура запрещала выдавать своих дочерей замуж за убийцу. В связи с этим для преступника наступали вполне земные, социализированные негативные последствия. Он был вынужден уходить из своего рода, становясь «безродным». И только благодаря действию такого остракизма проклятие вместе с изгоем должно было покинуть род, к которому когда-то принадлежал убийца, а месть мертвых преследовала только самого проклятого. И если он не был прощен, то его грех преследует его повсюду.

Туранизм, как и общерелигиозное представление мирового сознания трактует, что душа бессмертна, что она не возникает ниоткуда и не уходит в никуда. Он, как и все религиозные доктрины основан на том, что Душа – это дар Божий. Она принадлежит Создателю. И Небесное благословение даруется по факту рождения, что не позволяет душе умереть после смерти тела. Туранизм сознания в этих представлениях поддерживается мировой религиозностью.

Другое дело, что своими земными поступками человек должен подтвердить бессмертие своей души земными поступками, в которых он либо приобретает, либо теряет аруах.

И если человек достоин высшего благословения, то возникает связь аруаха – коллективной души предков и потомков. И если Душа находится во владениях Божьих, то там она имеет больше возможностей обратиться к Божественному Абсолюту о прощении потомков в их земной жизни, полной заблуждений и соблазнов. И, кстати, эта потусторонняя связь и посмертное «единодушие родни» отчасти подтверждается теми людьми, которые познали феномен «жизни после смерти». Там, по ту сторону барьера они встречались со своими усопшими родственниками. Этот факт встречи родственников «после смерти» соответствует туранскому традиционалистскому представлению о существовании «Небесных кладбищ родичей», продолжающих родовые собрания душ. Этим подтверждается туранский тезис о единстве коллективной родовой души, то есть Аруаха.

Представление об Аруахе как о вместилище коллективной родовой души является культурной сутью цивилизационного сознания туранцев. Сообразно цивилизационным условиям своей кочевнической жизни оно создавало субъективный и вместе с тем вполне земной туранский коллективизм. Туранская корпорация существовала в родоплеменной форме, создавая автохтонную субъективность, духовную культуру через признание и магию родовых имен. Традиционализм родовых имен являлся основным культурно-цивилизационным принципом родоплеменизма, а доктрина Аруах являлась осевым элементом туранизма как цивилизационно самостоятельного субъективизма туранского мира.

В период своего архаичного и раннесредневекового расцвета признание Аруаха олицетворяло духовную культуру, связывающую племена Великого кочевья общепризнанной традицией. Культ предков представлял собой ранне-религиозную субъективность, связанную с Небесным Богом тюрков Тенгри. Эти образы отображали и создавали тысячелетний туранский субъективизм. Они остались в подсознании казахской культуры как этико-культурные воспоминания о коде своего цивилизационного сознания. И они выжили в ментальности казахов, и сохранились после катастрофы геополитического проекта ханства и даже после уничтожения цивилизационного образа жизни.

Это не удивительно. Цивилизационное подсознание является наиболее глубинной цитаделью духа. И в ней он неуязвим. А с тем, что неискоренимо, бороться бессмысленно. В нём таится государственническое «зло» для казахов – трайбализм верхов, «приватизировавших» славу древнейших имен. Но во всяком «зле» имеется противоядие. Его можно и следует обратить во благо, тем более что народнический «трайбализм» резко отличается от трайбализма транзитной элиты. Народническая этнокультура (но никак не политиканствующий трайбализм, действующий ему вопреки и всегда действующий только в своих групповых интересах) составляет цивилизационное наследие, создавшее казахский традиционализм сознания. Он по-прежнему основан на цивилизационных формулах туранского сознания, на культуре Аруах, являющейся квинтэссенцией культуры родовых имен Турана.

Эта исконная туранская культура, соответствующая и создающая казахскую душу, продолжается. Ее надо всего лишь осовременить, то есть представить миру в модернизированной формулировке. Ею является призыв сохранить свой родовой Аруах, уберечь его от проклятий и не «осквернить» его своими же собственными поступками. Этот запрос на сохранение не только родовой, но семейной чести является осовремененной формулировкой цивилизационного импульса всей Туранской цивилизации, субъективной квинтэссенцией его культуры. И эта этическая доктрина должна приобрести значение национальной идеи, тем паче что она и есть народная душа казахского традиционализма. А поскольку понятие и феномен национальной культуры шире, чем родоплеменные и клановые трайбализмы, то частное должно следовать судьбе общего. Родовые трайбалисты должны посмотреть в глаза своему народу. Это необходимо, прежде всего, им самим. Взгляд в историческое зерцало позволит им увидеть свое будущее. И им надо помнить, что власти меняются, а народ остается. Именно он и дает окончательную историческую оценку вождям.

Послесловие

Если каждый читатель найдет что-либо своё сугубо личностное в предложенной автором формуле современной Туранской идеи, то пусть это будет нашим первым коллективным успехом. Ведь всякое личное чувство всегда принадлежит всеобщему коллективизму, но никак не наоборот. Личностное понимание национального призыва необходимо для появления коллективизма. А сам коллективизм есть солидарность и чувства сопричастности к тому субъективизму, к которому принадлежит и сам себя соотносит человек. Таким казахским национально-культурным субъективизмом является традиция туранского коллективизма. Согласно культурно-цивилизационному коду, обнаружение своего индивидуализма и своего фамильно-родового имени в общем феномене является началом солидаризации. А появление чувства сопричастности к коллективизму означает начало моральной победы над своими индивидуалистическими страхами и стереотипами.

И пусть состоится признание своей сопричастности к всеобщей формуле туранизма (то есть к казахскому традиционализму). И даже если оно будет сначала небольшим, но субъективно значимым для читателя, то пусть оно станет для него таким же сугубо личностным ощущением сопричастности к традиции предков, их истории и культуре. И только при таком условии, что этот призыв развернется в личностных «откликах», он может предполагаться как некая субъективно ценная, культурно обобщающая и политически объединяющая формулировка национальной идеи.

