точка зрения 11 марта, 2014 Нет комментариев

Детдом не то место, где можно воспитать достойного гражданина и счастливого человека

1394512686_1Год назад группа казахстанских энтузиастов создала общественное движение «Ребенок должен жить в семье». Для полной реализации этого социально значимого проекта, необходимо внести соответствующие изменения в законодательство, заручиться поддержкой ряда министерств и ведомств, заявила один из активных участников этого движения продюсер и режиссер Элина Козино.

— Наше общественное движение называется «Ребенок должен жить в семье» и в этих словах заключен весь смысл. Движение это пока не зарегистрировано, у нас нет никакого фонда, никаких спонсоров, которые бы нас содержали. Нас всего несколько человек, которые просто встретились и вдохновились идеей создать такое движение. То есть сейчас это практически волонтерское движение, у каждого из нас своя работа и никто за это не получает ни тиына. Мы существуем уже год и по-настоящему верим в то, что делаем. В Казахстане еще нет такого направления, а оно нам очень нужно. По большому счету, речь идет о необходимости реформирования всей системы социальной зашиты детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей. Как сейчас существует эта система, что знает среднестатистический казахстанец о детях, оставшихся без родителей? Как вы думаете?

— Что их можно усыновить или оформить опеку, если, конечно, их родители лишены родительских прав…

— Вот вы знаете, а многие простые казахстанцы почти ничего не знают о формах заботы о детях, с которыми случилось такое несчастье. То есть их знания сведены к минимуму, они знают лишь то, что есть детские дома и что детей можно усыновить. Но по нашему закону не всех и не всегда можно усыновить или удочерить, здесь есть свои ограничения. Во-вторых, у нас отсутствует культура усыновления, люди в основном хотят усыновить или удочерить только младенцев, которые только родились, чтобы сделать вид, что это мой ребенок. Но кроме детских домов, есть еще другие возможности помочь детям, оставшимся без родителей. Это опека и патронатное воспитание, когда детей можно забрать к себе домой, но в нашей стране это, к сожалению, пока находится в зачаточном состоянии и осиротевшие и обездоленные дети по-прежнему воспитываются в детских домах.

Мы считаем, и мировая практика это подтверждает, что детские дома уже давно изжили себя. Да, в голодные, холодные послевоенные годы в них действительно была острая нужда, государству надо было что-то делать с огромной армией бездомных и беспризорных детей, но в наше время форма воспитания в детских домах уже неприемлема, тем более, если мы хотим попасть в тридцатку лучших стран мира.

— Детдома всегда принимали и принимают детей-сирот и тех детишек, от которых родители либо сами отказались, либо у них отняли права на ребенка из-за их аморального, безнравственного, безответственного поведения, когда они спились, загуляли, забродяжничали и совсем не думают о своих детях. Что плохого в детдомах, кто, если не они, возьмет несчастных детей?

— Поймите, детский дом – это не то место, где можно воспитать нормального гражданина, умеющего и желающего жить нормальной полноценной жизнью, то есть жить достойно. Такое воспитание, такое мировоззрение, такое мироощущение может дать только семья. Я что такое семья? Семья – это ячейка общества. Если человек, рожденный в государстве, оказался вне этой ячейки, значит, он вне государства, вне этой системы. Каждый из нас выходит в мир, в большую жизнь из семьи, только в семье можно получить нормальное воспитание. Мы с вами даже не замечаем, какими нитями и корнями мы обрастаем, воспитываясь в нормальной семье, и потом эти нити и корни влияют на нас всю жизнь, и влияют положительно и это неотделимо от нас. Большая семья, не большая семья, но это семья, поэтому наше движение и называется «Ребенок должен жить в семье», мы стремимся, чтобы каждый ребенок в Казахстане жил в семье.

Я не говорю, что детский дом это плохо, я говорю о том, что даже самый замечательный детский дом это учреждение, это не семья. Воспитываясь в детском доме, ребенок как минимум оказывается неприспособленным жить в последующем в социуме и как максимум нахождение в детском доме по международным стандартам считается жестоким обращением с ребенком. Сам факт проживания там, понимаете? Казахстан давно уже присоединился к Конвенции о правах ребенка, но, тем не менее, у нас все еще существуют детские дома. Чтобы эта международная норма заработала у нас, нужны время, грамотный, продуманный подход и, главное, политическая воля.

К слову, идея о движении «Ребенок должен жить в семье» впервые была озвучена год назад на гражданском форуме, в работе которого приняла участие и Дарига Назарбаева и нас тогда поддержали депутаты, НПО, Дом «Милосердия», возглавляемый Аружан Саин, Фонд «Дара», «Семейная Академия», Детская деревня «СОС-КИНДЕРДОРФ» и так далее.

— Как, на ваш взгляд, нужно осуществлять эту реформу, и какие шаги уже предприняты?