АЛТАЙСКАЯ ЗВЕЗДА. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ ТУРАНА. Часть 2–я

ГЛАВА 12          АЛТАЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ МИССИЯ

12 – 1   МИРОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ СОЗНАНИЯ

Мировая цивилизация просвещенного подавления

Власть денег и сила информации

Энергетика сознания

12 – 2   НАЦИОНАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ МИССИЯ

Понимание национальной миссии

Цивилизационная матрица естественного сознания

12 – 3   МЕТАФИЗИКА АЛТАЙСКОГО ПРОЕКТА ТУРАНСКОЙ МИССИИ

Цивилизационная миссия Турана

Метафизика национального возрождения

12 – 4   АЛТАЙСКАЯ ИДЕАЛИЗАЦИЯ БУДУЩЕГО

Туранское сознание современности

Преемственность Алтайской культурной традиции

12 – 5   НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ПРОГРАММА ТУРАНСКОГО БУДУЩЕГО

Родоплеменной коллективизм туранского традиционализма

Духовное родство туранцев

12 — 6    ЦИВИЛИЗАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО

Преодоление диктатуры пространства

Основной вызов национальной судьбы Турана

12 — 7    ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ МИССИЯ КАК ФИНАЛ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ

Формирование цивилизационной миссии как конечная цель национальной идеи

12 — 8    ВОЙНЫ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Алтайская цивилизационная миссия Турана

Цивилизационная культура военно-политического равенства всадников

Цивилизационная экспансия

Цивилизационное сжатие туранского пространства и сознания

Завершение Великого кочевья

12 — 9    НАЦИЯ-ГОСУДАРСТВО

12 – 10  ФОРМУЛА ТУРАНСКОГО БУДУЩЕГО

Эпоха цивилизационных перемен

Споры о будущем

Туранский фатализм жизни и смерти

12 — 11  ТУРАНСКИЙ РОДОПЛЕМЕННОЙ ТРАДИЦИОНАЛИЗМ

Цивилизационный консерватизм туранского кочевничества

Древнейшая родоплеменная форма суперэтнического пантюркизма

Культурно-цивилизационная программа пантюркизма

Огузские имена пантюркизма Евразии и Босфора

Древнетатарские и кыпчакские имена обоих Туранов

Тюрко-монгольские и халха-ойратские имена Юаньской империи

Тюрко-туранское суперэтническое табу на геноцид живых и на месть мёртвым

Древнеуйгурский политоним восточно-туранского суперэтноса

Древнеуйгурский государственнический политоним и тогуз-огузские этнонимы

Тогуз-огузское народническое продолжение древнеуйгурского суперэтноса

12 — 12  МОДЕРНИЗАЦИЯ КУЛЬТУРНО-ЭТИЧЕСКОГО ТРАДИЦИОНАЛИЗМА

Трайбалистское искажение родоплеменной традиции

Критика жузовщины

Культурно-историческая ценность родовых имен (этнонимы и политонимы)

Исчезновение родовых имен в линии межцивилизационного разлома

Постсоветское вне-цивилизационное безвременье

Культурная программа модернизации этического традиционализма

Формулировка национального призыва современности

Послесловие

(11) Комментарии

  1. Аноним says:

    душа человека живет в его крови. Поэтому к потомкам вместе с кровнородственной преемственностью передается не только так называемый паспорт генетического здоровья, но «родовая запись» благодеяний и злодеяний. Из этой записи создается «карма крови».

  2. Аноним says:

    то есть от кармы не убежишь, но передать ее можно

  3. автор says:

    Просьба к администрации сайта.
    Переименовать статью от 23 июля, 2012 АЛТАЙСКАЯ ЗВЕЗДА. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ ТУРАНА. Часть 1.
    на:

    «Проклятие Ермака и казахи Сибирского ханства»

  4. автор says:

    Кроме того, на сайте потерялась статья
    «ЕРМАК И ПАДЕНИЕ СИБИРСКОГО ТУРАНА»
    от 24 июля, 2012

    ниже текст:

    Сибирское ханство Кучума (1563-1616)
    … Сибирь серьезно пострадала из-за туранской мести со стороны казахов. Кучум-хан был ставленником бухарского Абдулла-хана. И ввиду этого, а так же, исходя из собственных соображений, Кучум зачастую действовал заодно с патроном. Поэтому во время войны в Мавераннахре сибирские тюрки ударили в спину Казахскому ханству. И поэтому, как только казахи достигли «паритета» с Бухарой, их войска вошли в Сибирь, а претендентом на северный престол был официально заявлен казахский ханзада, ханский наследник Ораз-Мухаммед. В 1586 году этот 16-летний принц был назначен султаном-правителем Сибири.
    Такое непримиримое столкновение казахов и сибиряков подвигло Москву поискать свой интерес в этом деле. И в 1573 году Москва даже сделала предложение казахскому хану о согласованной войне с Кучумом. Казахи были решительно настроены сместить Кучума и прислали на ханство своего султана-правителя Ораз-Мухамеда. Но точно также, с крайней непреклонностью казахи выступали и против Ермака, осквернившего ханские могилы ордынского Сарайчика – столицы Орды, ногайцев и казахов. Только после убийства Ермака казахи обратились к русской администрации Сибири для разрешения межгосударственных вопросов, но воевода Данила Чулков обманом пленил казахского султана, приглашенного на переговоры, и под конвоем отправил его в Москву. Таким образом была ликвидирована Казахская династическая претензия на Сибирское ханство. Кучум был избавлен от кровников, но Сибирь уже полностью ослабела в двойных клещах русских войск и набиравших имперскую силу ойратов, имевших собственные виды на Сибирский улус.

    Казахская интрига Сибирского падения (1582-1588)
    В 1573 году Москва сделала предложение казахскому хану о согласованной войне с Кучумом, но, чрезмерно интригуя, русский посол на обратном пути «заехал» к самому Кучуму, и был убит. Тогда Иван Четвертый выдал в 1574 году Строгановым жалованную грамоту (царский ярлык) на Сибирское ханство. И тут в «сибирском узле противоречий» сошлись интересы трех интервенционистских сил: собственно самого царя, торгово-ясачной империи Строгановых и конкистадора Ермака.
    Впрочем, отношения обострялись обоюдно. В 1581 году владения Строгановых подверглись нападениям ногайцев, разразился мятеж вогулов, волнения мари и чувашей, подстрекаемых Кучумом. А в сентябре на строгановские городки стал нападать пелымский князь Аблегирим, судя по имени, мусульманский эмир – вассал Кучума. Сибирский кризис вышел из стадии позиционной и пограничной вражды. Назревало прямое столкновение.
    В том же 1581 году Ермак зверски уничтожил Сарайчик, осквернив могилы Аруахов, совершив преступление против человечности. Ввиду такого святотатства атаман стал кровником для всех тюркских наследников Орды. Одновременно, как ни странно, Ермак стал объектом расправы и для московского царя. Разбойничая, его люди разграбили бухарский караван, истребив его вместе с царским послом Перепелицыным. Этим разбойным актом Ермак совершил государственное преступление. После таких прегрешений и Степь и Волга стали тесными для двойного преступника.
    И тут Ермак нашел единственный выход, выйти за пределы региона, ставшего всесторонне враждебным для него. Он заключил наемническое соглашение со Строгановыми и начал сибирскую военную экспедицию. В 1582 года он произвел нападения на вогульцев и Аблегирима. В ответ летом того же года пелымцы Аблегирима вместе с сыном Кучума осадили строгановскую Чердынь.
    Ермак 1 сентября перешел Урал и вдруг неожиданно двинулся в глубь Сибири. На реке Туре он разбил отряд мурзы Епанчи, а затем занял Чинги-Туру. Далее в мае 1583 года он столкнулся с сибирским войском у слияния Тобола и Туры, где разбил Кучумову рать. Сибирский хан стал спешно дособирать свой тумен и даже сам возглавил армию. Кстати, у Кучума имелись две пушки, но никто из его воинов не умел из них стрелять. И в битве на Чувашском мосту на Иртыше 23 октября 1583 года Кучум проиграл.
    Тем не менее, мобилизация сибирского тумена продолжалась и у столицы Кучума произошло ожесточенное сражение. Сибирские тюрки снова проиграли, хан бросил город и казаки взяли Искер (также называемый Кашлык, русские называли этот город Сибирью). Это произошло 25 октября 1582 года. Дата зафиксирована как день падения Сибирского ханства.
    Местные князьки тут же потянулись с данью к Ермаку. Однако до полной победы было еще не близко, поскольку тюрко-сибирское войско было разбито, но не уничтожено.
    Спустя месяц, в ноябре 1582 года мурза Маметкул попытался произвести диверсию возле Искера, но попал в плен и был отправлен в Москву. Там, как ни странно для наших постсоветских современников, он впоследствии сделал блестящую военную карьеру. В 1590 году «инородец» возглавил московские полки против шведов, а в 1598 году – даже против своих тюрко-туранских сородичей крымцев. Всё-таки, было что-то тюрко-туранское в пост-Ордынской Москве, поскольку само по себе «татарское войско» Москвы и его знатные предводители не объясняются их заурядным ренегатством. Видимо, еще не испытав петровских реформ, Западный Туран все еще сохранял ордынско-государственническую и цивилизационную связь со своей бывшей вассальной окраиной – Москвой.
    А тем временем в Сибирском Туране наступало новая реальность. Она была связана с казахской традицией Сибири. В 1583 году на Казахское ханство пришел Тауекель-Бахадур-хан. Он был истинным бахадуром, принесшим немало славных побед казахскому войску. Тауекель-хан возобновил войну с Бухарой, для чего ему было важно обеспечить сибирский тыл.
    Согласно туранской традиции для этого был нужен достойный претендент. Таковым стал сибирский тайбугин Сейдак-бек. Он выступил против шейбанида Кучум-хана. Тайбугинская династичность Сейдака предоставляла ему право на трон. Помимо этого, он был тесно связан с казахами. Помимо своей сибирской династичности, он являлся родовым предводителем одного из подразделений казахского племени Керей. Когда-то он «эмигрировал» в Бухару. Но затем вернулся и возглавил кереев, возможно, их сибирско-ногайскую, а может и ногай-казахскую ветвь этого племени. Одно здесь несомненно, в его успехах участвовали казахи.
    Тауекель-хан проводил политику войны против сибирского шейбанида Кучум-хана. Поэтому казахи выступили на стороне Сейдака, одновременно и сибирского тайбугина и казахского керейского бека. При этом казах-туранские войска столкнулись и с русскими казаками, поскольку степняки заняли сибирскую столицу Искер (Кашлык, Сибирь).
    Вот здесь-то и начинается интрига, касающаяся казахского участия в сибирских делах. В ней полно недомолвок. Возможно, вопрос о казахах в Сибири оказался в зоне исторического умолчания, дабы не разрушить имперскую идеологию покорения Сибири.
    Однако о Сибирской традиции Казахского ханства свидетельствуют некоторые исторические факты:
    Во-первых, Ермак был убит в первые же годы правления Тауекель-хана. А именно этот хан проводил активную и даже наступательную политику в Сибири.
    Во-вторых, как было засвидетельствовано выше, Сибирский тумен не справился собственными силами с казачьей экспедицией Ермака. Более того, местные князьки сразу перешли на сторону конкистадоров. Таким образом, собственно сибирских силовых ресурсов было недостаточно для воинского реванша. Но реванш-то состоялся, несмотря на то, что в начале 1584 года в Сибирь прибыли русские подкрепления — войско воеводы Семена Болховского. Это войско погибло вместе с большинством казаков Ермака, а также и с местными ренегатами.
    В официальной истории об этом событии указывается, что в марте 1584 года какой-то, не упомянутый по имени кучумовский карача (визирь) окружил Ермака и Болховского в Искере (Кашлыке) по дальнему периметру. В этой осаде и сам князь, и его стрельцы, и многие казаки умерли от голода и холода. Только 150 оставшихся в живых казаков ушли из Сибирского улуса.