— Для этого в первую очередь нужно изменить законодательство, внести в него понятие альтернативной детским домам формы, которую мы условно называем Центр поддержки семьи (ЦПС) и развивать его настолько, насколько это можно. Для этого нужна хорошая социальная реклама, но ее, к сожалению, пока нет. Также очень мало телевизионных проектов на эту тему и это тоже большой минус. Поэтому мы ратуем за то, чтобы был подписан некий меморандум всех вещателей и всех СМИ, обязывающий их широко освещать данную тему, здесь точечно работать не пойдет, это большая задача и ее можно решить только на глобальном общегосударственном уровне. В России, к примеру, очень хорошо пошло усыновление, когда они запустили социальную рекламу «Чужой ребенок может стать своим» во всех телевизионных пакетах, и эта реклама шла у них по всей стране в течение нескольких лет и дала неплохой эффект. У нас такого подхода еще нет.

— Расскажите, пожалуйста, более подробно о Центре поддержки семьи, как он будет работать в идеале?

— Сейчас, если с ребенком случилась беда, его распределяют в детский дом или в другое детское учреждение, в зависимости от состояния здоровья. А если будет работать Центр поддержки семьи, то ребенок сначала попадает в этот центр, где есть база данных профессиональных принимающих семей, то есть специально обученных патронатных родителей. Сотрудники ЦПС звонят им и говорят, к нам привезли ребенка, сейчас его к вам привезут. К патронатным родителям ребенка привозят на временное проживание, и они, как принимающая сторона, совместно с высокопрофессиональными психологами ЦПС оказывают ему первичную психологическую помощь и ребенок живет здесь, в семье, он в гостях, понимаете? Это гораздо лучше, нежели ребенок будет находиться в учреждении. У него итак беда, а он еще попадает в какое-то учреждение, и представьте себе, что у него творится в душе. А патронатные родители примут его, накормят, оденут, слово ласковое скажут, будут наблюдать за ним и отчитываться перед ЦПС, что происходит с ребенком, как он себя чувствует, в каком он состоянии и так далее. То есть ЦПС обязательно будет контролировать ребенка, мониторить, как он живет, хорошо ли ему, комфортно ли ему, справляются ли родители, нужна ли психологическая поддержка, а не так, что отдали патронатным родителям и до свидания. Нет. Контроль и наблюдение за этим ребенком будут вестись непрерывно, он не будет брошен на произвол судьбы.

К слову, патронатные родители будут получать зарплату. Например, в Алматы 10 ЦПС, и чтобы они работали, нужно как минимум 150-200 семей – профессиональных патронатных родителей. А это значит, что их надо этому обучить. Поэтому им на законодательном уровне нужно дать статус, сделать это профессией и чтобы она хорошо оплачивалась.

— Но, согласитесь, всегда найдутся такие, кто захочет, воспользовавшись случаем, получить деньги как патронатные родители и использовать их для себя…

— Чтобы этого не случилось, обязательно нужно предусмотреть школы приемных родителей, где они могли бы пройти соответствующее обучение, в том числе психологическую экспертизу, и мы настаиваем, чтобы это было закреплено в законодательном порядке. Патронатные родители должны быть не просто обучены, но самое главное, должны любить детей, это снизит риск жестокого обращения и случаи возвращения детей обратно в детский дом.

Когда мы приступили к этому проекту, наши волонтеры провели исследование по детдомам и выявили, что затраты государства на содержание детдомов и детей намного выше, чем если бы выдавались адекватные пособия по уходу за детьми. То есть с точки зрения государства, содержать патронатных родителей гораздо выгоднее, чем держать детдома, не говоря уж о социальном эффекте.

— А если у ребенка есть родители, то, как быть в таком случае.

— Тогда психологи, пока этот ребенок живет в профессиональной принимающей семье, работают с его родителями. Ведь ситуации бывают разные, допустим, мама развелась, осталась одна, без работы и от страха за ребенка решила пока отдать его в детдом. Но проблема может вдруг решиться положительно, мама найдет работу, да и отец надумал вернуться, поэтому тут нужно работать и с самими родителями, заниматься профилактикой социального сиротства. Главное, что при ЦПС ребенок в любой момент может вернуться в семью, если там уже решены проблемные моменты и все образумилось и что не менее важно, он не попал в учреждение и не пережил весь ужас этого. Просто он это время был в какой-то другой семье, как будто в гостях где-то был, вот и все. Не дай Бог, но когда с нами что-то случается, мы же звоним своим близким – тете, дяде, сестрам, племянникам и говорим, пусть он (ребенок) пока поживет у вас, так и здесь. Поэтому одной из задач ЦПС является выявление на ранней стадии кризиса в семье и помочь ребенку пережить это без душераздирающей истории, без трагедии, минимизировать количество попадания детей в детдома.

Словом, ЦПС должен быть предусмотрен для всех детей – и для тех, кто временно потерял родителей, и для тех, кто навсегда их потерял. Главное, чтобы ни на какой стадии ребенок не оказался в учреждении. Работа ЦПС подпадает под категорию социальных служб и у нас есть закон о специальных социальных услугах, и мы хотим внедрить в Казахстане специальные социальные услуги, ориентированные как минимум на ребенка и семью в трудной жизненной ситуации.

Комитет по охране прав детей пошел нам навстречу, и мы подписали с ним меморандум о совместной работе над этим проектом и они предложили сделать пробный центр поддержки семьи на базе астанинского детского дома. Но этого недостаточно. Для воплощения в жизнь этого грандиозного проекта, нужна, как я уже отметила, поддержка всех соответствующих министерств и ведомств и политическая воля.

Торгын Нурсеитова

Источник: ИА «Zakon.kz»

Добавить комментарий