    И вот здесь появляются хоть какие-то ответы. И все косвенно они связаны с казахами. Если местных сибирских сил было недостаточно для отражения нападения, а некоторые местные предводители и их воины перешли на сторону захватчиков, то тогда, какое войско могло осадить и взять Искер? Только то войско, которое мог предоставить казахский хан или какое-либо тюркское племя. Таким племенем могли быть кереи, особенно, если их возглавлял Сейдак. А кем мог быть он? А он мог быть и казахским кереем или близкородственным тюрком, в том числе, и знатным тайбугином, по праву крови возглавлявшим какое-то керейское подразделение, возможно, смежное ногай-казахское. И для тюрков здесь нет особого различения: тайбугин или ногаец, тем более что во втором случае в ногайском лице видится близкий родич ногайцев и сибирских тюрков – казах. Во-вторых, если Ермака победил якобы кучумовский вельможа, то почему он не упомянут по имени? А ведь Российская империя всегда запоминала своих врагов, тем более, своих победителей. Ответ – потому, что им был не кучумов воин. Поэтому объясняется и то, что после победы не Кучум занял Искер. Более того, когда Али – сын Кучума попробовал занять Искер, то его сразу же выбил Сейдак. И ведь именно Сейдак и именно в Искере и провозгласил себя князем Сибирского улуса. Тут уже появляется и полное имя героя – Сеит-Ахмет-бек (Сейдак-бек).
    В-третьих, в вопросе о гибели Ермака имеются серьезные разночтения. В соответствии с официальной российской версией Ермака заманили в засаду и он утонул после ночного нападения на его лагерь в ночь на 6 августа 1584 года. Однако согласно местной сибирской легенде Ермак не утонул, а был убит Кучугаем из воинов Кучума, который «прободе в гортань», то есть, перерезал горло. Однако в этой местной легенде ни полное имя, ни родовая принадлежность сибирского героя не упоминаются. Зато они содержатся в казахском предании, которое гласит, что голову Ермаку отрубил Сатбек, казахский батыр из племени Уак, традиционно связанным с племенем Керей и считающимся генеалогически единородным с ним. Тут уже проявляется логическая связка: и уакский батыр, и однородственное с ним племя Керей, и возглавлявший его Сейдак. Кстати, в случае убийства Ермака не имелось необходимости «нырять» за его кольчугой, которая вряд ли могла бы сохранить человеческое тело на дне мощной реки до 1586 года, когда русские войска смогли закрепиться в Сибири.
    В-четвертых, сибирская традиция казахов подтверждается и тем, что до появления ойратов вся дальнейшая воинская и «дипломатическая» история русской Сибири связана с казахами. Сибирская летопись Российской империи переходит к ойратам-джунгарам только после джунгарского прорыва.
    А до этого в Сибири действуют казахи. В 1585 году русский воевода Мансуров поставил городок на Оби, но был вынужден бросить его и уйти. И в это же время султаном-правителем Сибири назначается казахский принц Ораз-Мухамед.
    Он прибыл на помощь к Сейдак-беку (Сеит-Ахмет-беку) в 1586 году.
    В том же 1586 года в Сибирь прибыл отряд из 300 стрельцов под руководством Василия Сукина, Ивана Мясного и Данилы Чулкова. 29 июня они заняли покинутую Чинги-Туру. Возле нее они заложили крепость Тюмень. Уже весной 1587 года рядом с другой столицей – Искером, был основан Тобольск.
    Имперские войска занимают столичный регион и устраивают крепость. А в это время в Искере, в десятке километров от Тобольска, якобы безмятежно и преспокойно княжит Сейдак. Там же находился и казахский султан-наместник. И оба они летом 1588 года попали в русский плен.
    Официальная история рассказывает об этом нечто вроде анекдота. Якобы тюрки-искерцы и русские тобольцы, которые уже два года как укрепились в своем городе, не поддерживают между собой никаких отношений. С момента убийства Ермака прошло всего четыре года, русские уже два года находятся вблизи Искера, но якобы впервые они встречаются с сибирскими правителями, когда те появляются возле Тобольска, будучи заняты соколиной охотой, а не разведкой или каким-либо иным военным или дипломатическим мероприятием. Тут уж воевода Данила Чулков приглашает «гостей» на «пир». Те от своего неслыханного «простодушия» соглашаются и оказываются в плену. Но такая картина слишком идеалистична даже для того сибирского безвременья и войны всех против всех. Все-таки реальней выглядит картина с переговорами и предательским захватом высоких послов.
    Тем не менее, по результатам, то ли «пира», то ли «переговоров», Ораз-Мухамед и Сейдак-бек, опрометчиво вошедшие в русскую крепость Тобольск, захвачены в плен воеводой Данилой Чулковым и отправлены в Москву, а сибирская столица Искер была занята русскими войсками. Казахи «исчезают» из сибирской летописи.
    … Тем временем, Кучум, так и не попав в Искер, продолжал оказывать посильное противодействие русским войскам. Однако в 1598 году он был разбит в Барабинской степи воеводой Андреем Воейковым. В следующем 1599 году Кучумово войско подверглось уже окончательному разгрому. Далее Кучум «партизанил» при поддержке ногайцев, но ими же и был убит.
    После устранения тайбугинской и казахской династической претензии и гибели «царя Сибири» ханом объявил себя его сын Али. Но и он попал в русский плен в 1616 году, где последний царь Сибири доживал свою жизнь в жалованном ему поместье под Ярославлем под титулом царевича Сибирского.
    С завершением его «царствования», Сибирское ханство первым в тюркской, зауральской Азии лишилось независимости и подверглось российской колонизации.
    Исходя из евразийского расклада геополитических судеб, Северный Туран являлся одним из второстепенных по династической значимости и по военному потенциалу улусом. Но, как оказалось, после его падения открылись сибирские врата к сакральному центру тюрко-туранской цивилизации – к Алтаю. Впрочем, свои права на Алтай в ойратском напоре предъявили и восточные туранцы. Сибирский узел был разомкнут историческими ножницами новой судьбы, которую были вынуждены принять сибирские тюрки.
    Алтай выпал из-под тюркской власти законных наследников древнейшего тюркутского владения. Тюрки утратили свою цивилизационную колыбель.

    АЛТАЙСКАЯ ЗВЕЗДА. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ ТУРАНА.
    Часть 1.
    ГЛАВА 5. ТУРАНСКИЕ ТРАГЕДИИ

    5 – 1 КРУШЕНИЕ ВЕЛИКОГО УЛУСА
    Кыпчакская конфедерация и Ордынские улусы 1269-1445
    «Драматургия» Ордынского распада 1445-1480
    5 – 2 КАЗАНСКАЯ ПОГИБЕЛЬ
    Казанские войны 1461-1546
    Казанские походы 1547-1552
    Последний «Карательный» поход Ивана Грозного 1553-1557
    Элитарное предначертание Казанской катастрофы

    = 5 – 3 ПАДЕНИЕ СИБИРСКОГО ТУРАНА =

    — Когда-то тюркская Сибирь (княжество Туран)
    — Тайбугины и сибирские мангыты
    — Сибирское ханство Тайбугинского улуса и Мангытского юрта 1495-1563
    — «Сибирское ханство Кучума 1563-1616»
    — Казахская интрига Сибирского падения 1582-1588

    5 – 4 СИБИРСКОЕ ОТРАЖЕНИЕ КАЗАХСКОГО МЕЖДУЦАРСТВИЯ
    Казахское «зеркало» Сибирского воцарения Кучума
    Сибирское «зеркало» для Казахской династической проблемы
    Казахский феодализм на примере чингизидской улусной триады 1523-1560
    Улусная регионализация и «жузовская триада»
    Казахская удельность как обеспечение Кучумовского успеха 1563-1582
    Завершение Сибирской традиции Казахского ханства 1583-1588
    5 – 5 ГОСУДАРСТВЕННИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ СТЕПНЫХ ЦАРСТВ
    Изначальное казахское двоецарствие: Керей и Джаныбек
    Перетекание власти: Бурындык и Касым
    Казахское многоханствие
    5 – 6 ЛЕГЕНДАРНАЯ ЖУЗОВЩИНА
    5 – 7 НОГАЙСКАЯ СТЕПНАЯ ТРАГЕДИЯ
    Ногайское зеркало казахского проекта
    Геополитическая деградация Ордынского кочевого проекта
    Династические узлы ногайского распада 1552-1630
    5 – 8 СВОБОДА И ВОЛЬНОСТИ БАШКИРСКОГО ТУРАНА
    Великая Башкирия
    Великая Башкирская война 1662-1755
    Башкирское народничество и государственничество
    5 – 9 ПАДЕНИЕ ПОСЛЕДНЕГО ТУРАНА
    Династические узлы казахской политической фрагментации 1715-1781
    Ликвидация ханского проекта 1781- 1847
    5 – 10 Казахское наследие Золотой Орды
    5 – 11 КАТАСТРОФЫ ТУРАНСКОГО КОЧЕВНИЧЕСТВА (1774 – 1933)
    Ногайское побоище 1781-1783
    Казахская «минусовая» демография 1897-1937
    Туранская родоплеменная культура выживания в эпоху цивилизационной катастрофы

  5. автор says:

    Кроме того, потерялась еще одна статья:

    Где и в какой истории были жузы?!
    — 19 июля, 2012
    — 104 комментария
    Где и в какой истории были жузы?!
    z-marlen@bk.ru
    Наличие жузов не подтверждается исторической «документалистикой». Но феномен жузов существует. Это составляет парадокс казахского прошлого и настоящего – субъективный и даже иррациональный.

    Код нации
    Исторически жузы не подтверждаются, но на данный момент они образуют казахские «статусы», которые столь длительное время позиционировались как элементы казахской этнокультуры, что приобрели некие этнополитические смыслы. И теперь жузы функционируют как национальная мировоззренческая система казахскости. А это, помимо прочего, означает, что жузы стали частью этнополитического сознания казахов.
    В этом феномен жузов во многом схож с феноменом наций. И те и другие существуют не в венах, а «в головах». Но в отличие от идеологии нации, направленной на объединение людей, жузы «работают» на разделение. И если нации объединяют людей «поверх» родоплеменных институтов, то жузы разделяют казахов на три устойчивых родоплеменных блока. Это – код разделения нации на три субэтноса. Прямо говоря, казахская нация расколота жузами. С этим можно было бы даже «примириться», если бы не одно историческое правило. Каждый появляющийся субэтнос рано или поздно превращается в «суб-нацию»…

    Исторические шансы оправдания жузов
    Для оправдания жузов имеются два «исторических шанса».
    Во-первых, жузы можно рассматривать как этнополитическую систему прошлого. Но их нет в исторических источниках. Нет какого-либо документа или письма, в котором хан или бий именовал бы себя правителем какого-либо жуза. Напротив, все титулы казахских правителей и родоначальников соотносятся с ордами-улусами или с конкретными родами-племенами. Промежуточного титула или звена власти под названием «жуз» в них нет.
    Во-вторых, жузы можно рассматривать как элемент этнокультуры предков. Но они не обнаруживаются ни в эпосах, ни в исторических песнях. И, кстати, жузов до сих пор нет в народных песнях. Они появляются только в трайбалистских спорах, провоцирующих подспудное разделение народа.
    Таким образом, жузовское разделение «убивает» единство нации. А поскольку они введены в сознание людей как идентификационный код, то они провоцируют латентное, но устойчивое разделение людей. В этом сумраке подсознания скрываются казахские проблемы. Образно говоря, там сокрыта своя «метрополия» и свои «Вандеи». А это не смешно. И, кстати, совсем не смешно, если некоторые «элитарии» теперь только станут выяснять, что такое Вандея. С государственнической точки зрения это – показатель того, что они случайно «пробились» в великие «управленцы». Они не готовы управлять современным государством, если не знают, что такое коды раскола. Для казахов – это трайбализм элиты, вслед за которым жузовщина может проникнуть и в народ. И тогда может появиться и своя «Бургундия», а ведь и без того уже были потеряны свой «Эльзас» и своя «Лотарингия».
    Но вернемся к жузам. Отметим, что все жузологи как один признают, что казахи возникли как народ Алаша. Это был договор равноправных племен. И первые казахи не делились ни на какие жузы и потому они росли как молодая нация. Растущей нации не присуща внутренняя статусная иерархия. И, напротив, появление статусов свидетельствует о начинающемся разложении нации на субэтносы. В качестве кодов распада сейчас действуют коды жузов.
    Мне могут возразить в том плане, что жузы были и они когда-то даже разошлись, но народ не распался. Я отвечу, что разошлись не жузы и не казахи, а ханы и султаны. Чингизиды попытались выстроить внутриродовую иерархию властей, основанную на «трайбализме» внутри династии. В результате государство распалось. А народ сохранил своё единство только потому, что жузов не было. Их политическими прообразами были ханские орды. Именно распад орд и нашел своё отражение в легендах о жузах.
    Жузы возведены к легендарному Алаш-хану и его «трем сотням». Но, как легко догадаться, время, «когда Алаш был Алашем», и эпоха джунгарских войн, к окончанию которых относят появление жузов, не совпадают. Алаш соотносится с шестью родами, которые первыми приняли политоним казах. Отсюда и имя «Алты-Алаш».
    Об Алаше говорят Ш. Кудайберды-улы («Родословная летопись», Оренбург, 1911 г.) и М. Тынышпаев («Материалы к истории киргиз-казакского народа», Восточное отделение Киргизского государственного издательства, Ташкент, 1925 г.).
    Шакарим связывает уран Алаш с именем «Алашы» – Ахмет-хана – сына могульского Юнус-хана, у которого казахи были в подчинении. Но Тынышпаев возражает ему: «… Уран «Алаш» принадлежал первоначально Младшей Орде», «этот уран алшыны занесли с Алтая», «принадлежал опять-таки алшынам».
    О появлении казахов Шакарим говорит, что: «До ухода казахов с Аз-Жанибеком, еще до того, как они стали называться казахами, народ наш составляли роды: аргын, найман, керей, канлы, кипчак, уйсын, дулат». Вроде, вот они первые казахи и первый казахский Алты-Алаш?! Но родов-то – семь.
    М. Тынышпаев вновь возражает Шакариму, указывая, что «первые казахи» – это «джаныбековская группа, состоявшая первоначально из алчынов, аргунов, кереев, кыпчаков и джалаиров, оторвавшихся от главной массы ногаев» (здесь, наверное, в контексте – народа Ногайлы). Здесь уже – пять родов.
    Своё особое мнение высказал Алкей Маргулан («О значении эпиграфических памятников Казахстана»). Говоря о «провозглашении … особого народа под древним именем казак», академик ссылается на надпись Тамгалы-Тас: «Кипчаки, найманы, алчины, аргыны (каракесек), уйсыны и табыны! О дай благоденствия этим шестерым!» Вот здесь – шесть родов. Единственно, не совсем понятно, то ли все аргыны тогда именовались каракесеками, то ли первым казаком стал их род Каракесек?

    Тайны казахов
    Итак, имеется три варианта родовых имен «первых казахов», исходя из разности которых, можно подумать, что речь идет о трех разных народах. Но народ-то был один. Вернее, если говорить в современных терминах, это был субэтнос золотоордынского народа, который отделился от основного массива племен.
    И здесь сокрыта «первая тайна» казахов: какой род возглавляли братья Жаныбек и Керей. Упоминаний об этом почему-то не встречается, но многое может объясниться, если принять следующую версию. Первоначально султаны откочевали только со своими улусами в триста дружинников. Родовой откочевки вначале не было, ведь любой род мог выставить гораздо больше воинов, чем три сотни. Поэтому, вероятнее всего, первоначально султаны откочевали без родовых ополчений. Поэтому первые казаки и насчитывали «три сотни воинов». Затем к первым трем сотням присоединились шесть родов и возник Алты-Алаш. А когда к ним перешли другие роды, то политоним превратился в этноним.
    В дальнейшей истории сведений о жузах как об этнополитических или военно-политических объединениях нет. А впервые в исторической литературе о них как об обширных кровнородственных союзах поведал Шакарим. Причем появление жузов он связывает с подданством казахов не золотоордынским и не казахским, а чагатайским ханам. В таком контексте жуз является подчиненным символом. Это очень знаменательная черта жузовщины. Впрочем, подход Шакарима в целом основан на генеалогических преданиях, а не на реальной этнополитике.
    О жузах упоминает и М. Тынышпаев. Но он возводит жузовские вопросы не к истории Жаныбека и Керея, а опять же к «киргизским преданиям», которые «приписывают Хак-Назару деление казаков на три жуза (Орды)». При этом Тынышпаев указывает, что «положительных данных, подтверждающих это предание, нет», и что «трудно объяснить, почему те или другие роды отнесены именно к» той или иной Орде. Поэтому Тынышпаев говорит об ордах, а не жузах. А ведь он был осведомлен о казахских родословиях не менее чем Шакарим, и, несомненно, более чем наши современники. Он употребляет термин «орда» и даже настаивает на нём, говоря, что казахи состоят из трех орд: «Старшей (а не Большой), Средней и Меньшей (а не Малой)». А в целом автор сводит внутриполитическое деление казахов не к легендарным генеалогиям родов, а к иерархии ханских фамилий.
    Итак, в казахских, русских, мусульманских и среднеазиатских источниках жузов как этнополитических или военно-политических объединений нет. И их нет вплоть до предсоветского и советского времени, от которого нам остались сочинения только двух известных нам казахских историков: Ш. Кудайберды-улы и М. Тынышпаев. Но оба они были убиты вместе с плеядой Алаш-Орды (в живых от которой остались только М.О. Ауэзов и К. Сатпаев). Их смерть была только частью процесса репрессий, под которые попали сотни (сотни – это только известных специалистов и только ведущих востоковедческих, а не общеисторических научных учреждений) востоковедов. А «когда исчезли знающие», начала исчезать истина, а в казахском сознании стали появляться жузы.

    Вопросы о жузах
    Они появились в советское время как средство разделения народа и местных элит. Их коды были искусственно введены в сознание людей для разделения и внешнего администрирования раздробленными подданными. В результате началась жузовщина, которая функционирует и теперь. О механизме ее адаптации среди элиты и в народной среде предстоит очень большой разговор. А пока зададим те вопросы, которые вытекают из казахской истории, но противоречат теории жузов, основанной на статусах:
    1. Старший жуз называется Уйсынским, но старшим родом в нём считается Жалаир, а возглавлял его Дулат?
    2. Младший жуз называется Алшынским, но старшим родом в нём считается Алим-Шекты, а возглавлял его Алим-Торткара?
    3. Почему род Жалаир, вышедший из Бухары, вошел в Старший жуз, а затем переходил в Средний и обратно?
    4. Почему род Конырат, вышедший из Бухары, вошел в Средний жуз, а затем переходил в Старший и обратно?
    5. Почему могульский род Керейт, в отличие от других могулов, «вместо» Старшего жуза оказался в Младшем? И как он связан с среднежузовским родом Керей, который вышел из Сибирского ханства?
    6. Почему род Каракесек состоит и в Среднем и в Младшем «жузах»? Почему А. Маргулан дублирует надпись аргыны (каракесек)?
    7. Почему род Шекты состоит и в Алим-улы и в Аргынах (жогаргы Шекты и томенги Шекты)?
    8. Почему по состоянию на 1785 год в «Среднюю орду киргис-кайсаков» в «род аргынский» включались: «учаклы» (Ошакты), «кызыл борюк» (Албан), «юсун чапратчи» (Уйсын Шапрашты), «кайглы» (Канлы?)?!
    Существует еще десяток подобных вопросов. Эти ответы имеются в подлинной «внежузовской» истории казахов. У меня имеются свои версии ответов, основанные на некоторых источниках.
    А вот жузологи вряд ли дадут свои ответы, поскольку правда о казахах подрывает статусы жузовщины.
    Казахские роды без потери какого-либо статуса переходили из жуза в жуз (вернее, из орды в орду). В своей народной среде казахи не имели статусов «старшего» и «младшего». А вот в этих-то статусах и состоит смысл жузологии и жузовщины?! Ну, неужели пример развала СССР с его идеологией «старшего брата» ничему нас не научил, а иначе, почему некоторые товарищи переносят эту дискриминационную концепцию в нашу внутреннюю среду?!
    И еще один вопрос. Как появились статусы разных казахов: одни в жузах и а другие – нет. Ведь не бывает субэтносов в едином народе! И кто они – «казахи над жузами»: Торе, Кожа (Сейид) – наднация? А кто такие Кыргыз-казак (Ески кыргыз?), Жана-кыргыз, Бай-кыргыз, Туленгут (Телеут?), Ногай-казак, Чала-казак, Сунак и другие – «казахи без жузов»?! Не может же быть такого, что в народе существуют три статуса казахов по жузам, а к ним прилагаются еще какие-то казахи «без статуса»?! Ответ-то на этот вопрос страшен.… Но он игнорируется и раздувается жузовщина!
    От автора: В нашем общественном пространстве ведется информационная война. Это – не новость. С тех пор, как появилось первое человеческое сообщество, идеологическая война никогда и не прекращалась. Идеологии создают информационные «волны», сталкивающиеся в общественном сознании. И во всех волнах имеется историческая составляющая. Она и есть та историческая идеология, в которой нам следует искать свою национальную идею, способную объединить, прежде всего, казахский народ. Без объединения казахов невозможно развивать государственность и создать казахстанское сообщество. С рыхлой массой невозможно объединяться. В эту массу можно только попасть.
    Идея нужна для объединения. Необходимо объединение людей и общественное финансирование.
    Мнения (некоторые, возможно, будут опубликованы) прошу присылать на мой электронный адрес:
    z-marlen@bk.ru

  6. автор says:

    Еще одна статья «потерялась»

    Вторая статья от 23 августа, 2012 «Зиманов Марлен. Жузы, какими они были! Жетыру (часть вторая) — есть,
    =
    а первой части Жузы, какими они были! Жетыру (часть первая) — нет??

  7. авто says:

    Жузы, какими они были! – часть первая –
    15 августа, 2012 99 комментариев

    Вместо предисловия
    Несколько дней назад я встретился с одним аксакалом казахской культуры. Аксакал является одним из авторов и издателей книг по казахской культуре и истории (кстати, специализированных на истории казахской музыки и потому не столь известных в широкой публике). В знак своего уважения я подарил ему свою книгу. И потому разговор начался с книги и источников, а затем перешел на тот вопрос, который я поднял в своих статьях. Речь зашла о жузах…
    Я спросил его о том, что в статьях я открыто и уже несколько раз просил предоставить первоисточники о жузах, но никаких новых источников так и не появилось.
    Аксакал ответил мне, что жузов в том виде, в котором мы их себе представляем, в истории, возможно, и не было. Поэтому нет и первоисточников.
    Я переспросил его, а почему мы обманываем себя и разделяем свой народ?
    Он ответил мне, что жузы – не в истории, а что-то вроде того, что они – «в головах».
    В этом я целиком разделяю его позицию, но все же спросил о том, что это означает, что разделение будет вечным?!
    Он ответил, что возможно и так…
    Тогда я сказал, что это разделение один раз уже привело к гибели Казахского ханства. Нельзя его повторять. И если разделение «в головах», то надо изменить сознание.
    Аксакал сказал: «С этим ты уже ничего не сделаешь.… С этим придется жить…»
    Правду, только правду и ничего кроме правды
    Данный разговор еще раз обратил моё внимание на то, что «нации существуют не в венах, а в головах». И если в массовом сознании запущен вирус жузовщины, то нам нужен антивирус – «сыворотка правды». Пусть она будет нелицеприятной и даже страшной, но пусть откроются тайны. Только так мы узнаем, что нам нельзя!
    И вот в чем я еще не согласен с аксакалом:
    Если мы не будем знать своего прошлого, то будущее нам «отомстит». Поэтому нам нельзя примиряться с историческими искажениями нашего прошлого. Мы всегда были единым, а не триальным народом. Поэтому для того, чтобы извлекать исторический опыт из свершений и ошибок предков, нам необходимо «говорить правду, только правду и ничего кроме правды!» Только так мы узнаем, что нам можно «взять на вооружение», а чего нельзя повторять ни в коем случае…
    Во-первых, жузы в истории не существовали. Наш народ был объединен на матрице тюрко-туранской цивилизации. В этой цивилизации жили все туранские тюрки. Они, как и мы, жили родами, объединяемыми в родоплеменные союзы и далее в улусные государства.
    А это – не совсем жузы с их иерархией старшинства простолюдинов, хотя принцип в чём-то схож. А почему схож? Потому что этнополитика и этнокультура сосуществуют. Но.
    Туранская этнополитика – это улусные государства и это – реальная история, а тюркская этнокультура – это олегендаренное объяснение родового братства в этих государствах. Поэтому необходимо учитывать и развивать этнокультуру, но нельзя ею подменять этнополитику (в данном случае понимаемую как государственное объединение ханских и султанских улусов в Казахское ханство).
    Во-вторых, на данный момент отсутствуют не только жузы, но и роды, и племена, и аулы. И это де-факто. Если раньше казахским стереотипом была совместное проживание сородичей в аулах, то теперь этот базовый казахский культурно-цивилизационный традиционализм разрушился. Ранее в обществе существовал тюрко-туранской традиционализм родоплеменной жизни. Ранее была пирамида общества, восходящая от кровнородственных аулов через роды и племена к родоплеменным союзам (а точнее, к союзничествам племен, порой имеющих согласно генетическим исследованиям разное происхождение). Сейчас у этой пирамиды отсутствует основание.
    И что еще хуже для казахских традиционалистов (к которым я отношу и себя), разрушаются не только роды и кровнородственные общины, но даже и «большие семьи», ранее составлявшие аулы. Для этого вывода есть и хозяйственные, и политические причины. Если голодомор уничтожил традицию улусного и породового кочевания, то современная урбанизация «разбросала» сородичей и даже родных братьев по разным городам и весям. Дошло до того, что не так часто встречаются даже некоторые «большие семьи». «Жузы» – а это – «сотни ближайших родичей», порой проживающие в одном городе или районе, в полном составе собираются только на больших мероприятиях.
    Эта тенденция меня не радует, так как вместе с этим разрушается опора казахской этнокультуры – родовой коллективизм. А нам нельзя жить без коллективизма, ведь только коллективизм создает государства.
    Национальный коллективизм создается языком, историческим сознанием и единой самоидентификацией в истории и в этнокультуре. Можно сказать даже, что нация создает этнокультуру и сама создается этнокультурой, объединяющей людей поверх их житейских интересов.
    Поэтому, основой любой нации является этнокультура. А основой нации и самой национальной культуры является только такой коллективизм, который «идет» снизу вверх, но который никогда и тем более изначально не разделяет народ на «три дома». «Изначальное» ведет к «окончательному»…
    И вот здесь проявляется главный парадокс современной казахской этнокультуры.
    Исторических подтверждений того, что в казахском прошлом существовали жузы, нет.
    А вот сами жузы – есть?!
    Более того, жузы являются признаком казахскости.
    Однако жузы не только разделяют массу казахов по жузам, но жузовская триада к тому же отделяет некоторые казахские роды, не входящие в жузы, от основной массы народа.
    И вот это вопрос — смогут ли казахи преодолеть это искусственное, внутринациональное и потому чудовищное разделение, или же казахи примирятся с тем, что есть «казахи в жузах» и есть «казахи без жузов»?!
    Напомню, что у казахов есть особое имя для каждого из своих родственников, но в казахском языке нет отдельного понятия или «категории»: «двоюродный» или «троюродный брат»…
    В следующих частях рассмотрим вопрос о том, как же появились жузы, и в виде версии постараемся ответить на вопросы по родам, заданные в предыдущей статье «Где и в какой истории были жузы?!» …

  8. автор says:

    итого еще три статьи:

    ??? — Где и в какой истории были жузы?! — 19 июля 2012, 104 комментария

    ??? — АЛТАЙСКАЯ ЗВЕЗДА. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ ТУРАНА. Часть 1. ГЛАВА 5. ТУРАНСКИЕ ТРАГЕДИИ — 24 июля, 2012 – 71 ком
    =
    = я ее просил переименовать в «ЕРМАК И ПАДЕНИЕ СИБИРСКОГО ТУРАНА» =

    ??? — Жузы, какими они были! – часть первая – 15 августа, 2012 99 комментариев

  9. Аноним says:

    Ребята, посмотрите эти три статьи. Там еще есть и некоторые комментарии с интересным материалом.

  10. kds says:

    Предлагается коллективное сознание?

  11. автор says:

    kds
    Предлагается коллективное сознание?
    =
    Любое национальное самосознание — это коллективизм.

Добавить комментарий